Несколько слов в защиту конверсионных (и не только) полуавтоматов

Нарезное огнестрельное оружие
Несколько слов в защиту конверсионных (и не только) полуавтоматов

Дискуссия о полуавтоматах и «неполуавтоматах» (под которыми в первую очередь подразумеваются образцы с продольно-скользящим затвором, далее по тексту незамысловато именуемые в основном «болтовиками») на охоте касательно нарезного оружия имеет почти такую же длинную историю, как дискуссия «двустволка vs. полуавтомат» относительно оружия гладкоствольного.

Причём последняя уже заметно выдохлась – то ли из-за отсутствия новых аргументов у сторон, то ли благодаря нынешнему отечественному оружейному законодательству, которое лишило смысла постановку вопроса «Что лучше взять как первое оружие, двустволку или полуавтомат?», который всегда был одним из ключевых компонентов этой дискуссии. А вот острота темы нарезного самозарядного оружия, по всей видимости, пика ещё не достигла. С новыми аргументами тут тоже не очень, зато в очередной раз активизировались какие-то смутные кулуарные слухи о том, что вопрос запрета охоты с нарезными полуавтоматами (в некоторых «версиях» – исключительно конверсионными) вот-вот будет поставлен «на самом высоком уровне».

Как и положено в современном отечественном охотничьем сообществе, среднестатистический представитель которого нередко отличается агрессивной нетерпимостью к видам, способам и орудиям охоты, по каким-то причинам кажущимся конкретно ему «неправильными», не могла не сформироваться группа людей, всей душой желающая максимального ограничения использования полуавтоматического нарезного оружия (и в первую очередь – конверсионного). Мнения представителей этой группы частенько можно наблюдать на различных интернет-ресурсах, в социальных сетях и бесчисленных профильных «чатиках» в мессенджерах, которых в последнее время развелось какое-то просто невероятное количество. О выдвигаемой при этом аргументации стоит поговорить подробнее.

Несколько слов в защиту конверсионных (и не только) полуавтоматов

Итак, в авангарде «запретителей» идут люди, обвиняющие полуавтоматы в «неспортивности». Подобные доводы, периодически озвучивающиеся относительно почти всех способов/орудий охоты (начиная с применения вообще любого нарезного оружия и заканчивая собаками охотничьих пород), едва ли заслуживают развёрнутого комментария. Несколько более интересны доводы «от культуры». Дескать, «мы же хотим развивать отечественную охотничью культуру, а культурный охотник не может ходить по лесу в ватнике и с „огражданенным калашом“». Однако, согласно академическому определению, культура (от лат. cultura – обработка, культивация, облагораживание, воспитание) – это «исторически сложившийся образ жизни людей, включающий в себя ценности и нормы, верования и обряды, знания и умения, обычаи и установления, технику и технологии, способы мышления, деятельности, взаимодействия и коммуникации и т. д.».

Если сложилось исторически, что среди многих охотников конверсионный отечественный полуавтомат считается оптимальным «стволом» на все случаи жизни, то это тоже проявление культуры. А если уж кто-то хочет бороться с каким-то элементом сложившейся культуры, то сначала необходимо обосновать, почему этот элемент плох. Можно предположить, что для этой категории людей на первый план встаёт внешняя сторона вопроса («Ну не подходит это милитаристское изделие к моей шляпе с пером и кожаным гетрам»). Естественно, подобный «запретитель конверсионного оружия» сам обычно не признаётся, что эти его воззрения крутятся вокруг эстетики, и старается замаскировать этот момент чем-то более практическим.

Некоторые предлагают «посмотреть на Запад», приведя в пример какие-нибудь европейские страны. Дескать, «вот у них все охотятся исключительно с ручной перезарядкой – и посмотрите, какое развитое охотничье хозяйство». Этот аргумент тоже сильным не назовёшь, ведь конкретные реалии охотничьего хозяйства уникальны для каждой страны и являются результатом долгих культурных, правовых и социальных процессов, протекавших в ней. Вряд ли обоснованно перенимать какие-то «штучные» элементы чужого опыта абсолютно без учёта контекста, благодаря которому этот опыт сложился. Однако среди высказываемых доводов встречаются и несколько более похожие на конструктивные.

Несколько слов в защиту конверсионных (и не только) полуавтоматов

Главный из них можно обобщённо сформулировать примерно так: «Если у человека есть возможность быстро выстрелить много раз подряд, то он начинает менее ответственно относиться к каждому отдельному выстрелу, что влечёт за собой снижение качества стрельбы и связанные с этим негативные последствия» (главным из которых обычно называют увеличение количества подранков на охоте). С субъективной точки зрения это утверждение может показаться справедливым. Только вот кто изучал этот вопрос с привлечением полноценной статистики (с нормальной репрезентативной выборкой, а не «Мы вот были в прошлые выходные на загонах, так там один „полуавтоматчик“ ох и поливал очередями...»)? Действительно ли есть этот эффект? А если он есть, не перекрывает ли его количество подранков, получившееся от того, что владельцу «болтовика» не хватило секунды, чтобы «добавить» раненому зверю, и тот в итоге ушёл подранком?

Часто дискуссия из вопроса законодательных ограничений перетекает в спор о преимуществах одной системы перед другой (почему-то в сознании некоторых существует дурацкая логическая конструкция: «Если полуавтомат не лучше, значит, он не нужен, а если не нужен, то, стало быть, можно и запретить»). Тему разницы в характеристиках точности стрельбы, которую в состоянии показать полуавтоматы и системы с ручным перезаряжанием, обсуждать уж точно никакого смысла нет. Этот вопрос давно стал хрестоматийным. Единственное, что можно сказать, признавая преимущество «болтовиков» в точности при прочих равных, это то, что в нашей стране полно охот, где точности полуавтоматов (в том числе заряженных дешёвым стоковым патроном) вполне хватает. И если возможность максимально быстро «добавить» вторым, а то и третьим выстрелом на охоте важнее, чем лишние полторы-две угловые минуты кучности – то на этой охоте самое место полуавтомату. А аргументы о «неудобности» (и производных) легко разбиваются железобетонным контраргументом «кому неудобно – тот пусть не покупает».

В последнее время у некоторых «антиполуавтоматчиков» стало популярно говорить, что «на самом деле разницы нет, а „болтовик“ обеспечивает в условиях охоты ведение огня с такой же практической скорострельностью, с какой и полуавтомат, если человек достаточно хорошо умеет владеть этим оружием». На первый взгляд кажется, что утверждение заведомо ложное. На второй и последующие, впрочем, тоже. Да, вроде бы, если речь идёт о крупных калибрах, практически мгновенного прицельного второго и последующих выстрелов не получится, потому что отдачей линию прицеливания будет смещать слишком далеко для быстрого «повтора». Особенно это актуально для стрельбы с оптикой (чем выше её кратность – тем сильнее будет эффект).

Несколько слов в защиту конверсионных (и не только) полуавтоматовТехнически при должной тренированности «соединить» в одном промежутке времени эти 2 процесса (нового прицеливания и ручной перезарядки) в какой-то степени, наверное, можно. Вопрос – в какой? Если речь идёт про африканские «слонобои», после выстрела из которых надо пару минут в себя приходить (утрированно), то за эти пару минут можно успеть и «шпингалетом» поработать. Но много ли вы видели полуавтоматов под такие калибры на охоте в России? В любом случае, если речь идёт о системах «оружие + патрон» с относительно несильной отдачей, позволяющей практически не тратить время на повторное прицеливание, разница в скорострельности между полуавтоматом и «болтовиком» будет очевидна. Что считать оружием с «несильной» отдачей – вопрос, конечно, дискуссионный. Но основная часть отечественных конверсионных полуавтоматов точно может быть отнесена к этой категории.

Однако мы что-то отклонились от темы законодательных ограничений. Как видно, серьёзная аргументация в пользу возможного запрета нарезных полуавтоматов на охоте отсутствует. Зато возможные негативные последствия такого решения видны невооружённым взглядом. Начиная с оружейной стороны вопроса. Можете себе представить, какое «спасибо» скажет наше гражданское оружейное производство, и так переживающее не лучшие времена, если ещё больше упадёт спрос на самые массовые производимые им модели? Рассказы о том, что это, дескать, сделает ситуацию только лучше, потому что «заводам придётся обратить свой взор на полноценное гражданское оружие, а не клепать бесконечные вариации на тему АК, РПК и СВД», можно оставить для людей, которые верят в русалок, леших и домовых.

А как быть с десятками тысяч охотников, у которых конверсионный полуавтомат на сегодня является единственным нарезным оружием? Пусть выкинут и в угоду чьим-то эстетическим воззрениям заведут себе что-то другое? Почему некоторым хочется осложнить жизнь отечественным охотникам (и без того в последние годы усложнившуюся, в первую очередь в связи с «эволюцией» оружейного законодательства), остаётся загадкой. Кроме того, не стоит забывать, что полуавтоматы в некоторых случаях буквально могут спасти жизнь человека. Мне известны несколько случаев, когда только самозарядная скорострельность спасала охотника от медведей. Да что там медведей – на одного моего знакомого так во время ночной охоты напала бешеная лисица. Подробно описывать этот случай смысла нет, но ситуация была страшная, от смертельно опасного укуса охотника спасли буквально чудо и миллиметры. И едва ли мантра «запретителей», про то, что «просто тренироваться лучше надо», помогла бы кому-нибудь в подобном случае больше, чем надёжный отечественный конверсионный полуавтомат.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, июль 2024

660
Adblock detector