Архангельские охотники и их общественная деятельность

Охотничье сообщество
Архангельские охотники и их общественная деятельность

В Архангельске я решил повстречаться с представителями охотничьего актива – президентом Архангельской региональной общественной организации охотников и рыболовов «Поморье» Иваном Панютиным (далее – И. П.). В июле обществу исполняется 5 лет.

Михаил Кречмар (далее М. К.): Поздравлять заранее у нас не принято. Расскажите, пожалуйста, что вы за эти пять лет сделали?

И. П.: Для региона – немало. С учётом того, что мы с нуля образовались: РОРС, которое было здесь в Архангельске, ушло в Котлас, так как Котласское и Вельское общества сохранили охотничьи угодья, которые были закреплены за общественными организациями в советское время.

М. К.: А сколько у вас в обществе членов и какие территории? Грубо говоря, какая у вас матбаза, сколько штыков?

Архангельские охотники и их общественная деятельностьИ. П.: Мы ставим перед собой задачу, чтобы все члены нашего общества разделяли с нами цель и миссию организации. Главная цель и миссия – сохранить и приумножить биоразнообразие Архангельской области, сделать охоту более культурной, доступной в целом и сохранить все традиции, которые были в регионе ранее. Ну, может быть, влить что-то новое. По крайней мере, охоту с подсадной уткой, которая в Архангельской области не развита – как минимум на севере. Мы создали секцию, ребята интересуются этой охотой. Если брать сейчас прямых членов, это около 50 человек, которые непосредственно вкладываются в деятельность организации, включая и проектную деятельность.

В большинстве случаев это предприниматели, и есть активные ребята, которые не платят деньги, но уделяют самый ценный для человека ресурс – время. При этом мы понимаем, что людей надо объединять и в целом не ставить им какие-то барьеры. Поэтому мы стали открывать различные клубы и секции. При обществе созданы секции охотничьего собаководства. У нас есть секция гончих, секция легавых, секция спаниелей, секция лаек. Секция лаек более многочисленна, гончих поменьше. Потом легашатники идут, потом спаниели. Мы собаководам много предоставить пока не можем, поскольку угодия у нас небольшие, всего 1900 гектаров. Тем не менее постоянно расширяем круг мероприятий, состязаний, испытаний, выставок. Есть задумки проводить охотничий фестиваль для владельцев охотничьих собак.

М. К.: Практика показала, что владельцы охотничьих собак наиболее дисциплинированы и на коллективных мероприятиях.

И. П.: У нас возникла какая проблема? Когда областное общество перестало полноценно работать, лаечники ушли в свободное плаванье. То есть люди стали вязать собак сами по себе, мало того что без плана, но и без документов. И сейчас наблюдаем такую картину: звонят люди и говорят: а вот у меня есть охотничья собака, я хочу прийти к вам на выставку. Мы говорим: документы есть? Они говорят: ну, мама-папа с документами, а у меня нет, у меня есть собака. Приходится людям отказывать, проводить объяснительную работу. Фактически владельцев охотничьих собак мы пытаемся привлечь к мероприятиям заново, вовлечь их в племенную работу с нуля. Плюс у нас очень сильно не охвачены удалённые районы: Мезенский район, Лешуконский, Пинежский. Собаки там есть, привозят туда породных собак с документами, а дальше мы этих собак на наших мероприятиях не видим, то есть фактически собаки, которые постоянно в лесу, не принимают участия в племенном разведении.

Архангельские охотники и их общественная деятельность

У нас перед кинологом стоит задача – ежедневно мониторить приобретение охотничьих собак жителями Архангельской области. В дальнейшем кинолог общается с новыми владельцами собак, и по их желанию мы ставим их собак у нас на учёт. Стараемся максимально собирать владельцев охотничьих собак вокруг себя. У нас была единственная испытательно-тренажёрная станция в Вельском районе, 500 километров отсюда. Лаечники многие туда ездили, получали рабочие дипломы, но после вмешательства зоозащитников, ну и в связи с тем, что там оказалась проблема с документами на медведя, станция практически прекратила существование. Но работу по проверке рабочих качеств мы не остановили: увеличили количество проведений испытаний для лаек, в этом году после длительного перерыва проводим состязания по белке регионального уровня. Дополнительно ввели на выставках призовое место «Лучшая лайка с вольным дипломом».

В Архангельской области были и ещё остались замечательные крови русско-европейских лаек, правда, в небольшом количестве. В достаточном количестве западносибирские лайки, также и есть восточносибирские. А вот карельской лайки стало не очень много.

Здесь раньше были хорошие крови гончих. У нас сейчас русскими гончими занимается Александр Иваненко, сам по себе причём кардиохирург, очень хороший. Вот он развивает как раз русских гончих, является организатором состязаний гончих «Голоса Севера». Люди из разных городов приезжают, включая Пермь, Ростов. В этом году мы согласовали проведение и весенних, и осенних состязаний гончих регионального уровня по зайцу-беляку, которые пройдут уже в мае. Насколько мне известно, пришлось вводить даже дополнительную комиссию, всего запланирована работа трёх комиссий экспертов.

М. К.: А беляка у вас много?

И. П.: Популяция зайца сейчас поднимается. Плюс ребята нашли место в Онежском районе. Гончатники сами между собой знают, что у них есть место именно для проведения состязаний, то есть можно приехать натаскать.

Ещё в августе ежегодно проводятся состязания легавых по болотно-луговой дичи. Как инициаторы появились, так всё и пошло. Про наши состязания легавых много кто знает, и из Москвы приезжают, и из Коми, в зависимости от того, кто успевает записаться, потому что две комиссии мы не формируем. Хотя птицы хватает. Сергей Голик в прошлом году проводил экспертизу состязаний и сказал: у вас шикарнейшие угодья, вы почему молчите, можно даже поговорить о проведении всероссийских состязаний. Всероссийские мы не потянем, потому что выкошенные площади подготовить к проведению очень сложно. В прошлом году мы первый раз провели межрайонные состязания лаек по белке. Посмотрели, что определённый отклик есть, и в этом году запланировано мероприятие уже областного уровня, ну и в целом людей пытаемся заинтересовывать. В этом году мы будем проводить областную выставку собак в Архангельске. В Архангельске не было областной выставки 5 лет. Все межрайонные выставки, которые мы проводили за последние 3 года, проводились в районах. Регистрация на областную выставку у нас уже, в принципе, идёт, к настоящему моменту зарегистрировано около 70 собак разных пород.

М. К.: Я был у вас на фестивале «Весновка» и слышал, что есть «Хантер Фест». Расскажите о празднике.

Архангельские охотники и их общественная деятельность

И. П.: «Весновка» была придумана вместе с председателем Архангельского отделения военохоты Алексеем Владимировичем Тянигиным на коленке. Была задумка объединить охотников перед весенней охотой и провести мероприятия в формате бесед, диалогов, презентаций, тест-драйвов, может, ещё чего-то. Мы её придумали буквально за полтора месяца. Проект был поддержан губернаторским центром «Вместе мы сильнее». Итоговым мероприятием у нас планировался форум, где будут награждать активистов. Проект «Актив волчатников» был запущен из-за опасной ситуации с волком в прошлом году. Волки выходили в города – в Архангельск, в Северодвинск, – также многие охотники потеряли охотничьих собак в лесу из-за волков. Проект подразумевал обучение охотников теоретическим и практическим знаниям охоты на волка. Под этот проект мы приобрели оборудование. У нас уже куплены флажки, квадрокоптер, навигаторы, скомплектована определённая команда. Есть актив. Проект должен был охватить 200 человек в практических мероприятиях. Мы на показатель в 200 человек вышли, но в ходе проекта поняли, что ядро у нас – 30 человек, которые прошли теоретический курс, и надо не терять этот актив и работать с ним дальше.

Также у нас проводится фестиваль для охотников – «Хантер Фест». Изначально он придуман ребятами из торговой компании Adventure Ильёй Молодцовым и Сергеем Бекетовым, а также активистом Александром Кацарубой. У ребят активная жизненная позиция в мире охоты региона. Мы как общественная организация позже к ним присоединились. У них была площадка для детей, они всегда их приглашали и знакомили с инвентарём для охоты. Основной фестиваль – это всё-таки стрелковый турнир. Стенд у нас прекрасный, много площадок, разнообразные направления. Участников около шестидесяти человек. Разбавили этот формат проведением круглого стола с органами власти. В принципе, мы стараемся и наших депутатов Государственной думы приглашать. Областное собрание пока как-то не очень откликается. Но мы надеемся, что это скоро поменяется. Ну и самый, наверное, большой плюс, что министерство природных ресурсов к нам приходит, не отказывается. Мы им площадку даём, где происходит диалог охотников и органов власти. Но мы как общественная организация всё равно отстаиваем позицию охотников.

Военно-охотничье общество проводило охотничий биатлон. После пандемии наша организация также присоединилась к этому проекту, мы возобновили проведение и проводим его вот уже третий год. Здесь по количеству участников тяжелее, конечно, потому что, видать, лыжи не все любят. Несмотря на то что пул призовой бывает довольно интересный, за первые места можно до 100 тысяч получить, тем не менее больше 25–30 участников мы не видим. Уже в этом году пробовали проводить его бесплатно, после беседы с Котласом – Котлас у нас собирает порядка 100–150 человек.

М. К.: А семьи на мероприятия вы стараетесь привлекать?

И. П.: Когда проводим состязание легавых (у нас, как правило, они проходят в три дня), у нас разбивается палаточный лагерь. И, соответственно, происходит и неформальное общение, то есть люди между собой общаются, дети играют, знакомятся.

Архангельские охотники и их общественная деятельность

Когда мы организовались в 2019 году, то понимали, что культура охотников в регионе довольно слабая. Фактов браконьерства много, что видно и в лесах, плюс культура охотника, того же гусятника, сильно страдает. Появляются молодые охотники, которые не исходят из писаных правил охоты, а действуют по принципу «все стреляют, и я тоже стреляю». Никто особо не понимает, что коллективом охотиться можно, но при соблюдении определённых условий. В общедоступных охотничьих угодиях порядка нет, поэтому молодые и начинающие охотники смотрят, где можно поохотиться, и приезжают туда, где уже коллективы сформировались и сидят давно. Есть же определённые правила, как не мешать друг другу, дистанции, расстояния. Но желающих всё больше, а разрешённых мест не очень много, из-за чего появляются конфликты.

Соответственно, стали мы задумываться о культуре охоты и решили, что нужно начинать с детей. Проще вырастить будущего охотника или члена общества, который будет разделять наши позиции. Что для детей можно сделать? Мы можем рассказать о флоре, фауне Архангельской области, о безопасном поведении в лесу – рассказать теоретически и показать практически. Так у нас появился проект «С любовью к природе». Мы обкатывали его на пилотной школе № 3 города Новодвинска: приходили в классы, рассказывали теоретический курс и потом прямо классами брали и вывозили детей на природу и уже непосредственно показывали. Вот ёлочка, вот сосна, вот следы зайчика, вот птички у нас такие-то, рыбки такие-то, учили ориентироваться в лесу. И поняли, что у детей есть отклик, причём не только у детей, но и у родителей. После того как проект закончили, нам звонили: вы не будете продолжать? Мы этот проект немножко модернизировали и стали участвовать с ним в конкурсе. И, в принципе, тоже оказались победителями. В 2020 году в нём участвовало 250 детей, сейчас мы планировали охватить 500. По итогу у нас 531 ребёнок поучаствовал в проекте. Так что будем растить себе смену, к чему я призываю и остальные российские регионы!

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, июнь 2024

557
Adblock detector