Что такое «универсальный вездеход»

Транспорт охотника
Что такое «универсальный вездеход»

Набор мототранспортных средств, которые обеспечивают ваш успех в экспедициях, весьма обширен, но отнюдь не так значителен, как можно было бы предположить. В него входят: внедорожные автомобили самых разных типов; гусеничные вездеходы; снегоходы; моторные лодки с подвесным двигателем; катера на воздушной подушке; мореходные катера; и наконец, самолёты и вертолёты. Но вот о чём мы не всегда вспоминаем – так это о том, что наиболее универсальным вездеходом является верховое или упряжное животное.

В книгах, посвящённых организации путешествий, написанных в конце XIX – начале XX века, очень много места уделяется использованию вьючных, упряжных и верховых животных (верховых лошадей, упряжных собак и вьючных оленей). Я же, когда говорю об организации путешествий, не упоминаю этих «друзей человека» вообще. С моей точки зрения, в профессиональной путешественнической деятельности упряжные и верховые животные бесповоротно сошли на нет где-то на рубеже шестидесятых – семидесятых годов XX века. Последнюю геологическую партию, проводившую изыскания на лошадях, нам довелось повстречать на среднем Анадыре в 1984 году.

«А что привело к этому? – спросила меня недавно одна очаровательная туристка в загородном подмосковном доме. – Животные ведь гораздо „вездеходнее“ автомототранспорта, могут жить на подножном корме, и им не нужны запчасти для ремонта». И я задумался: почему на самом деле мы сегодня даже не рассматриваем возможность найма лошадей, а сразу начинаем думать об аренде вездехода?

Что такое «универсальный вездеход»

Да, конечно, горючее животным не нужно. Но им постоянно нужна пища, причём довольно много. При обеспечении каравана пищей есть два пути. Один – взять потребный запас с собой (а это будет автоматически обозначать, что конный караван увеличится в численности на треть: одна лошадь идёт под седлом, одна под вьюками, а третья везёт овёс для них для всех. Северным же оленям вообще с собой еды взять нельзя). Второй путь заключается в том, что ваш маршрут будет очень жёстко привязан к местам с обилием корма.

Запчасти животным тоже на первый взгляд не нужны. Но при этом им нужен такой тщательный уход, который и не снился вездеходчику или водителю грузовика по отношению к своей машине. Их нужно тщательно седлать, взнуздывать, протирать от пота и укрывать от ветра, чистить копыта и перековывать, следить, чтобы их не съели волки или не заломал медведь… При этом, если животное «ломается», его не воскресить никакими запчастями. А вот лично я был свидетелем, как три здоровенных мужика полностью поменяли двигатель в вездеходе ГАЗ-71 всего за шесть часов.

Вездеходность упряжных животных – тоже понятие довольно относительное. Лошади плохо идут по болотам и камням, собаки не идут летом под упряжью вообще (вернее, идут, но перегреваются), у вьючных северных оленей столько недостатков, что проще о них не писать. Да, вездеход ГАЗ-71 громоздок, тяжёл и прожорлив. Но он способен преодолеть вплавь любую трясину, при надлежащем обеспечении топливом (разброске топливных баз) пройдёт за месяц тысячи километров и увезёт на себе груза как целый караван оленей.

Что такое «универсальный вездеход»

Кроме того, при работе с животными надо учитывать также их, вьючных животных, психологию. Все звери – существа с характерами, и иногда ещё с какими! И с ними со всеми приходится считаться. Поэтому путешествие при помощи животных возможно, лишь если вас сопровождает высококлассный специалист, который знает, как с этими животными обращаться. А оно вам надо?

Огнестрельное оружие в момент его появления так же на первый взгляд проигрывало луку, как и вездеход – лошади. Оно было громоздким, зависело от внешнего источника энергии (пороха) и требовало массы непривычных для вольного йомена (арата-кочевника) навыков. Но быстро стало выясняться, что навыки в обращении с огнестрельным оружием хоть и многочисленнее, но незатейливее, нежели те приёмы мастерства, которыми должен был владеть хороший стрелок из лука. И главное – приобретаются они быстрее. Поэтому из среднего оборванца трущоб Генуи, Руана или Магдебурга можно было выдрессировать среднего стрелка из аркебузы максимум за два-три месяца, в то время как на тренировку равного ему по уровню лучника уходили десятилетия, причём обучение начиналось с детского возраста. Более того, в случае смерти или увечья мушкетёра за те же следующие три месяца можно было из того же «человеческого материала» получить следующего. А потеряв одного лучника, военное дело теряло его навсегда.

Кроме того, огнестрельное оружие имело свойство очень быстро эволюционировать. И сегодня мастера контрснайперской подготовки поражают ростовую мишень за километр из сверхтехнологичного и мощного оружия, которое при этом пробивает броню лёгкого танка. А лучники-спортсмены тренируются на олимпийском поле, продолжая иметь в качестве ориентира легендарные достижения Робина Гуда.

Точно так же достижения одного вездехода за экспедицию эквивалентны работе каравана лошадей с неизмеримо меньшими затратами человеческого труда. При этом хороший «лошадник» вырастает десятилетиями, а средний вездеходчик учится четыре года: два – в техникуме и два – в полевых условиях.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, февраль 2024

907
Adblock detector