«Изюбрь» и его создатель

Оружие: история и традиции
«Изюбрь» и его создатель

В начале 1970-х конструкторы «Ижмаша» взялись за необычную для завода работу – самозарядный карабин, рассчитанный на изготовление по индивидуальным заказам.

Вообще, уникальное оружие – это всегда была сфера, где доминировал ЦКИБ СОО: статус головной организации, доступ к самой свежей информации и матчасти, близость к столице – всё это вместе создавало благоприятные условия для появления шедевров оружейного мастерства. У туляков было неофициальное амплуа «придворных оружейников»: оружие тульского производства (ЦКИБа) пополняло подарочный фонд руководства страны.

Кому и почему пришла мысль поручить аналогичную работу Ижевску, у меня до последнего времени были только гипотезы. Предполагал, что идея исходила от Д.Ф. Устинова, у которого к ижевцам было особое отношение, сформировавшееся ещё в годы войны, когда он в ранге наркома вооружения руководил оружейными заводами, ведущую роль среди которых играл завод № 74 (Ижевский машиностроительный). Но на сайте «Магия охотничьего оружия» нашёл статью «Карабин для генерального секретаря» (автор – shotguncollector aka Игорь Робертович Карклиньш), где подробно рассказана история работы по этой теме. Интересующимся подробностями очень рекомендую найти эту публикацию, здесь же я изложу основные моменты этой истории.

Тема «Самозарядный охотничий карабин высокого класса сувенирного исполнения» была утверждена Миноборонпромом на 1972 г.; исполнителями были назначены «Ижмаш» (оружие), ЦНИИТочмаш (патроны), Загорский ОМЗ (прицел). Активная работа над конструкцией карабина в отделе главного конструктора «Ижмаша» началась в 1973 г. Работа была поручена молодому конструктору Геннадию Никонову; идеологическое руководство осуществлял начальник КБ-3 Азарий Иванович Нестеров.

«Изюбрь» и его создательРис. 1. Коллектив КБ-3 отдела главного конструктора «Ижмаша». 1-й слева во 2-м ряду – А.И. Нестеров, 4-й слева в 3-м ряду – Г.Н. Никонов. Фото 1972 г.

При разработке концепции во главу угла был поставлен эстетичный внешний вид. Поэтому был забракован первый вариант, у которого задняя часть ствольной коробки напоминала Browning Auto 5, с характерным «горбом». В Ижевск был отправлен дизайн-проект тульского дизайнера Анатолия Акимовича Соловьёва, и конструкцию «Изюбря» (такое название получил проект) вписывали в абрис Соловьёва. В частности, из-за скруглённого контура задней части ствольной коробки пришлось пойти на нетрадиционное решение – размещение возвратной пружины на изогнутой направляющей.

Сама конструкция «Изюбря» содержала комбинацию как уже традиционных для ижевских изделий решений, например верхнего расположения газовой камеры, отделяемой крышки ствольной коробки, раздельных цевья и приклада, так и нетипичных (во всяком случае, для ижевских конструкций) решений. К таким относился принцип запирания перекосом затвора, ранее не использовавшийся в разработках ижевцев (винтовка Токарева, противотанковое ружьё и карабин Симонова всё-таки были привезены и производились недолго, каждое – не более четырёх лет). Никонов и Нестеров тщательно изучили имевшиеся в распоряжении конструкции с запиранием перекосом затвора: СКС, пулемёт СГМ, чехословацкие пулемёты ZB 30, ZB 53.

Наиболее проработанными, грамотными с точки зрения оружейной механики были конструкции братьев Холеков. Для исключения «расклинивания» подвижной системы при накате на затворной раме ZB 53 была введена опорная площадка; аналогичный элемент есть на автомате Калашникова. Рабочая поверхность зеркала затвора разделена на два участка, расположенных под углом друг к другу; угол соответствует углу перемещения затвора при перекосе. Эти элементы были внесены в конструкцию узла запирания «Изюбря». Вдобавок была уменьшена длина узла запирания за счёт смещения вперёд боевых упоров и облегчена хвостовая часть затвора с управляющим выступом для уменьшения момента инерции. Азарий Иванович был несокрушимо уверен в том, что только на схеме с перекосом затвора можно обеспечить уменьшенную длину ствольной коробки и, тем самым, эстетику конструкции.

«Изюбрь» и его создательРис. 2. Взрыв-схема карабина «Изюбрь» (вариант 1975 г.)., Выделен затвор 8, на котором видны два боевых упора, сдвинутых к середине, и хвостовик с управляющим выступом.

Интересно, что на начальном этапе работы по теме «Изюбрь» Юрий Константинович Александров скомпоновал вариант с запиранием поворотом затвора. В 1974 г. его назначили зам главного конструктора, и продолжать эту работу он поручил мне в паре с Виктором Михайловичем Калашниковым. Макетный образец (КС-308) мы проработали, довели до «железа». А дальше Азарий Иванович эту работу закрыл; мотивировал тем, что за «Изюбрем» – красота, и распылять силы и средства ни к чему.

В начале 1975 г. министр оборонной промышленности С.А. Зверев принял решение привлечь к работе по карабину ЦКИБ СОО. По-видимому, неудачи на испытаниях «Изюбря», которые продолжались практически весь 1974 г., подвигли министра на такое решение (хотя и к этому времени проблемы с конструкцией были решены и «Изюбрь» прошёл государственные испытания). ЦКИБ к лету 1976 г. представил два варианта карабина – конструкции Виктора Николаевича Денисова и Адольфа Константиновича Татаринова. Тульские конструкторы взяли за основу традиционную для европейских и американских самозарядных карабинов компоновку с нижним расположением бокового газового двигателя и посадкой системы на цельную ложу. Запирание – поворотом затвора. А.К. Татаринов использовал роторную схему магазина Маннлихера – Шёнауэра, что позволило ему отказаться от двусторонней тяги, передающей импульс от газового поршня к затворной раме, и упростить разборку карабина.

«Изюбрь» и его создательРис. 3. Карабин МЦ125 конструкции А.К. Татаринова. 3 – подвижная система (затворная рама с затвором), 5 – магазин роторного типа. Источник – сайт «Магия охотничьего оружия»

«Изюбрь» и его создательРис. 4. Подвижная система карабина МЦ125. Запирание – на четыре боевых упора; поворот – вправо, по часовой стрелке. Источник – сайт «Магия охотничьего оружия»

При сравнительных испытаниях «Изюбря» с тульскими карабинами (они получили обозначение МЦ125 и МЦ126) ижевский карабин уступил им по кучности, что и оказалось решающим фактором. В подарок Л.И. Брежневу на 70-летие ушёл один из тульских карабинов (какой из них – достоверной информации нет; по одной из версий – МЦ126 конструкции Денисова). Причины относительной неудачи ижевской конструкции (почему пишу об «относительной» – государственные испытания были пройдены, но «главный приз» получили конкуренты), на мой взгляд, таковы.

  • Ошибка в выборе исходной концепции; конструктор сосредоточился, прежде всего, на достижении эстетических критериев. Опыта работы с конструкцией, основанной на перекосе затвора, не было; нюансы (а дьявол, как известно, таится в деталях) приходилось постигать, что называется, «на ходу».
  • Преимущество тульских конструкторов в опыте работы – это были выпускники Тульского механического института 1958–1960 гг., то есть уже сложившиеся специалисты в возрасте 35–40 лет (Никонову в 1975 г. было 25). Плюс ресурсы ЦКИБа как-никак побольше, чем у заводского отдела главного конструктора.

Когда был создан концерн «Калашников», новое руководство начало реанимировать проекты, которые по тем или иным причинам были закрыты. В число их вошёл и «Изюбрь». По сравнению с «брежневским» «Изюбрем» 1975 г. вариант Baikal 162 «Изюбр» (по такой системе стали обозначать модели, которые планировали производить на «Ижмехе») подвергся существенной переработке. И номером один стал переход на схему с поворотом затвора. Доработкой руководил А.И. Нестеров. Что его сподвигло? Или косвенно признал свою ошибку, допущенную в 1973-м, или же просто решили вернуться к понятной и отработанной в производстве схеме? Конструктивным изменениям подверглась и ствольная коробка. Вместо отделяемой крышки, как на «Изюбре» 75 года, – цельная стальная ствольная коробка, открытая снизу, как на МР-153/МР-155. За счёт этого на верхней поверхности поместили базу для установки оптического прицела – планку Пикатинни, разделённую на две части. Это повлекло за собой и принцип разборки, аналогичный МР-153/МР-155 – за счёт отделяемой рукоятки перезаряжания.

«Изюбрь» и его создательРис. 5. Карабин Baikal 162 «Изюбрь». Рамкой выделен поворотный затвор. Источник – «Оружейный архив», фото – блогер New (Евгений Спиридонов)

При этом вес карабина вырос до неприличного для охотничьего оружия под патрон .308 Win. уровня – 3,9 кг («Изюбрь» 1975 г. – 3,5 кг). Вообще, надо отметить интересный тренд в продуктово-маркетинговой политике концерна «Калашников» – увеличение веса моделей, разработанных в предшествующие годы.  Для «Соболя» и «Манула» это следствие введения новых конструктивных элементов (планки Пикатинни), увеличение толщины ствола (дульная часть теперь выполняется с резьбой под установку дульных устройств – М18х1 для «Соболя», М15х1 для «Манула», хотя лично мне сложно представить пользу от установки дульного тормоза или глушителя на малокалиберный карабин). Толстый ствол, безусловно, положительно влияет на кучность (на МР-161 ствол, заимствованный от «Севера», тонковат – 12 мм, и пользователи в Сети отмечают улучшение кучности по сравнению со 161-м). В 162-м «Изюбре» основной вклад в прибавку веса внесла ствольная коробка, усиленная для повышения жёсткости. Жёсткость конструкции (ствола, ствольной коробки) – это значимый фактор обеспечения кучности.

Обновлённый «Изюбрь» выпускался в единичных экземплярах на опытном производстве КТЦ концерна «Калашников». Была попытка доработать «Изюбрь» до уровня серийного образца, снизить трудоёмкость за счёт повышения технологичности. Но исходная конструкция – со стальной ствольной коробкой, с замкнутыми внутренними полостями – не оставляла много простора для технологических усовершенствований. Вдобавок у системы не было резервов для расширения гаммы калибров в направлении увеличения. Всё-таки в охотничьем мире самозарядный карабин наилучшим образом реализует свои преимущества (возможность быстро произвести два-три выстрела) в сценариях загонной охоты на крупного зверя (от кабана до лося).

Поэтому у западных производителей гамма калибров самозарядных карабинов простирается до .338 – 9,3 мм (а длина патронов этой калиберной группы на 12 мм больше, чем у патрона .308 Win.). Изначально наш «Медведь» производился под патрон 9×54 мм с полуоболочечной пулей весом 16,2 г. Мои знакомые – приверженцы охоты на нашу «большую тройку» (позволю себе, по аналогии с африканской «большой пятёркой», объединить под этим названием кабана, лося и медведя) – весьма успешно используют Sauer 303 в калибре 9,3×62 мм.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, январь 2024

1159
Adblock detector