Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГО

Охотничье сообщество
Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГО

Члены Клуба горных охотников, заполняя форму «Добавить отчёт» для публикации информации о добытом трофее на сайте КГО, конечно же, видят финальный пункт формы – «Генетический материал». Но, судя по тому, что ставят пометку «Да» лишь единицы, надо полагать, не всем понятен смысл этого пункта. Для нас, учёных, это самый важный пункт!

Численность КГО увеличивается постоянно, растёт и число охотников, участвующих в рейтинге, и не все вновь вступившие в клуб в курсе того, что КГО реализует целый ряд природоохранных и научных проектов. Тот, о котором мне хотелось бы сказать, относится к научным, и его основная задача – создание отечественного «генного банка» горных полорогих, то есть структурированной на основе молекулярно-генетического анализа системы Ovis и Capra нашей планеты. Этот проект позволит восполнить пробелы в знаниях о генетическом разнообразии горных копытных, уточнить их таксономический статус (вид, подвид, популяция).

Изучение геномов даст возможность получить представление о роли гибридизации в становлении существующего в настоящее время генетического разнообразия горных копытных. Дело в том, что даже у таких крупных видов, как дикие бараны и козлы, систематика до сих пор остаётся спорной. Например, никто не может дать исчерпывающего ответа на вопросы, сколько видов обитает в Евразии и сколько подвидов включают отдельные виды.

Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГОБараны Хараулаха

Понятно, что ответы на эти вопросы имеют научное значение, но не только. Они позволят разработать на практике действенную стратегию охраны и использования ресурсов этих животных. Наверное, более понятным большинству охотников будет такой результат наших исследований: количество подвидов, учитываемых КГО, может заметно возрасти.

Ярчайший пример – хараулахский баран. До недавнего времени описание новых форм основывалось на морфологических признаках: окрасе шерсти, размере и массе тела, изменчивости рогов, зубной формуле. Так, на основании морфологических признаков некоторые учёные выделяют до семи подвидов снежных баранов, другие же считают, что отличить одну форму от другой по таким признакам практически невозможно. Анализ материалов, собранных членами КГО, проведённый нами, сотрудниками ФГБНУ «Федеральный исследовательский центр животноводства – ВИЖ имени академика Л.К. Эрнста», убедительно показал, что снежный баран, обитающий на севере Якутии, в районе Хараулахского хребта, имеет отчётливые генетические отличия от других популяций, что позволяет рассматривать его как самостоятельный подвид.

Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГОФилогенетическое дерево - снежные бараны

Более того, было выявлено, что до последнего оледенения предки хараулахского барана населяли весь Верхоянский хребет. Пережить сложное время удалось лишь небольшой группировке, обитавшей в низовьях Лены, сравнительно недалеко от нынешнего посёлка Тикси. После того как территория Верхоянского хребта вновь стала пригодной для обитания крупных травоядных животных, её стали заселять бараны с южных границ ареала. Встреча групп южных баранов и тех, что пережили оледенение, произошла в районе хребта Орулган, где сейчас наблюдается популяция гибридного происхождения. Более северный – хараулахский снежный баран – продолжает оставаться генетически обособленным. Именно поэтому он и заслуживает подвидового статуса. Благодаря деятельности КГО и нашим исследованиям этот факт начинают признавать учёные-зоологи, а следом признают и охотничьи клубы мира.

Разумеется, мы не останавливаемся на исследовании только снежных баранов, ведётся анализ всех предоставляемых охотниками материалов, хотя есть нюанс. Дело в том, что полученные данные при изучении одного-двух образцов нельзя считать достоверными, а таких большинство. Для вынесения «окончательного приговора» необходима некая статистика, то есть чем больше образцов, тем лучше. В последние годы нами (Доцев А.В., Родионов А.Н., Зиновьева Н.А.) была начата работа по генетическому исследованию популяций мархура (Capra falconeri), обитающих на территории Таджикистана и Узбекистана, на предмет установления таксономического статуса этих козлов.

Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГО Популяции мархуров

Впервые винторогий козёл, или мархур, был описан как вид в 1839 году Й.А. Вагнером. В 1913 году Р. Лидеккер предложил внутривидовую систематику вида, выделив пять подвидов: сулейманов (C. f. jerdoni), афганский (C. f. megaceros), кашмирский (C. f. cashmiriensis), гилгитский (C. f. falconeri) и чилтанский (C. f. chialtanensis). В 1945 году В.И. Цалкин посчитал целесообразным выделить узбекский и таджикский подвиды, которые назвал C. f. ognevi и C. f. heptneri соответственно. В 2005 году Д.Е. Уилсон и Д.М. Ридер предложили монотипизировать мархуров до трёх подвидов: широкорогого, пряморогого и бухарского. К широкорогому они отнесли гилгитского и кашмирского козлов, к пряморогому – афганского и сулейманова, а к бухарскому – популяции, обитающие в Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане.

Мы провели полногеномное генотипирование 6 образцов из Таджикистана (Шурабадский и Дарвазский районы) и 11 образцов из Узбекистана (Сурхандарьинская область), предоставленных членами КГО. В качестве групп сравнения в исследование добавлены 4 образца мархура из Пакистана, относящиеся к разным подвидам: сулейманов, кашмирский и гилгитский, или асторский. В результате было выявлено более 5 тысяч полиморфных локусов, распределённых по всему геному, с помощью которых можно достоверно изучать структуру популяций мархура.

Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГО Подвиды мархуров

Молекулярный анализ позволил установить, что популяции из Таджикистана и Узбекистана образовали свои кластеры, что однозначно указывает на собственную генетическую идентичность каждой из них. Также следует отметить, что образцы из Таджикистана оказались филогенетически ближе к пакистанским, чем образцы из Узбекистана. Расчёт ещё одного показателя (попарные генетические дистанции, или FST) показал довольно высокий уровень различий между животными из Таджикистана и Узбекистана – 0,246. Это позволяет говорить о возможности рассмотрения этих групп в качестве разных подвидов. При сравнении популяции из Таджикистана с пакистанскими показатели FST варьировали от 0,247 до 0,292. При аналогичном сравнении популяции из Узбекистана данные показатели находились в диапазоне от 0,306 до 0,361. Между популяциями мархура из Пакистана наблюдались показатели от 0,193 до 0,246.

Таким образом, наши исследования подтверждают обоснованность выделения В.И. Цалкиным мархуров из Таджикистана и Узбекистана в качестве отдельных подвидов. Хотя для убедительности было бы желательно получить и проанализировать ещё по 10–15 образцов тканей этих животных.

Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГО Мархур из Узбекистана

Подобных тем для генетических исследований немало, однако для их осуществления есть серьёзные препятствия. К сожалению, высокая стоимость охоты на горных копытных, обширная география распространения животных, да и весьма ограниченный ресурс сотрудников делают нереальным получение материалов для генетического анализа силами только нашего исследовательского центра. Руководство КГО это прекрасно понимает и потому в своё время обратилось к членам клуба с просьбой поддержать проект по сбору генного материала от добытых ими зверей.

Идея состояла в том, что охотники КГО добывают трофеи как в России, так и в самых разных уголках мира, и для них не составит труда вырезать небольшой кусочек мышечных тканей добытого животного, поместить его в пробирку со спиртом и передать в последующем для исследования. Расчёт оказался верным. Если вы заглянете на сайте КГО в раздел «Проекты клуба» – «Ген. материал», то увидите там таблицу «Общий список всех собранных образцов…» с указанием фамилий охотников, предоставивших материалы для анализа. Не могу сказать, что таких охотников мало, но, к сожалению, это только часть членов клуба. А хотелось бы, чтобы в проекте приняло участие как можно большее число охотников. В этой связи я и хочу обратиться к членам КГО с просьбой по возможности производить отбор проб во время охот. Тем более что это совершенно необременительное дело. Отбор пробы проводится сразу после снятия шкуры с добытого животного следующим образом.

Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГООбработка лезвия алкоголем

  1. Лезвие ножа промыть чистой водой и протереть спиртом или водкой (после этого до лезвия не дотрагиваться руками и не касаться им других предметов).
  2. На туше животного, шее, голове или языке сделать надрез наружных слоёв мышц и вырезать изнутри кусочек мышечной ткани размером примерно с пулю калибра .308 (1–3 грамма).
  3. Перенести пробу, не касаясь её руками, на лезвии ножа в пробирку со спиртом.
  4. Пробирку надёжно закрыть завинчивающейся крышкой и прикрепить к ней бумагу со следующими данными:
    • вид животного;
    • пол животного;
    • примерный возраст животного;
    • дата отстрела;
    • муниципальный район и субъект федерации для России либо максимально подробное описание для других стран (желательно с GPS-координатой места добычи);
    • Ф. И. О. взявшего пробу.

При сдаче пробы будут необходимы также фотографии трофея с разных сторон.

Генетическое разнообразие горных копытных: совместный проект КГОПроба для генного анализа

По вопросам, связанным с отбором и сдачей проб, можно обратиться к Гомонову Александру (тел. +7-915-135-7635, e-mail: kgo.alexander@gmail.com) или Дорошиной Ирине (тел. +7-916-635-5743, e-mail: kgo.irina@gmail.com). У них можно получить пробирки, хотя для немосквичей несколько пробирок проще заказать в интернет-маркетах с широкой сетью бесплатной доставки, а флакончик медицинского спирта приобрести в аптеке.

При наличии фотографий и точного описания места добычи пробы для генетического анализа станут источниками научной информации, а каждый из охотников – по сути, соавтором научного исследования.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, декабрь 2023

1813
Adblock detector