Джон Хантер и Дэниел Пратт Мэнникс

Охотничье сообщество
Джон Хантер и Дэниел Пратт Мэнникс

Справка в русскоязычной «Википедии» гласит: «Джон Александр Хантер (1887–1963) – прославленный африканский охотник и автор популярных книг об Африке.

Организовывал сафари, завоевал несколько рекордов по количеству трофеев (более 1000 носорогов и т. п.). В последние годы высказывался за сохранение видов и сам занимался этим вопросом». И здесь можно было бы перейти к английской «Вики» и незатейливо переработать перевод статьи в ней в виде биографической справки. Но я решил этого не делать. Я попробую рассказать о Джоне Хантере как… феномене российской охотничьей жизни.

Джон Хантер – «Охотник»

Джон Хантер и Дэниел Пратт МэнниксКнига Джона Хантера «Охотник» была по малопонятным причинам выбрана Государственным издательством географической литературы (Географгиз) СССР, переведена и издана в 1960 году с предисловием прекрасного зоолога и автора популярных книг Георгия Скребицкого. Оригинал книги был выпущен Хэмишем Гамильтоном в 1952 году, но перевод делался по сокращённому варианту книги для молодых читателей 1954 года. Книга сама по себе носила отпечаток работы профессионального литератора – Дэниела Мэнникса, о котором я напишу ниже. Но к Хантеру. В общем, книга вышла в СССР тиражом 150 тыс. экземпляров, после чего была переиздана издательством «Мысль» – 140 тыс. экземпляров.

Эта книга прошла как вирус по молодому (да и старшему) поколению охотников СССР. Ещё когда я бегал с игрушечным ружьём на даче в Луге, наш сосед дядя Федя, суровый сельский мужик, каждое утро затемно ходивший ловить лещей на яму, говорил: «Разве это вы в охоту играете? Вот в Африке, я читал, была охота», – и показывал нам, пацанам, тонкую книгу в мягкой обложке с рыжими, летящими по ветру газелями.

В 60-е, а также в начале 70-х годов Хантера в СССР знали, думаю, практически все читающие охотники. И, думаю я, их было гораздо больше, чем на Западе. Впоследствии, сопровождая охотников любого уровня продвинутости, я зачастую спрашивал, читали ли они книгу некоего африканского охотника Хантера The Hunter. И получал отрицательный ответ в девяти из десяти примерно случаев. Но зарубежный охотник высокого уровня, как я заметил, вообще не очень относится к читающей публике.

Далее в СССР и странах-сателлитах на Хантера начали ссылаться, приводить из него цитаты и даже вводить его во второстепенные герои детских приключенческих книг – как «Томек на Чёрном континенте» Альфреда Шклярского. Нет, популярность этого человека в позднем СССР, конечно, была очень велика. Потому что она распространялась среди самого восприимчивого контингента – жаждущих приключений мальчишек. Думаю, что больше их знали о Хантере, чем о Черкасове или Аксакове.

645
Adblock detector