Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. Продолжение

Оружие: история и традиции
Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. Продолжение

Начало см. в предыдущем номере: «Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова».

Десять или около того ружей в год «первой системы», разумеется, это не то, на что рассчитывал её автор. К тому же стоимость ружья, изготовленного в мастерской Лежен даже с покупными стволами Килби, оказалась выше сделанного за границей.

Известно, что заказ на изготовление одного дробовика «первой системы» в варианте с верхним ключом Ивашенцов разместил на Ижевском оружейном заводе (ИОЗ). Из его же статьи в журнале «Наша охота» (книга VIII, август 1909 г.) следует, что заказ был выполнен. Кроме этого ружья достоверно известно о 4 дробовиках, изготовленных в Ижевске по размерам Ивашенцова и использовавшихся им в исследованиях кучности боя: две двустволки со сверловкой цилиндр/чок, сделанные для Н.Н. Буланова и В.М. Третьякова, а также две одностволки (одна – цилиндр, другая – чок) с затвором, «способным вынести огромные давления». Все они имели патронники под медную гильзу 28-го калибра (каналы 24-го калибра).

Других подробностей устройства этих ружей «моей системы» (Ивашенцов) найти не удалось. Нет никаких данных о том, что ИОЗ рассматривал возможность или намеревался производить серийно ружьё Ивашенцова. Судя по прейскуранту завода на 1902 год, никаких проблем с ассортиментом охотничьих ружей на ИОЗе не было. Предлагались даже казнозарядные двустволки с затвором «в два крючка» и болтом Гринера, с подкладными или замками «по образцу Льежской мануфактуры… с тщательной пригонкой частей… рельефной гравировкой и позолотой».

Ружьё Алешкина

Из статьи «Кое-что по поводу выделки охотничьего оружия в Императорском Тульском оружейном заводе» (журнал «Псовая и ружейная охота», № 17, 1902 г.): «Вслед за установкой производства куркового ружья завод, вероятно, изберёт тип безкуркового и поставит его производство так же, как и куркового, на станки. Очень может быть, что завод остановится на системе ружья с обратными замками Скотта и затвором по образцу затвора Верней-Каррона, модель какового ружья приобретена заводом от И.Л. Алешкина через посредство А.П. Ивашенцова, только придётся, вероятно, отказаться от 4-го скрепления (вертикальный болт), сильно усложняющего выделку коробки. Работа этого скрепления весьма сомнительна, и при испытании работы частей затвора коробки и крючьев посредством копоти в ружьё модели работы И.Л. Алешкина выяснилось, что это четвёртое скрепление почти совсем не работает, так что усложнение выделки коробки не окупает удовольствия сохранить это четвёртое скрепление».

Ружьё, приобретённое ИТОЗом, нашлось в запасниках Тульского государственного музея оружия. Учтено оно было в 1925 году и с тех пор числилось как «охотничье бескурковое двуствольное центрального боя, 12-го калибра, системы Ивашенцова А.П., работы Мацки в неотделанном виде». После знакомства с ружьём в 2020 году сомнений относительно его атрибуции не возникло, хотя бросилось в глаза посредственное качество пайки планок ствольного блока, нехарактерное для Мацки. Статья в «Псовой и ружейной охоте», полагаю, позволит исправить почти столетнюю ошибку.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеРужьё Ивашенцова работы мастерской Алешкина. Фото: О.Б. Ивлева

Ружьё не имеет никаких клейм, а единственная надпись JOSEPH BRAZIER ASHES находится на внутренней части боковых оснований и является торговой маркой компании Joseph Brazier & Sons, принадлежавшей Уильяму Мэнсфилду (William Mansfield). В 1917 году Мэнсфилд продал компанию Эдвину Чилтону, владельцу компании E. Chilton & Son, выпускавшей замки для W.C. Scott & Son (The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd. с 1897 г.), в том числе любимые Ивашенцовым «замки Скотта в шейку».

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеЗамки JOSEPH BRAZIER ASHES

Замки без отбоя курка с задним расположением боевой пружины и интерцептором имеют «окошки» – индикаторы взведения (патент Скотта 1875 г.), в которых тонкое стекло удерживается через резиновую прокладку металлическим кольцом, зафиксированным винтом. Взведение замков осуществляется при «переламывании» ружья длинными качающимися рычагами-взводителями, взаимодействующими с цевьём. Бойки инертные, т. е. не имеющие пружин, поэтому в местах их возможного контакта с казённым срезом ствольного блока сделаны пазы. У ружья неавтоматический предохранитель, запирающий спусковые крючки. Самое примечательное в этом ружье – его затвор. Нижний узел имеет рамку, запирающую два подствольных крюка. Помимо этого, у рамки есть верхняя часть, которая заходит на выступ казённого среза (отмечено белым). Такая конструкция широко применялась в системах запирания ружей французской компании Verney-Carron c 1896 года.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеСтвольный блок и колодка

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеНижний узел запирания

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеВерхний узел запирания

Верхний узел запирания скопирован с ружья «Идеал» Мимарда и Блашона (Маnufrance) с той лишь разницей, что запирающий штырь, полукруглая верхушка которого разделена вертикальным пазом на две части, приводится не рычагом за спусковой скобой, как на «Идеале», а верхним ключом. Если ключ повернуть вправо, то штырь опускается, и выступ – продолжение прицельной планки в виде «кукольной головы» – спокойно заходит в круглый колодец колодки. Если отпустить ключ, то под действием пружины затвора штырь поднимется вверх, и две его части заполнят пустоты между стенкой колодца и «кукольной головой». Поскольку приклад с ружья не снимался, точно сказать, как поворот ключа трансформируется в вертикальное перемещение запирающего штыря, я не могу, но, вероятно, это происходит как в затворе rising bite (патент Ригби и Бизелла № 1141 от 21.03.1879).

На ИТОЗе выяснили, что верхний узел затвора практически не работает (не воспринимает никаких нагрузок), то есть запирание избыточное. Думаю, Алешкин сделал то, что просил заказчик, поскольку никто из оружейников не стал бы тратить деньги на подобную «экзотику» в инициативном порядке. К слову, затворам типа «Верней-Каррон» и «Идеал» Ивашенцов посвятил две главы в своей книге «Охота и спорт» (1898). Замечу также, что в опытах на кучность он использовал ружьё Алешкина 20-го калибра с 2 парами стволов (цилиндры и чоки), изготовленное для С.В. Олива. У меня нет сомнений, что ружьё Алешкина из Тульского государственного музея оружия было заказано самим Ивашенцовым и/или изготовлено по его проекту.

Ружьё Льежской мануфактуры

До наших дней дожило несколько «нестандартных» ружей, изготовленных Льежской мануфактурой по заказу Ивана Ивановича Чижова, купца из Санкт-Петербурга. Чижов владел двумя оружейными магазинами на Литейном проспекте и регулярно выпускал прейскуранты (всего 12, последний – на 1914–1915 г.). В прейскуранте на 1908–1909 г. имеется рисунок «упрочнённого бескуркового ружья работы Льежской Мануфактуры, изготовленного по данным А.П. Ивашенцовым указаниям». Предлагалось 2 варианта исполнения: весом около 8 1/2 фунтов, «по системе г. Ивашенцова исполнены: затвор и стволы, стенкам которых приданы, для возможного увеличения дальнобойности, специальные размеры толщины», и весом около 7 3/4 фунтов, «по системе г. Ивашенцова исполнены только затвор и коробка, стволы же обычных размеров». Оба ружья 12-го калибра и одинаковой стоимости – 180 руб.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. Продолжение

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. Продолжение

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеРужьё «системы» Ивашенцова производства Льежской мануфактуры

Верхний узел запирания типа «Идеал». Его единственное отличие от оригинального (как на ружье Алешкина) – условно полукруглая (а не круглая) форма колодца под «кукольную голову», благодаря чему две верхние части запирающего штыря имеют прямоугольную форму. Нижний узел типа «Верней – Каррон». Простые замки на боковых основаниях не имеют интерцепторов и взводятся при опускании стволов, цевьё кнопочное типа «Ансон». Думаю, ружьё не пользовалось популярностью, поскольку информация о нём исчезла из последующих каталогов И.И. Чижова.

Коллега, впервые описавший это ружьё, допустил несколько ошибок, к сожалению, ушедших «в народ». Во-первых, нижний узел запирания не имеет отношения к затвору под названием Aiglon (французский патент Aime Coeur № 439323 от 20 января 1912 года). Во-вторых, верхний узел запирания в точности соответствует французскому патенту № 365028 от 6 апреля 1906 года, выданному компании Mimard, Blachon et Cie. В-третьих, И.И. Чижов не участвовал с этим ружьём во Всемирной выставке 1900 года и уж тем более не получал там Grand Prix и золотую медаль. Для справки: по классу 51 (охотничье оружие) бронзовую медаль выставки получили Николай Гольтяков из Тулы и «коллективная экспозиция» охотничьего снаряжения, представленная «малым бизнесом» Одоевцевых, Попова и Рабиновича.

Первое ружьё «второй системы» Ивашенцова

Из статьи Ивашенцова «Ружьё по моей системе и размерам в изготовлении Императорского Тульского Оружейного Завода» («Наша охота», книга VIII – август, 1909 г.): «Императорский Тульский Оружейный Завод любезно принял мой заказ на ружьё по моей системе и размерам. В конце июля я был на Заводе и видел почти законченную вчерне модель его». Готовое ружьё было продемонстрировано на Российско-шведской выставке физического развития и спорта, открывшейся 16 августа 1909 года в Михайловском манеже (Зимнем стадионе) Санкт-Петербурга.

Описание этого дробовика содержится в статье А.Н. Коленкина «Ружьё 20-го калибра по системе и размерам А.П. Ивашенцова» («Наша охота», книга XI – ноябрь, 1909 г.): «Весь ударный механизм помещён на отдельных досках в ложе. <…> Затвор у этого ружья пружинный с рамкой Перде и с видоизменённым А.П. Ивашенцовым третьим скреплением, приводится в действие нижним ключом, охватывающим скобу. <…> Стволы… – диаметр их у казённого обреза 25,4 мм, а в самом тонком месте 17,9 мм. <…> Планка у ружья будет утоплена и только у казны станет выступать, как у обыкновенных ружей. <…> Ружьё А.П. Ивашенцова, бывшее на выставке, имело стволы, сработанные не вполне по его размерам… и, кроме того, чоки не были окончены…»

Далее: «Только что получены мною сведения от Императорского Тульского Завода, что моё, заказанное первым, ружьё будет готово в марте и что Завод установил валовое производство этого же типа ружей и будет их выпускать партиями, так, что если кто-либо закажет теперь ружьё, то в апреле будет уже иметь его. Завод будет делать лёгкие и тяжёлые стволы, чоки и цилиндры. Завод думает также установить валовое производство ружей этого типа, но 12-го калибра, весом около 7 3/4 ф».

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеОдно из первых ружей «второй системы» Ивашенцова выпуска ИТОЗа. Фото: Тульский государственный музей оружия

В своей книге «Бой и служба дробового ружья» (1910) Ивашенцов указал параметры первого ружья «второй системы»: «Вес 7 ф. 4 зол. (2,9 кг, – прим. авт.), вес одних стволов 2 ф. 77 дол. (0,82 кг, – прим. авт.), длина стволов – 27 дюймов (686 мм, – прим. авт.), камеры под бумажную гильзу 20 кал., правый ствол цилиндрический с небольшим напором, а левый – чок. Планка узкая, утопленная между стволами». На Российско-шведской выставке 1909 года ружьё «второй системы» было представлено самим Ивашенцовым. «Валовое производство этого типа ружей» на ИТОЗе началось в марте-апреле 1910 года. Однако первые экземпляры отличались от тех, что выпускались впоследствии.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеЗамок первого ружья «второй системы» Ивашенцова выпуска ИТОЗа. Фото: Тульский государственный музей оружия

Замки первых ружей «второй системы» Ивашенцова, выпущенных ИТОЗом, имели сrystal indicators – прозрачные «окошки», через которые можно было увидеть взведённые курки (британский патент Скотта № 3223 от 1875 г.). По данным учёта на 01.01.1918 на складе ТОЗа находилось приличное количество «окошек» 3 типоразмеров, часть которых, вероятно, предназначалась для ружей Ивашенцова. Однако на серийных ружьях, скорее всего, ради удешевления «окошко» было заменено указателем взведения на оси курка. Кроме того, в процессе эксплуатации «окошко» теряло прозрачность (что хорошо видно на снимке замка).

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. Продолжение

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеВерхний узел запирания одного из первых ружей «второй системы» Ивашенцова выпуска ИТОЗа

Другой особенностью был затвор, имевший верхний узел запирания, аналогичный применённому на ружьях «первой системы» производства мастерской Лежен, но без «изысков» в плане формы выступа на казённой части и ответного паза в колодке. Оттуда же перекочевал автоматический погон, который покупался за границей и впоследствии превратился в опцию ценой 5 рублей.

Ружьё «второй системы » Ивашенцова (окончательный вариант)

Из юбилейного прейскуранта (1912) Тульского Императора Петра Великого оружейного завода: «Двуствольные бескурковые ружья по системе А.П. Ивашенцова, стволы специальной стали, затвор на 3 крючках с нижним рычагом типа Дау, замки типа Скотта, планка гильошированная обыкновенная или углублённая типа „Идеал“, ложа английская, цевьё системы Ансон, сверловка цилиндрическая, с одним или двумя чоками. Ружья работаются пока 20 кал. под бумажную гильзу или 24 кал. под медную и на них ставится хорошая английская мелкая гравировка с чеканной головкой коробки.

Длина стволов 27″. Антабки на ружья не ставятся, по желанию могут быть. Наружные размеры стволов для этой системы приняты заводом облегчённого и нормального типов, в зависимости от чего ружьё с облегчёнными стволами весит около 7 фунтов (лёгкий тип), а с нормальными стволами около 7 1/3 – 7 1/2 фунтов (тяжёлый тип). Примечание. За каждое из следующих отступлений от прейскуранта прибавляется к цене ружья по 2 рубля: Полупистолетную ложу. Пистолетную ложу. Размеры ложи, данные заказчиком. За щёку на ложе».

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеСюжетная гравировка на ружье Ивашенцова

Согласно тому же прейскуранту, к любому ружью ИТОЗа, выпущенному после 1902 года, можно было заказать гладкую, нарезную или комбинированную пару стволов. К ружьям до 1902 года или выпущенным другими заводами заказ принимался только на гладкие стволы. Носок и пятка приклада ружья Ивашенцова имели металлические вставки. Колодка, нижняя личина и боковые основания подвергались цементации (цветной калке «под мрамор»). По желанию заказчика гравировка могла быть «усилена» за отдельную плату.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеВерхний узел запирания ружья Ивашенцова

В отличие от затвора на первых дробовиках «второй системы», верхний узел запирания в окончательном варианте ружья Ивашенцова был стандартным. Из книги Ивашенцова «Бой и служба дробового ружья»: «Затвор состоит из рамки Пердея и третьего верхнего скрепления типа Перде. Я очень ценю его за то, что оно позволяет обойтись без вырезов сверху колодки, самый выступ третьего скрепления Пердея мал и не портит, при чистке стволов, руки, работа же его достаточно надёжна».

Из ведомости охотничьей мастерской ИТОЗа на 01.01.1918 следует, что на заводе находилось одно ружьё Ивашенцова в готовом виде стоимостью 175 руб., из которых 122 руб. 10 коп. – заработная плата и 9 руб.15 коп. – стоимость основных материалов. Имелись также ружья в разной степени готовности: 1 прилаженное, 3 отлаженных, 2 гравированных, 5 калёных, 6 собранных с белыми стволами, 1 собранное с «переменными стволами» (дополнительной парой). Из частей ружья Ивашенцова в наличии было: стволов 24-го калибра с одним чоком – 6 пар, 20-го калибра с одним чоком – 40 пар, 20-го калибра с 2 чоками – 3 пары, боксфлинт (комбинированная пара с гладким стволом 20-го калибра и нарезным калибра .50-110-300) – 1 пара, убитых (забракованных) – 110 пар.

Коробок 16-го калибра – 1 штука, 20-го калибра – 26 штук, а также замки, рамки запирания, винты и т. д. Таким образом, после 1922 года могло выйти не более 45 ружей Ивашенцова. Наличие коробки (колодки) 16-го калибра говорит о том, что завод готовился к выпуску или даже выпускал соответствующее ружьё. Прочность колодки ружья Ивашенцова 20-го калибра позволяла использовать её в том числе для дымного экспресса .50 калибра с зарядом 110 гран (7,1 г) чёрного пороха и пулей в 300 гран (19,4 г). По воспоминаниям Д.М. Кочетова, ружья Ивашенцова были выпущены «небольшой серией».

О Скотте и Вудварде

Из главы «Видоизменённая мною система Скотта» (Ивашенцов, «Охота и спорт», 1898): «…я решил воспользоваться превосходным замком Скотта и скомбинировал систему так: ударники Скотта были снабжены выступами или кулаками; ключ был удлинён в колодке, и взвод ударников, равно как и управление затвором, устроены как у Вудворда. Благодаря этому колодка получилась сплошная, и, следовательно, ей можно было придать любой вес, прочность и форму. Замки Скотта вполне обеспечили силу и точность действия ударной системы, а длинный и сильный ключ Дау, в связи с мягкостью двухколенной боевой пружины, облегчил взвод ударников. Действие её и управление его совершенно аналогичны с моей системой. Вместо замков Скотта в шейку для любителей подкладного замка можно взять quasi-подкладной замок Мура и Грея, хотя лучше обратного замка Скотта он не будет».

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеЧертёж «системы Скотта» с нижним рычагом из патента № 3424 от 1874 г.

Настоящая «система Скотта» была защищена британским патентом № 3424 от 7 октября 1874 года. Спецификация содержит варианты взведения и запирания верхним, боковым и нижним рычагом. Все три варианта подразумевали, во-первых, замок (или замки) на нижней личине, а во-вторых, взведение происходило не путём взаимодействия рамки и курка, как у Ивашенцова, а посредством взаимодействия с курком верхнего плеча рычага взведения через промежуточный рычаг (е). Другими словами, настоящая «система Скотта» имела мало общего с тем, что считал такой «системой» Ивашенцов.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеКатки на рамке запирания (слева). Износ торца курка и разрушение носка интерцептора (справа)

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеРычаг взведения и спусковой механизм ружья Ивашенцова

Проблема чрезмерного усилия на рычаге в «первой системе» Ивашенцова перекочевала во «вторую систему», хотя для облегчения взвода на рамке были установлены катки. У всех ружей Ивашенцова, побывавших в моих руках, были проблемы со взведением замков, вызванные износом либо торца курка, взаимодействующего с катком, либо самого катка. Вполне возможно, что вдобавок к недостаткам конструкции свою роль сыграла неотработанная технология закалки деталей механизма.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеЗамок ружья «второй системы» Ивашенцова

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеЗамки с интерцептором Нидхэма и Хинтона: взведён (вверху), спущен (внизу). Фото: Diggory Hadoke

Ивашенцов считал «замок Скотта» лучшим. Однако Уильям Мидлдитч Скотт никогда не патентовал замок на боковом основании с длинной боевой пружиной, расположенной за курком. Его компания W.C. Scott & Son покупала такие замки у Эдвина Чилтона. В 1879 года на них появился интерцептор. Многие коллеги до сих пор уверены, что интерцептор был изобретён и запатентован Скоттом. В действительности авторы изобретения – Джозеф Вернон Нидхэм (Joseph Vernon Needham) и Георг Хинтон (George Hinton).

Именно они получили британский патент № 706 от 21 февраля 1879 года на соответствующую конструкцию. Как цеденты Уильма Мидлдитча Скотта и Джеймса Чарльза Скотта, совладельцев компании W.C. Scott & Son, Нидхэм и Хинтон получили патент США № 225994 от 30 марта 1880 года. То есть права на своё изобретение они продали отцу и сыну Скоттам до получения американского патента. Ружья в разной степени готовности с такими замками покупали у W.C. Scott & Son и оружейные фирмы, и частные мастера. Похоже, что это была одна из самых распространённых «систем» в 1880-е годы. На ружьях Ивашенцова установлен интерцептор попроще. Такой применяла компания Boss & Co. со времён Джона Робертсона.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеКонструкция ружья Automatic Вудварда и рычаг взведения с подъёмной штангой (а)

Ивашенцов: «…взвод ударников, равно как и управление затвором, устроены как у Вудворда». Что касается «управления затвором», то, действительно, в бескурковом ружье Вудварда Automatic (оно же Automaton) нижний рычаг взаимодействовал непосредственно с рамкой запирания, но «взвод ударников» происходил посредством подъёмной штанги (а). Джеймс Вудвард в предварительной спецификации написал: «Конструкция подъёмной штанги, шарнирно закреплённой на ручном рычаге, устроена таким образом, что для взвода замков требуется очень небольшое усилие…» (патент не был получен, вероятно, потому, что повторял механику куркового ружья из патентов Саутгейта и Вудварда 1876 года).

Миф о «первом ружье»

В коллекции Государственного исторического музея (ГИМ) хранится ружьё 16-го калибра работы известного петербургского оружейника Ф.О. Мацки. Ю.В. Шокарев в своей книге «Русское охотничье оружие. Мастера и фирмы» (2005), не приведя никаких доказательств, назвал этот дробовик «ружьём системы А.П. Ивашенцова», а также написал, что «благодаря реализации конструкции Ивашенцова штучником Мацкой ружьё было принято к исполнению малой серией на Тульском оружейном заводе». В результате родился миф о «первом ружье системы Ивашенцова», которое якобы изготовил Мацка.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеРужьё 16-го калибра работы Мацки. Фото: ГИМ

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеФотография этого же ружья из книги Ю.В. Шокарева.

Даже невысокого качества фотографии позволяют увидеть, что этот дробовик имеет мало общего с ружьём Ивашенцова, выпускавшимся ИТОЗом, зато он очень похож на «парадокс» Бутурлина: те же замки JOSEPH BRAZIER ASHES и верхний узел запирания в виде петли.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеРужьё Ф.О. Мацки № 274

Ивашенцов нигде не упоминал, что он что-то заказывал у Мацки, хотя ружья работы этого мастера использовались им в опытах по исследованию кучности боя (одно из них принадлежало Е.Г. Надеждину). Известно великолепное ружьё Мацки 12-го калибра № 274, затвор которого работает от нижнего рычага, но никому в голову не приходит называть его «ружьём Ивашенцова», поскольку замки JOSEPH BRAZIER ASHES с задней боевой пружиной взводятся стволами, а узлы запирания («кукольная голова» с задвижкой и рамка на два крюка) не имеют никаких «экзотических» элементов.

Вместо заключения

По воспоминаниям Д.М. Кочетова (начальника охотничьей мастерской ТОЗа с 1922 года), до революции ружья Ивашенцова были выпущены «небольшой серией». К 1910 году, когда появились первые серийные ружья, «вторая система» Ивашенцова выглядела уже «реликтом» по сравнению с тем, что выпускалось в других странах. Естественно, возникает вопрос: из каких соображений ружьё было «поставлено в производство»? Полагаю, причины были две: насущная потребность завода и авторитет Ивашенцова.

Для сохранения квалифицированных кадров после перевооружения армии на винтовку Мосина ИТОЗ начал выпуск гражданской продукции, параллельно занимаясь поиском прототипов охотничьих ружей, пригодных для машинного производства (одна из целей заграничной командировки в 1902 году заведующего охотничьей и починочной мастерской завода капитана С.А. Зыбина). Рассматривались также предложения, поступавшие от «охотничьей общественности». Ивашенцов являлся самым авторитетным представителем этой самой общественности.

Напомню: «вторая система» впервые была описана в 1898 году в главе «Видоизменённая мною система Скотта» (А.П. Ивашенцов, «Охота и спорт»), то есть задолго до появления теории самого Ивашенцова о преимуществе ружей малых калибров. В той же книге написано: «…я лично выбрал бы цилиндр 12-го калибра, от 8 до 9 фунтов весу, под картонную гильзу…ружья лёгкие суть предметы роскоши… Чоки в разряде охотничьих ружей, по моему мнению, совершенно неуместны…» Не хочу ничего навязывать. Каждый вправе делать свои выводы.

Моё мнение таково: все «системы» были придуманы исходя из ошибочных представлений о прочности ружейной колодки, как следствие известного случая её разрушения в руках самого Ивашенцова. Неспособность обеспечить нормальные весовые характеристики ружья 12-го калибра со «сплошной» колодкой вынудила Ивашенцова обратиться к малым калибрам, а желание иметь дробовую осыпь, не уступающую 12-му калибру, привело к опытам с усиленными зарядами.

В результате появилось мнение о преимуществах магнумов малых калибров, которое пропагандировали Ивашенцов и его последователи. С современной точки зрения его несостоятельность очевидна. Если бы постановка ружья в производство происходила не под влиянием авторитета одного человека, а после комплекса испытаний в условиях реальных охот, боюсь, мы никогда бы не увидели первое по-настоящему российское ружьё, во всяком случае в начале XX века.

Мифы российского оружиеведения. «Системы» А.П. Ивашенцова. ПродолжениеРужья (в том числе системы Ивашенцова) в витрине ИТОЗа (слева) на Царскосельской выставке 1911 года

Как бы то ни было, усилия А.П. Ивашенцова были оценены. На Российско-шведской выставке физического развития и спорта 1909 года его ружьё получило большую золотую медаль Императорского русского технического общества. Сам же Ивашенцов был награждён почётной медалью общества, которая присуждалась «за особые заслуги в области техники и промышленности». Александр Петрович получил её «за разработку охотничьего ружья и полезную деятельность в области развития оружейной техники». На юбилейной Царскосельской выставке 1911 года ИТОЗ получил Большую золотую медаль за «выдающиеся образцы охотничьего ружья и особенно за безукоризненно исполненное ружьё системы А.П. Ивашенцова».

Итак: братья Лежен, Килби, Алешкин, ИОЗ, Льежская мануфактура, ИТОЗ – почти два десятка лет Ивашенцов пытался сказать своё слово в оружейном деле. В итоге – «небольшая серия» ружей «второй системы» на Тульском Императора Петра Великого оружейном заводе. До августа 1914 года, когда из-за Первой мировой войны производство охотничьего оружия на ИТОЗе было остановлено, ружьё Ивашенцова не стало востребованным не столько в силу сомнительности концепции, или неинформированности, или консерватизма продавцов оружия и его покупателей, сколько в силу простого обстоятельства: отечественный дробовик ценой 175 рублей был слишком дорогим для подавляющего большинства российских охотников.

«Первую систему» Ивашенцова можно назвать неудачным проектом дилетанта. Ружьё «второй системы», претерпев множество «метаморфоз», превратилось в конечном итоге в прочную «двадцатку». В этом немалая заслуга ИТОЗа, обеспечившего достойное качество, во многом лучше того, что можно увидеть на современных изделиях того же завода. Ружей конструкции А.П. Ивашенцова осталось мало. Они, несомненно, представляют коллекционную ценность и являются своеобразным памятником первопроходцам отечественного оружейного дела.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, декабрь 2023

964
Adblock detector