«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

Охотничье сообщество
«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

Во время поездки на Камчатку мне пришлось встретиться с интереснейшим человеком – организатором охотничьего туризма Еленой Ивановой (далее – Е. И.). Вообще, у Елены есть много должностей: она и заместитель генерального директора охотничье-туристической компании, и охотовед, и туристический менеджер.

Михаил Кречмар (далее М. К.): Елена, расскажите, пожалуйста, что у вас за предприятие? Чем оно занимается, как давно существует и вообще, как вы дошли до жизни такой?

Е. И.: Мы оперируем двумя предприятиями – это ООО «Асача» и ООО «Жакан плюс», оба предприятия являются туроператорами и внесены в федеральный реестр туроператоров. Основная направленность наших предприятий – это организация охотничьих туров по Камчатке, включает все три основных вида: снежного барана, лося и бурого медведя. Наши компании владеют комфортными базами со всеми условиями проживания, благоустройством по последнему слову техники, с Wi-Fi, с телевидением, с туалетами, ванными, душевыми. Делаем всё, чтобы люди чувствовали себя комфортно. В основном проводим трофейные, спортивные охоты для населения, но, в принципе, есть и единичные продажи для тех, кто к нам идёт и покупает лицензию на зайца или на уток.

«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

М. К.: Какая площадь угодий?

Е. И.: Общая площадь угодий двух предприятий около двух миллионов гектаров.

М. К.: А сколько участков?

Е. И.: Одиннадцать участков. Они расположены дисперсно, начиная с Пенжинского района на севере – там самый большой участок, 780 тысяч гектаров, – и Усть-Камчатский, Мильковский, Елизовский, Быстринский районы.

М. К.: А инфраструктура как у вас построена на этих участках? Это бывшие госпромхозы или сами всё строили с нуля для себя?

Е. И.: У нас все сооружения новые, госпромхозовского практически ничего не осталось уже, оно всё обветшало, никто за ним не следил. Поэтому мы построили базы с нуля. Даже переходные избушки – и те у нас новые.

«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

М. К.: А технику какую используете?

Е. И.: Мы можем арендовать вертолёты, а так у нас есть снегоходы, квадроциклы и высокопроходимые джипы. Вот лошадей нет. К сожалению, лошади намного затратнее, нежели автомобиль.

М. К.: Потому что если сломается, то не починишь, в отличие от машины. Смотрите, у вас на двух миллионах гектаров есть соболь, вы им как-нибудь распоряжаетесь? Пускаете договорников на участки?

Е. И.: Во-первых, особо никто и не просится. Допустим, в Мильковском районе, где больше посёлков, люди иногда обращаются. Молодёжь-то уже не идёт соболевать, к нам стучатся те, которые по привычке уже охотятся, бывшие госпромхозовские промысловики. Они приходят, мы им даём разрешения, они ловят и сдают нам.

«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

М. К.: А потом на аукцион, да?

Е. И.: Нет, мы не через аукцион. Мы реализуем напрямую в Москве.

М. К.: Давайте о больном. О молодёжи, мы уже её коснулись. Что с гидами?

Е. И.: С гидами у нас ситуация такая. Есть свои официально нанятые егеря, которые занимаются егерской работой. Есть сторожа, которые на базах сидят. Егерей мы также привлекаем во время туров. В массе обходимся своим персоналом, камчатским.

М. К.: Просто одна из больших проблем – всё время сталкиваюсь с тем, что молодёжь в гиды не идёт, а старые, в общем, потихонечку помирают. Вот сейчас людей стали везти уже из центральных районов страны.

Е. И.: Да, я слышала такое, приезжают на сезон, здесь работают егерями ребята из Костромы. Мы своими силами обходимся, у нас вот и егеря свои, они тоже техникой снабжаются полностью, и зам. генерального директора у нас гидом работает, и привлекаем местных ребят тоже.

«Будем развиваться». Интервью с Еленой ИвановойМ. К.: А с КМНС (коренными малочисленными народами Крайнего Севера) у вас как строятся взаимоотношения?

Е. И.: Были у нас участки, на которых жили коренные малочисленные. Оленеводы там были, просто охотники, рыбаки жили. Мы лицензии давали на соболя, они тоже соболевали и сдавали.

М. К.: Нам рассказывали, что вы оказываете им поддержку.

Е. И.: Ну, какого характера поддержку. Ну вот тем, что мы давали им возможность осуществлять их традиционную жизнь, не отказывали в выдаче разрешений.

М. К.: На Дальнем Востоке существование таких предприятий является очень важным источником работы для местных жителей. Без охотничьего и рыболовного туризма здесь с работой плохо. Так ли это у вас, там, где вы работаете?

Е. И.: Если посмотреть прямо, то молодых охотников-то и нет. Местное население, которое проживает здесь, люди средних лет тоже не особо горят идти к нам в качестве охотничьих гидов, поскольку нет у них особой уверенности, что справятся с этим. Одно дело, когда ты охотишься и сам ходишь. Другое – когда ты охотишься с другим человеком, клиентом, и работаешь на результат. Это не тот вид охоты, то есть гид и просто охотник – это разные вещи, тут нужно быть психологом немного, и помощником, и всем на свете. Правильно разделывать и прочее.

М. К.: Сколько одновременно туров можете проводить? Сколько одновременно можно обеспечить групп?

Е. И.: Весной может быть задействовано 5 баз. Пять баз с проживанием 3–4 человека – это 20 человек, и плюс 2–3 заезда.

«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

М. К.: Я считаю, сколько обслуживания вам нужно. Минимум 7 человек на группу плюс гид.

Е. И.: Человек на базе всегда есть – это егерь, который охраняет эту базу и следит, плюс 3–4 гида, повар, переводчик, горничная. С переводчиками проще, их больше, чем гидов.

М. К.: Вы сами охотник?

Е. И.: Ну само собой! Вот только приехала из Африки!

М. К.: На кого?

Е. И.: Я хоть на кого, кто попадётся в Африке. На антилопу охотилась в ЮАР.

М. К.: А здесь на кого больше всего?

Е. И.: Я из Сибири, из таёжного посёлка, и с семи лет охочусь. На зайцев охотимся. Я, допустим, на медведей не хочу охотиться, зачем? Это для меня не объект охоты как таковой: один-два раза, третий раз вынужденный был, отстреливалась – и всё, мне достаточно, хватило! Капканы на соболя, на белочку, соболей с собачками.

«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

М. К.: А сколько у вас собак?

Е. И.: Есть лайки, сейчас две, один старый, второй молодой. Держим дома. Хотелось бы на лося, но думаю: ну зачем, когда у нас этих лосей куча мяса, жалко прямо животных, просто ради охоты стрелять такое… больше хочу на барана, никак не получается, сколько раз ходила на него – не везло. То самки, то туман, то ещё что-нибудь.

М. К.: Елена, какие сейчас видите проблемы вообще в трофейной охоте на Камчатке, конкретно для вашего предприятия в частности?

Е. И.: Мы всё ещё преодолеваем последствия. Только-только начали работать в 2016 году, когда у нас учредитель собрался и решил заниматься этим, приобрёл предприятие, вышли на аукцион, взяли на аукционе участки, начали именно заниматься трофейной охотой. Начали вкладываться, организовываться, налаживать связи с посредниками и потом выходить сами напрямую. Начали зарабатывать, строить базы, обновлять – и в это время ковид, потом СВО.

«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

Потихонечку вроде раскручиваться начинает, но, опять же, очень сложно сейчас. Сами знаете, ситуация сложная, потому что у нас в основной массе клиентами были иностранцы. Россияне есть, они едут, но они искушённее, чем иностранцы, мне кажется. Те россияне, которые могут себе позволить жить в таких условиях и платить деньги как иностранцы, по-моему, уже все побывали на Камчатке. Проблема сейчас в отсутствии туристов. Вроде уже подготовились, базы, техника есть, не хватает туристов.

М. К.: Мы в прошлом году встречались на Курильском озере. Вы вот это тоже используете в качестве дополнительного?

Е. И.: Да, мы организовываем. В связи с тем, что у нас с охотничьими турами такая ситуация. Наши клиенты, которые были охотниками и теперь уже приезжают сюда с семьями, с детьми, часто просят организовать им просто туризм. Курильское озеро, Долина гейзеров, сплав какой-нибудь, рыбалка. Мы организуем и их сопровождаем – тоже какая-то копейка падает.

«Будем развиваться». Интервью с Еленой Ивановой

М. К.: Есть перспектива, что их в какой-то момент станет больше, чем охотников, и они будут приносить больше денег?

Е. И.: Направленность нашего предприятия была в первую очередь на охоту, и базы у нас охотничьи стоят в тех местах, где как раз концентрация зверя. Угодья специально брались под охоту.

М. К.: Вы продолжаете думать, что основой вашего благосостояния будет охота?

Е. И.: Надеемся на это! Потому что не зря же вкладывались, и я думаю, что всё равно отклик какой-то будет. Надеюсь, что минуют нас все эти беды-невзгоды. Сейчас весной провели охоту – уже были иностранцы. И на второй период, на лосиный на зиму, тоже иностранцы забронированы. Поэтому надеемся, что будем развиваться.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, ноябрь 2023

918
Adblock detector