Енотовидная собака: на периферии охотничьего интереса

Лисы и другие псовые
Енотовидная собака: на периферии охотничьего интереса

Енотовидная собака – довольно специфическое животное, малоизвестное среднестатистическому городскому жителю. Своим названием она обязана в первую очередь окраске морды, так сильно напоминающей «маску» енота-полоскуна.

В литературе приводится довольно много синонимов для именования героини этого материала: мангут, енотка, уссурийский енот и т. д. Впрочем, охотники тех субъектов Российской Федерации, в природе которых нет «настоящего» енота, обычно «енотом» называют енотовидную собаку.

Судьба этого животного в контексте отечественного охотничьего хозяйства весьма примечательна и во многом уникальна. Большую половину XX века в советском государстве господствовал особый подход к ведению охотхозяйственной деятельности, одной из главных установок которого было так называемое обогащение фауны. Одним из актов этого самого «обогащения» и стало заселение с Дальнего Востока в европейскую часть СССР енотовидной собаки.

Первые мероприятия по интродукции были реализованы ещё в конце 1920-х годов. Активная работа по расселению этого зверька в разные уголки Советского Союза продолжалась несколько десятилетий. Где-то эксперименты закончились неудачно, например, енотка практически не прижилась в Сибири и Закавказье. Зато это животное сумело закрепиться и размножиться чуть ли не во всех уголках европейской части страны, включая северные регионы с довольно суровым климатом. Надо сказать, что морозы енотовидную собаку пугают не слишком, куда страшнее для неё высокий снежный покров – ведь этот невысокий приземистый хищник просто не может нормально передвигаться по глубокому снегу.

Енотовидная собака: на периферии охотничьего интересаОднако и это не остановило расселение, ведь у енотовидной собаки (у единственного зверя из всего семейства псовых!) существует механизм гибернации (то есть зимней спячки), с помощью которого она может пережидать самые неблагоприятные для себя метеорологические явления «в режиме экономии энергии». Основными местами обитания, как «на исторической родине», так и в новых осваиваемых территориях, для енотки стали речные поймы, густо заросшие околоводной растительностью, различные кустарниковые и тростниковые массивы, а также пойменные леса, чаще – лиственные.

Наверное, почти каждому охотнику приходилось слышать, насколько вредной для сложившихся экосистем оказалась эта интродукция. Енотовидная собака – зверь не слишком ловкий и агрессивный, но весьма прожорливый, причём ест он буквально всё, до чего дотянется. В первую очередь страдают кладки и выводки самых разных птиц, гнездящихся на земле. Много где охотники стали жаловаться на падение численности боровой дичи после появления нового вида. Не стоит забывать и о том, что енотовидка является ещё и разносчиком различных заболеваний, например бешенства.

Впрочем, среди учёных, профильно занимавшихся вопросами экологии енотовидной собаки, довольно широко распространена и иная точка зрения на этот вопрос. Согласно ей, в большинстве новых мест обитания этот зверь не оказал сколько-нибудь заметного влияния на сложившиеся экосистемы, потому что занял «пустующие» ниши. Как бы то ни было, важность регулирования численности этого хищника признаётся и этими специалистами, да и вообще, пожалуй, почти всеми.

И вот тут возникает некоторая проблема. В советское время необходимая охотничья нагрузка на енотку неплохо стимулировалась пушно-меховой конъюнктурой. Ведь наличие у зверя ценного меха при отсутствии значительных ограничений в добыче отлично «решали проблему» излишне высокой численности кого бы то ни было. Кстати говоря, в советские времена разрабатывалась и тема клеточного содержания уссурийского енота, причём в комплексных целях: предлагалось использовать не только мех, но и другую продукцию (мясо, жир, остевой волос и т. д.).

Енотовидная собака: на периферии охотничьего интереса

Однако в сложившихся ныне реалиях даже само словосочетание «ценный мех» кажется почти что анахронизмом. Тем более мех енотки – всё-таки весьма специфический, особенно по современным меркам. В итоге мы имеем местами довольно многочисленного и весьма «вредного» зверька, за редким исключением практически не интересного охотнику. Нет, всплески относительного подъёма интереса к шкурам героини статьи периодически случались и в постсоветское время, но ни в какое сравнение ни со старым спросом, ни с бывшими ценами новые реалии не шли. Да и в последние несколько лет складывается впечатление, что интерес к охоте на енотовидную собаку у среднестатистического охотника уже окончательно утрачен, и добывается она совсем небольшим количеством энтузиастов.

А что же это за энтузиасты? В основном это собачатники двух видов («норники» и «лайчатники»), любители ночной охоты на хищника и любители самоловной охоты. Часть из них занимается этим делом ради удовольствия, а часть – в связи с профессиональной необходимостью, поскольку существуют-таки охотничьи хозяйства, где регулирование численности енотки, как одна из составных частей комплекса биотехнических мероприятий, довольно хорошо поставлено на поток.

Теперь поговорим непосредственно об охоте на этого зверя. В целом по сравнению с другими псовыми добывать его довольно несложно. В капканы и прочие самоловы лезет енотка весьма охотно. Правда, ей посчастливилось попасть в тот самый нелюбимый отечественными «трапперами» перечень животных, для добычи которых запрещено использование «стандартных ногозахватывающих удерживающих капканов со стальными дугами». Но «енота» вполне можно ловить и проходными капканами и другими приспособлениями (например, живоловушками, в которые этот зверёк попадает чаще других отечественных представителей семейства псовых).

Енотовидная собака: на периферии охотничьего интереса

Про самоловную охоту на енотку можно рассказать следующую историю. Как-то раз автор этих строк решил попробовать отловить этого зверя с помощью недавно приобретённых «гуманных» капканов «КП-250». Место установки капканов было разведано ещё давно: енотка выбрала себе для жилья широкую и густую лесополосу, по которой проходил выкопанный давным-давно ирригационный канал. В нём уже много лет не было воды. Зато то тут, то там встречались остатки бетонных труб, по которым она должна была разводиться по близлежащим полям. В этих трубах частенько норились лисы, а изредка любителям норной охоты даже удавалось застать барсука.

Интересным в рельефном плане было то, что уровень почвы в лесопосадке был как бы поднят относительно окружающей территории. Получалось, что канал был вырыт в этом возвышении, и уровень его дна примерно соответствовал уровню почвы на полях вокруг. В одной из бетонных труб, уходящих от канала, и пристроилась енотка на постоянное проживание. Это легко было понять по следам и расположенным неподалёку характерным «туалетам», заметно отличавшимся от барсучьих.

Енотовидная собака: на периферии охотничьего интереса

На противоположной стороне насыпи, буквально метрах в 7–8 от трубы, была когда-то кем-то вырыта земляная нора, к которой тоже вели свежие следы енотки. Можно было предположить, что эти норы где-то под землёй соединялись. В таком случае логично перекрыть оба выхода, что и было сделано с помощью двух проходных капканов. На дворе стояла тёплая южная осень. Главным неудобством стала необходимость проверять капканы ежедневно: ведь происходило это на юге страны, и отловленный «гуманным капканом» зверь мог потерять свои потребительские качества, пролежав лишние сутки. Так вот, уже на вторую проверку оба капкана были обнаружены сработавшими, и в каждом было по енотовидной собаке. То есть попались они обе в одну ночь, на расстоянии менее чем 10 метров друг от друга.

Но перейдём к другим способам охоты. Енотка – лёгкая добыча для лаек. Она сильно пахнет, неагрессивна, бегает довольно медленно. Будучи застигнутой вне норы, в качестве защитной реакции нередко притворяется мёртвой. Этой особенностью часто пользуются те, кому нужен этот зверь живьём. Кроме лаек, неплохо на енотку охотятся и норные собаки.

Кстати, этот зверь всегда был излюбленным объектом содержания на притравочных станциях. Ещё один способ охоты, особенно получивший распространение в последние годы, – охота ночью на приваде. Конечно, всплеск интереса к нему связан с массовым распространением приборов/прицелов ночного видения и особенно тепловизоров. Нельзя сказать, что еноток не стреляли на приваде раньше, но понятно, что это было «не то пальто». Кстати, некоторое время применение таких устройств для охоты на енотовидную собаку (как и на большинство других хищников) было запрещено, но несколько лет назад из правил охоты такое ограничение исключили.

Енотовидная собака: на периферии охотничьего интереса

Особенностью охоты на приваде именно на енотовидную собаку являются её особые отношения с погодой. Дело в том, что во время самой эффективной охоты этим способом на других псовых (например, на лисицу), то есть зимой по морозу и снегу, енотка, как правило, находится в спячке. Поэтому самая активная охота на неё на приваде приходится на тёплые, чаще всего осенние дни. Хотя, безусловно, бывают и исключения, по снегу енотовидные собаки тоже нередко добываются.

Можно пофантазировать на тему «какое будущее в охотничьем хозяйстве ждёт этот вид в ближайшие десятилетия». Если не случится каких-то серьёзных эпизоотий и не произойдёт возрождение интереса к пушнине, то, скорее всего, численность енотовидной собаки будет только увеличиваться. Этому отлично способствует в том числе и пресловутое глобальное потепление.

Есть, конечно, и другие факторы, которые могут воздействовать на популяционное благополучие: состояние пищевых ресурсов, динамика численности конкурентов и т. д. Но для такого пластичного вида, как уссурийский енот, вряд ли эти факторы станут определяющими. Хотя, вообще- говоря, вопрос про конкурентов довольно интересен, например, на юге России очень сложные взаимоотношения у енотки складываются с активно распространяющимся шакалом. Но это тема для отдельного большого разговора.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, ноябрь 2023

1186
Adblock detector