Охота vs. война, или Пара слов о конверсии

Оружие и боеприпасы
Охота vs. война, или Пара слов о конверсии

Споры об использовании конверсионного самозарядного оружия на охоте не утихают в России с начала 90-х годов прошлого века и сейчас, если судить по пабликам и ТГ-каналам, идёт новый виток. Для того чтобы лучше понимать истоки этих диспутов, давайте начнём с истории.

В 1996 году, вскоре после распада СССР и рождения Российской Федерации, появился «Закон об оружии». В нём было выделено всего три вида гражданского оружия: газовое оружие самообороны, спортивное и охотничье. Этот нормативный акт впервые давал «ширнармассам» право приобретения охотничьего нарезного оружия, до того (в прошлом государстве) доступного лишь профессионалам от охоты и небольшой группе «блатных». Одним из первых образцов конверсионного самозарядного оружия, ставшего доступным для массового охотника, оказался СКС. Собственно, изначально вся конверсия заключалась лишь только в спиливании штыка, без каких-то дополнительных вмешательств. Обычно продажи СКС происходили сразу с двумя-тремя «цинками» патронов 7,62×39, естественно, «военных» (других тогда просто и не было).

На охоте же «первые блины» чаще всего оказывались «комьями», так как уверовавшие в чудодейственную силу нарезного оружия (не даром же столько времени «клятые коммунисты» не давали людям доступа к этим «бластерам») и насыщенные «знаниями» из Блюма/Шишкина/Сабанеева «неофиты от нарезняка» стреляли довольно слабеньким патрончиком с пулей FMJ буквально в любого зверя и на любой дистанции.

Также, естественно (откуда бы им было взяться?), отсутствовали и элементарные навыки обращения с нарезным оружием и понимание баллистики. Результат чаще всего был удручающий, причём как со стороны пользователей нарезного оружия, так и со стороны органов власти. Первые узнали, что «бластер» – вовсе не бластер, надо знать дистанцию до цели и посылать пулю (желательно экспансивную) в убойную зону.

Вторые же, в лице регионов, например, справедливо недовольные количеством подранков и несчастными случаями на охоте, начали принимать локальные нормативно-правовые акты, ограничивающие как использование оружия под патрон 7,62×39 на охоте (речь про крупных животных – лося, оленя и кабана), так и ёмкость магазина любого самозарядного оружия до 5 патронов. Вторая норма со временем перекочевала даже в федеральные «Правила охоты» (интересующихся деталями отсылаю к постановлению главы администрации Белгородской области от 21 октября 1997 года № 476 и к приказу Минприроды России от 16 ноября 2010 г. № 512 «Об утверждении Правил охоты»).

Охота vs. война, или Пара слов о конверсии

1086
Adblock detector