Медведи и вынужденный отстрел

Охота на медведя
Медведи и вынужденный отстрел

В сфере использования объектов животного мира необходимость безотлагательного изъятия отдельных из них возникает хотя и довольно редко, но систематически.

К примеру, на Камчатке ежегодно в конфликтных ситуациях с медведями от хищников гибнут 1–2 человека и 2–3 получают ранения. Количество случаев нападений медведей на домашних животных исчисляется десятками. В итоге за сезон в крае вынужденно отстреливается 60–80 зверей, а в 2020 г. только официально было зарегистрировано 160 таких отстрелов. При этом приходится признать, что процедура такого безотлагательного изъятия с правовой точки зрения выглядит не вполне урегулированной, а имеющиеся профильные нормативные акты упомянутых ситуаций практически не предусматривают.

В целом обеспечение безопасности населения, а также право применения огнестрельного оружия в населенных пунктах отнесены к компетенции полиции (в соответствии с пунктами 2 и 5 части 1 статьи 12 Закона о полиции от 07.02.2011 № 3-ФЗ) и Росгвардии (в соответствии с пунктом 8 части 1 статьи 21 Закона о войсках национальной гвардии от 03.07.2016 № 226-ФЗ). Не должны оставаться в стороне от решения вопросов обеспечения безопасности и органы местного самоуправления (в частности, в соответствии с подпунктом 8 части 1 статьи 14 Федерального Закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации).На деле же в силу выраженной специфичности содержания конфликта с участием такого хищника, как медведь, разрешение конфликтных ситуаций с ним с точки зрения юридической обоснованности осуществляется в большинстве своём стихийно.

Медведи и вынужденный отстрел

В случае нанесения вреда человеку или домашним животным силовые структуры ограничиваются в лучшем случае фиксацией факта нападения и его юридическим закреплением (если человек получил ранение или погиб). Порядок обмена информацией об инциденте между ведомствами и последовательность действий не урегулированы. Обязательность изъятия проблемного животного, даже если это, к примеру, медведь-людоед, практически не предусмотрена, как не обозначены и ответственные за это органы. Вынужденной ликвидацией проблемной особи занимаются по собственной инициативе спорным образом уполномоченные люди, в лучшем случае имеющие достаточный опыт охоты на медведя. Возможность официального поручения процедуры ликвидации хищника специалистам, к примеру, нашего министерства, представляется сомнительной по ряду причин:

  • такая деятельность не предусмотрена должностными регламентами специалистов;
  • специалисты министерства не обеспечены служебным оружием, предназначенным для отстрела такого крупного и опасного хищника, каким является камчатский бурый медведь, при этом они, действуя как должностные лица, не могут использовать и личное охотничье оружие, даже если оно будет более подходящим для такой акции.

Медведи и вынужденный отстрел

Таким образом, все участники межведомственных оперативных групп, создаваемых для уничтожения, к примеру, медведя-людоеда, вне зависимости от своего официального статуса остаются, по сути, волонтёрами и несут только моральную ответственность за результаты своей деятельности. При этом бурый медведь, даже нанёсший вред человеку, остаётся представителем вида, охраняемого законодательством, добыча которого квотируется, а за его незаконный отстрел предусмотрена ответственность, вплоть до уголовной. Иначе говоря, чтобы отстрелять медведя-людоеда на законных основаниях, исполнителю нужно иметь специальное разрешение.

В настоящее время вопросы безотлагательного изъятия диких животных специально уполномоченный орган по охране и регулированию использования охотничьих ресурсов (министерство природных ресурсов и экологии Камчатского края) вынужден решать в рамках мероприятий по регулированию численности объектов животного мира. Порядок регулирования численности объектов животного мира, отнесённых к объектам охоты, оговорён в ряде НПА: Законе об охоте от 24.07.2009 № 209-ФЗ (статьи 16, 48), приказе Минприроды России от 13.01.2011 № 1 «Об утверждении порядка принятия решения о регулировании численности охотничьих ресурсов и его формы», упоминается в Правилах охоты, которыми для охоты в целях регулирования численности снимаются ограничения на применение технических средств. Однако к упомянутым выше ситуациям этот порядок может быть применён весьма условно.

Медведи и вынужденный отстрелМедведь, отстрелянный на подворье в п. Паужетка

Из закона об охоте следует, что мероприятия по регулированию численности объектов животного мира направлены в том числе и на предотвращение нанесения ущерба здоровью граждан. В арендованных (закреплённых) охотугодьях такие мероприятия вправе осуществлять только арендаторы (охотпользователи). Т. е. имеется в виду вынужденное сокращение чрезмерно выросшего поголовья какого-либо вида охотничьих животных.

В нашем случае норматив численности и плотности населения медведя (ранее устанавливался приказами Минприроды России № 138, 965, в настоящее время отменён в связи с вступлением в силу приказа Минприроды России от 27.01.2022 № 49 «Об утверждении нормативов допустимого изъятия охотничьих ресурсов, нормативов биотехнических мероприятий и о признании утратившим силу приказа Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 25 ноября 2020 г. № 965») никогда не бывал превышен.

Т. е. формальные основания регулирования численности изначально отсутствовали. Фактически же требуется реагирование на установленное агрессивное поведение отдельной особи, которую и следует нейтрализовать. Регулированием численности этот процесс называют лишь по инерции, ввиду необходимости облечь его хоть в какую-то правовую форму. Именно поэтому любой вынужденный отстрел называется «охотой в целях регулирования численности» и оформляется соответствующим именным разрешением (лицензией), выдача которого сопровождается изданием решения специально уполномоченного органа.

Медведи и вынужденный отстрелМедведь, отстрелянный в черте г. Елизово

При этом игнорируются следующие факторы. При организации отстрела проблемного животного среди прочих условий, способствующих успеху, важнейшее значение имеют оперативность реагирования на сообщение о конфликте, скорость прибытия на место. Имеющийся опыт показывает, что наибольшую вероятность отстрела конкретной агрессивной особи мы имеем в первые часы и сутки с момента конфликта. С течением времени вероятность отстрела особи – участника конфликта значительно снижается, а затраты ресурсов, соответственно, возрастают.

Возрастает и вероятность уничтожения животных, не имеющих отношения к данной конфликтной ситуации. Таким образом, время принятия решения исчисляется здесь не сутками, а часами или минутами. С учётом сложности идентификации особей – участников конфликта (идентифицировать напавшего зверя часто удаётся только по факту вскрытия) и общей высокой значимости скорейшего их уничтожения зачастую становится необходимостью и свершившимся фактом отстрел в течение короткого времени двух или даже нескольких зверей.

Медведи и вынужденный отстрелСвалка в окрестностях с. Ивашка. Фото С. Якубовского

Для гарантированной оперативной ликвидации агрессора к работе, как правило, привлекаются волонтёры: общественные инспекторы и просто опытные охотники, проживающие вблизи места конфликта, имеющие иногда более высокую квалификацию, чем штатные сотрудники уполномоченных органов. Поэтому можно только предполагать, кто конкретно из организованной сводной группы в итоге отстреляет агрессивного зверя. Конфликтные ситуации с хищниками имеют место нередко в нерабочее время, ночью, в выходные и праздничные дни, когда оперативно оформить решение документально каким-либо образом не представляется возможным, что не уменьшает степени ответственности и необходимости оперативного реагирования исполнителей «регулирования численности».

С учётом изложенного применяемый порядок правового обеспечения «регулирования численности» в указанной части представляется некорректным: возможность принятия оперативного решения не предусмотрена, поэтому лица, непосредственно осуществляющие изъятие, остаются уязвимыми в правовом отношении: до момента получения оформленного бланка разрешения на отстрел их действия остаются неправомерными. Остаётся неясным статус лиц, участвующих в отстреле совместно с лицом, на которое впоследствии оформляется разрешение. Остаётся нелегитимным применение механических транспортных средств (вплоть до авиации), специальных устройств. Эта проблема может показаться надуманной, однако на практике мы уже не однажды сталкивались с ситуацией, когда граждане, поддержанные представителями силовых структур, ставили под сомнение порядок действий представителей специально уполномоченного органа по организации отстрела медведя-людоеда и инициировали проверки законности их действий.

Медведи и вынужденный отстрелЭтот раскапывал могилки

Объём действий по документированию регулирования численности, обязательных после факта отстрела, выглядит чрезмерным. Оформление разрешения на добычу одной или нескольких особей по факту их добычи просто противоречит здравому смыслу. Для фиксации самого факта добычи и количества добытого в целях мониторинга убыли поголовья достаточно было бы составить акт определённого содержания.

Следует отдельно остановиться на проблеме отстрела медведей в черте населённых пунктов. По нашему глубокому убеждению, такие отстрелы не подпадают (и не должны подпадать) под действие Порядка регулирования численности объектов животного мира, отнесённых к объектам охоты. В первую очередь потому, что территория поселений не является ни охотничьими угодьями, ни иными территориями, служащими местообитаниями объектов животного мира.

Решение об отстреле зверей, зашедших на территорию поселения, принимается органами, ответственными за безопасность его жителей: муниципалитетами, представителями полиции. Соответственно, такого рода отстрелы также не должны оформляться разрешениями, их следует лишь актировать для обеспечения мониторинга гибели объектов животного мира в регионе в целом. При этом наиболее приемлемым в качестве основы для оценки ситуации, на наш взгляд, является посыл о потенциальной опасности для человека любого медведя старше возраста 3,5 лет. Т. е. фактически любого зашедшего в населённый пункт одиночного зверя или семейной группы.

Медведи и вынужденный отстрелВариант с обездвиживанием и последующим вывозом проблемных животных должен рассматриваться как исключение, под индивидуальную ответственность уполномоченного и компетентного должностного лица, в чьём ведении имеются материальные средства для такого рода гуманного реагирования.

Однако объективно такие действия не следует признавать желательными, поскольку сам факт пребывания медведей в пределах населённого пункта свидетельствует об определённой деформации поведения этих особей и снижении порога избегания ими человека ниже приемлемого предела.

Более того, проведённые ранее исследования показывают, что конфликтные медведи возвращаются к местам своего прежнего проживания: при отвозе на расстояние до 70 км – 100%, при отвозе на расстояние до 200 км – 30%.

С учётом изложенного представляется необходимым введение в Порядок регулирования численности или же отдельным НПА понятия «вынужденный отстрел» – отстрел, произведённый охотником, должностным лицом специально уполномоченного органа госвласти в состоянии крайней необходимости, для ликвидации угрозы жизни и здоровью людей или их имуществу, с оформлением такого отстрела актом установленного образца, заверенного подписями установленного круга лиц, с обязательным участием представителя госохотнадзора и направлением его в дальнейшем в специально уполномоченный орган госвласти.

Необходимо также внести соответствующие дополнения в Правила охоты в части использования технических средств при организации и проведении вынужденного отстрела медведей. И, разумеется, требуют конкретизации полномочия органов государственной власти по установлению нормативов численности охотничьих ресурсов.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, октябрь 2023

4029
Adblock detector