Якутские взлёты и падения

Горная охота
Якутские взлёты и падения

Несколько лет назад я узнал о Клубе горных охотников, созданном в России, и сразу же вступил в него. Конечно же, проще всего мне было добыть у нас в Чехии муфлона, но я уже успел заразиться страстью охоты на горных копытных в такой богатой на этих животных стране, как Россия, и потому заявил о своих амбициях в рейтинге трофеев КГО. На сегодняшний день я уже являюсь обладателем «Российского кавказского приза».

Горная охота в России – мечта многих европейских охотников не только потому, что она полна непривычного для большинства из нас экстрима, но и потому, что сама атмосфера в удалённых от цивилизации местах уникальна: это и бескрайние просторы с по-настоящему дикой природой, и особенности спартанского быта во время экспедиции, и проверка своих физических кондиций, проверка силы воли. Мне повезло добывать трофеи в разных уголках России, и одним из первых оказался якутский снежный баран.

Поохотиться на него предложил Владимир Смелов, основатель и владелец туристической компании «Сафари-Валмир», с которым я давно уже поддерживаю рабочий контакт. Хочу ещё сказать, что Владимир не только опытный охотник, которому не составляет большой проблемы разделать добытого зверя, не только профессиональный организатор трофейной охоты, опытный видеооператор, выпускающий фильмы о каждом из проведённых им туров, но и мастер-измеритель трофеев, как по методике CIC, так и SCI.

Якутские взлёты и падения

Анализируя результаты охот с разными аутфитерами Республики Саха, Владимир выбрал компанию «Согжой», которой руководил Андрей Петров. Разумеется, горная охота не подразумевает стопроцентных гарантий, но по количеству и качеству трофеев, добытых охотниками в угодьях «Согжоя», эта компания внушала уверенность в том, что и в этот раз всё должно получиться. Причём не только у меня, но и у моего знакомого охотника Зденека Борика, который согласился составить компанию в этом авантюрном предприятии.

В самом конце июля 2015 года мы вылетели из Чехии в Москву, где встретились с Владимиром, и дальше уже втроём отправились в Якутск. Длительные перелёты по России – дело, конечно же, утомительное, но желание увидеть своими глазами основанный в XVII веке город на берегу великой сибирской реки Лены, который зимой продолжает жить при немыслимых для европейца –50 °С, нивелировало все логистические издержки.

По просьбе Андрея, не сумевшего из-за непогоды выбраться из угодий по воде, в Якутске нас встретил его знакомый Иван, специально прибывший за нами в аэропорт из посёлка Хандыга на своей машине. Собственно, в этот посёлок он и собирался нас доставить. Те, кто отправлялся на охоту к востоку от Якутска, знают, что это путешествие само по себе можно считать приключением, поскольку дорога от Якутска через Хандыгу до Магадана – это знаменитая трасса «Колыма». Для начала нужно попасть из столицы Республики на противоположный берег Лены, в посёлок Нижний Бестях, что можно сделать на пароме.

Якутские взлёты и падения

Кстати сказать, по дороге встречаются и другие реки, поменьше, через которые тоже приходится переправляться с помощью парома. И если добавить в этот коктейль расстояние в 450 км, то можно представить, каким ответственным человеком оказался Иван. Вообще говоря, эта легендарная трасса манит своей непредсказуемостью путешественников-экстремалов не только из России: по пути нам встретились автолюбители, которые отправились на своих авто в Магадан из Италии!

Посёлок городского типа Хандыга раскинулся на берегу Алдана. Казалось бы, в такой глуши просто не может быть никаких гостиниц, но я ошибся. Мы поселились в отеле, условия пребывания в котором можно назвать приемлемыми. Непогода, похоже, и не думала заканчиваться, так что у нас просто не было возможности отправиться к месту охоты по реке, да и Андрей всё ещё не прибыл в Хандыгу. Зато было время узнать, что этот посёлок должен был стать отправным пунктом, с которого планировалось построить в конце 1930-х годов дорогу, соединяющую Алдан и «полюс холода» Оймякон.

Якутские взлёты и падения

Поначалу Хандыга была просто пристанью на берегу Алдана, до которой ходили суда из Якутска. Как догадывается читатель, строителями тут были по большей части заключённые Алданского исправительного лагеря «Дальстроя». В самые бурные годы их число превышало 7000. Собственно, Колымский тракт в Хандыге заканчивался, а с Якутском посёлок соединялся только по Алдану. Дорогу, которую нам пришлось преодолеть, построили уже в послевоенные годы. Всё это было очень любопытно, но следовало что-то делать, поскольку время неумолимо продолжало свой бег, а нам всё ещё приходилось оставаться на месте.

Есть русская поговорка «Нет худа без добра», и в нашем случае она сработала самым неожиданным образом. Владимир узнал, что в Хандыге есть… вертолётная площадка и вертолёт, принадлежащий якутскому клубу ДОСААФ. Он познакомился с командиром винтокрылой машины и попросил подбросить нас к месту охоты на якутского барана. Командир согласился, и на следующий день мы вылетели в место расположения охотничьего лагеря компании «Согжой»! Чтобы не разминуться с Андреем Петровым, созвонились с ним по спутниковому телефону и предупредили о своих передвижениях.

Взлёты

Сегодня может показаться невероятным, но забросивший нас в угодья вертолёт никуда не спешил, командир принял решение не гонять машину туда-сюда, а дождаться окончания охоты, чтобы в своё время вернуть нашу команду в Хандыгу. Так что на следующий день Андрей предложил отправиться на вертолёте на малопосещаемый «дальний кордон», где имелся временный лагерь и возможность обнаружить непуганого снежного барана. По прилёте оказалось, что «временный лагерь» олицетворяло собой типичное зимовье, пробудившее во мне воспоминания о прочитанных когда-то книгах про сибирских промысловиков. Не теряя времени зря, мы сложили свой «бутор» в избушке и отправились с Владимиром и Андреем на поиски баранов в одну сторону, а Зденек с егерем Алексеем на лодке – в другую.

Якутские взлёты и падения

Увы, результат первого дня охоты мало чем мог порадовать. Пройдено было в общей сложности полтора-два десятка километров по очень живописным, но при этом не самым простым якутским горам. А судьбе угодно было продемонстрировать нам только многочисленные следы баранов – их лёжки и экскременты. Самих зверей увидеть не удалось. За день усталость накопилась, и, несмотря на не самые комфортные условия ночёвки, я свалился сразу после ужина и спал, как говорится, без задних ног.

На следующий день решили пойти в другую сторону от лагеря. Чтобы не испытывать терпения читателей, скажу, что и в этот день мы не встретили баранов, зато мне удалось добыть оленя. Того самого согжоя – именно так называют в Якутии диких северных оленей (тогда как домашних называют просто оленями). Якутские горы в тех местах, где мы охотились, представляли собой скорее высокие сопки, внизу покрытые хвойными деревьями. Над уровнем леса зеленели поросшие травой склоны, а над ними к небу поднимались каменистые кручи. И вот на вершине поросшей травой сопки мы заметили движение – это были северные олени, самец и самка. В коллекции моих трофеев до сих пор не было северных оленей, и я сказал, что хотел бы добыть рогача.

Якутские взлёты и падения

Егерь кивнул головой – лицензия на добычу северного оленя была выкуплена заранее. Времени на раздумья было мало, я вскинул карабин и взял на мушку самца. Расстояние до цели – 200 м. Животные, видимо, заметили нас и остановились. Этого оказалось достаточно, чтобы я успел произвести выстрел. Олень пробежал совсем немного, потом закрутился на месте и упал на камни. Трофей мне очень понравился: мощные рога с богатой короной были покрыты так называемым велюром – красивой бархатистой кожицей коричневого цвета. После разделки зверя нам не оставалось ничего другого, кроме как вернуться к зимовью с рюкзаками, набитыми до отказа мясом северного оленя. Даже втроём мы не без труда сумели притащить также полностью снятую шкуру и рога с черепом. Русская пословица «Своя ноша не тянет» не всегда работает, как показывает практика.

Ничем интересным «дальний кордон» не порадовал и Зденека: и в предыдущий, и в этот день они с Алексеем видели то же, что и мы – только следы присутствия баранов, но не самих животных. По мнению Андрея, ситуация складывалась не лучшим образом: возможность обнаружения баранов здесь представлялась туманной, а время начинало поджимать. Он предложил вернуться в базовый лагерь, где вероятность найти баранов была, на его взгляд, выше. С нашей стороны возражений не последовало, поскольку организатору, конечно же, виднее. К тому же у нас имелось средство быстрого передвижения, что могло бы помочь посетить ещё не одно место охоты.

Якутские взлёты и падения

Вертолёт перенёс нас в базовый лагерь так быстро, что за разговорами я не успел полюбоваться в иллюминатор на раскинувшиеся под винтокрылой машиной просторы. По прилёте командир сказал, что топливо на исходе и ему придётся заправиться. Ближайшее место, где это можно было сделать, – село Тёплый Ключ, которое находилось примерно в 70 км восточнее Хандыги. Зачем Зденек попросился отправиться с ним, мне было не очень понятно, но командир вертолёта возражать не стал.

Падения

Прошло довольно много времени, вертолёт уже должен был бы вернуться, но его всё не было. Целый день мы пытались выйти на связь, и только к вечеру удалось выяснить, что случилась авария. Причём довольно нелепая. Произошло следующее: после заправки машина начала взлетать, но то ли из-за ветра, то ли из-за ошибки пилота вертолёт накренился так, что зацепил хвостом грунт, после чего рухнул на взлётную площадку, перепахав её продолжавшими крутиться и одновременно разваливающимися на части лопастями. К счастью, ни экипаж, ни пассажир (то есть Зденек) не погибли, хотя без травм дело не обошлось.

Якутские взлёты и падения

Пожалуй, будет уместным здесь сказать о том, что Зденек не первый раз летал на вертолётах, но в аварию попал впервые, и это его в какой-то мере даже возбудило: ещё бы, ведь мало кому при крушении вертолёта везёт остаться в живых! После возвращения в базовый лагерь он рассказывал о происшедшем с лёгкой иронией и таким видом, будто по два раза на дню с ним случаются похожие вещи. На память он прихватил в качестве сувенира часть лопасти вертолёта. Правда, после возвращения в Чехию Зденек переосмыслил ситуацию и решил потребовать возврата денег за тур, стал писать письма в разные инстанции, ссылаясь на то, что во время аварии сломал рёбра и больно ушибся. Чем закончилась эта его меркантильная кампания, я не в курсе.

Не знаю, поверит ли нынешний читатель в произошедшее далее, но якутский ДОСААФ предоставил нам другой вертолёт с другим пилотом, который прилетел в Тёплый Ключ, забрал там Зденека и привёз его к нам. На следующий день мы переместились на территорию, находившуюся неподалёку от базового лагеря, где, по словам Андрея Петрова, была высокая вероятность обнаружения снежного барана.

Якутские взлёты и падения

Пока летели над сопками, где должны обитать бараны, мы безотрывно смотрели в иллюминаторы: очень хотелось увидеть зверей. Но так их и не увидели. Командир выбрал удобное место для посадки и аккуратно приземлил машину. Мы высадились, разбили небольшой лагерь и в этот же вечер отправились на разведку. Как обычно, я пошёл вместе с Владимиром в одну сторону, а Андрей со Зденеком – в противоположную. Шли мы не менее часа, чередуя спуски и подъёмы, регулярно останавливались и внимательно осматривали в бинокли склоны сопок. То там, то здесь на глаза попадались небольшие группы пасущихся согжоев.

Во время одного из спусков вдруг увидели трёх снежных баранов. Я тут же решил, что буду стрелять. Вскинул карабин и, выбрав одного из крупных самцов, выстрелил. Баран продолжал бежать вместе с двумя другими так, будто пуля в него не попала. Но я явственно слышал шлепок и понимал, что промахнуться не мог. Вскоре он всё-таки упал, а два других вдруг остановились и уставились на нас. Я спросил у Владимира разрешения добыть ещё одного. Но он отказал, пояснив, что лучше оставить зверя для Зденека – в это время мы, разумеется, не могли знать, как сложилась охота у моего соотечественника. Поумерив всплеск азарта, я был вынужден признать правоту Владимира.

Подошли к трофею и обомлели. Это был великолепный экземпляр снежного барана в возрасте 14 лет с шикарными рогами. Трофей я измерил рулеткой сразу же, а в лагере он был измерен Владимиром, и результаты оказались ошеломляющими: этот экземпляр претендовал на звание чемпиона среди всех трофеев якутских снежных баранов! Он чуть-чуть опережал даже трофей Александра Егорова.

Якутские взлёты и падения

Разделав тушу, уже в темноте мы направились к вертолёту и, уже подходя к нему, услышали примерно в нескольких сотнях метров сначала один грозный человеческий вскрик, потом ещё несколько. Вскоре вдалеке замелькали какие-то огоньки. Странное явление получило своё объяснение, когда к вертолёту подошёл Андрей. Оказалось, что они со Зденеком, обследовав ближайшие сопки и горы, не нашли баранов. В результате Зденек вернулся к вертолёту, тогда как Андрей продолжил поиски. Уже в темноте, возвращаясь в лагерь, он наткнулся на бурого медведя, который стал его скрадывать. При этом у Андрея не оказалось оружия! Судя по всему, медведь это учуял и решил разнообразить своё меню. Тогда Андрею ничего не оставалось делать, кроме как начать пугать зверя криками, размахивая при этом руками. Потом он догадался бросать в медведя зажжённые спички, что хозяину тайги, судя по всему, не очень-то понравилось, и он оставил Андрея в покое. На этот раз человеку повезло, а вообще такая ситуация могла закончиться трагически. Нельзя ходить в местах обитания медведей без оружия!

На следующее утро ещё в темноте мы все четверо отправились туда, где вчера я добыл барана. Но, к сожалению, двух вчерашних рогачей обнаружить так и не удалось. Зденеку пришлось удовлетвориться добычей хорошего северного оленя. И это только для начала! Во время возвращения в лагерь мы увидели примерно там, где медведь пытался разобраться с Андреем, очень крупного бурого медведя. Судя по всему, это и был вчерашний знакомец Петрова. Поскольку лицензия на добычу медведя также была, стали скрадывать косолапого и вышли на дистанцию 200 м. Одним точным выстрелом Зденек взял ещё и мишку.

К сожалению, время, отведённое на охоту, вышло. Нужно было возвращаться. На вертолёте мы перелетели к базовому лагерю и весь день посвятили обработке добытых трофеев. Следующим утром перелетели в Хандыгу, оттуда на машине добрались до Якутска, где вверили свою судьбу российской авиации.

Якутские взлёты и падения

Вместо послесловия

Имея на руках результаты обмера рогов снежного барана и фото с ним, я с нетерпением ожидал, когда же сам трофей прибудет в Чехию. И можете себе представить моё разочарование, когда пришло сообщение о том, что, возможно, я уже не увижу своего рогача. По сообщению Андрея Петрова, у него выкрали рога добытого мной барана и шкуру добытого Зденеком медведя. Какие-то местные предприниматели затеяли склоки с Андреем, чтобы забрать его охотугодья, и обнаглели до такой степени, что в отсутствие Андрея напали на его базовый лагерь, откуда и исчезли трофеи снежного барана и медведя. До этого Андрей успел вывезти в Якутск только рога и шкуры северных оленей.

На следующий год мы вернулись в Хандыгу не столько с целью поохотиться на волков, сколько с желанием разобраться в ситуации на месте и забрать трофеи прошлого года. Но, увы, найти похищенное пока не удалось.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, сентябрь 2023

1899
Adblock detector