Говорят, тара добыть легко

Горная охота
Говорят, тара добыть легко

Первая из двух запланированных охот в Гималаях закончилась выстрелом на 420 м и добычей отличного трофея старого голубого барана.

Рано утром следующего дня шерпы отправились за оставленным в горах мясом. Принцип не оставлять в горах то, что можно съесть, здесь работает так же, как и на многих других континентах. Разве что падальщикам остаётся немного требухи на завтрак. Вернулись шерпы к полудню с тяжёлой поклажей: каждый мешок с мясом весил не меньше 20–30 кг. Холодильники в горах не предусмотрены, и чтобы мясо не пропало, его необходимо «законсервировать».

Здесь это делают примерно так же, как в Африке, то есть готовят что-то вроде билтонга: разрезают куски на тонкие узкие полоски, коптят какое-то время в дыму над углями и потом развешивают на верёвках, чтобы провялилось. Теряя воду, мясо становится заметно легче, его проще транспортировать вниз, да и просто в сушёном виде уже можно употреблять в пищу. Правда, часть мяса Маннерат отобрал, чтобы приготовить шурпу по местному рецепту, естественно, с изобилием острой приправы карри.

Говорят, тара добыть легко

В Гималаях это довольно густое варево с небольшими мясными кусочками, обладающее особенным вкусом и калорийностью. Очень сытное блюдо оказалось весьма кстати для восполнения сил, потраченных на добычу бхарала. Трофей тем временем также прошёл первичную обработку: шкуру засолили, а рога с черепом выварили и очистили от обрезков мяса и жил. Так подошёл к концу день отдыха и приятных хлопот после добычи голубого барана.

И снова – в поход

Утром следующего дня мы не стали спешить и поднялись на рассвете. После завтрака команда снова выдвинулась в путь. Предстояло перейти по хребтам и перевалам 15 км в район охоты на гималайского тара, который предпочитает держаться немного пониже – на границе альпийской зоны и леса. Там мы опять разобьём палаточный лагерь, а после окончания охоты выдвинемся прямо в точку нашего отправления – деревеньку Дуле.

В горах не так часто предоставляется возможность увидеть большую часть маршрута, который предстоит пройти, обычно он скрыт скалами, и ты просто идёшь от поворота до поворота, ориентируясь не на характерные детали ландшафта, а на время. Но в этот раз предстоящий маршрут открылся нам как на ладони. Мы остановились на хребте, а бесконечно далеко внизу тонкой полоской, ниточкой, поднимавшейся со дна ущелья, высвечивалась тропа на фоне более тёмной поверхности склона. Глаза боялись: нам предстояло не только спуститься к началу этой тропы, но и подняться по ней на один, а потом и второй перевал высотой порядка 4700 м н. у. м. Но руки, точнее сказать, ноги делали своё дело, и мы, изредка останавливаясь на отдых, продолжали движение.

Говорят, тара добыть легко

Конечно же, поражала выносливость шерпов. Особенно когда самому становилось невмоготу: они, гружёные тяжеленной поклажей, ничуть не унывали и даже старались поддержать нашу силу духа какой-нибудь шуткой. Это удалось даже снять на камеру. На крутом склоне я остановился отдышаться, и один из двигавшихся мимо меня шерпов что-то проговорил по-своему с улыбкой и жестами показал: здесь так круто, что я вот сейчас поскользнусь на траве и покачусь кувырком с поклажей в самый низ – так получится спуститься гораздо быстрее!

– Не дай Бог! – произнёс я ему вслед.

Как ни странно, чем ниже мы спускались, тем круче становился уклон. Поверхность почвы плотно покрывала охристого цвета трава – такой у нас она бывает поздней осенью. Высота здесь поменьше – ниже 4000 м, и трава вырастает заметно более длинной. С одной стороны, она оказывается скользкой – того гляди покатишься, как с горки ледяной. С другой стороны, за неё можно ухватиться, и она не вырывается из почвы.

Неожиданно Маннерат подал сигнал к остановке: он увидел тара. Животное было довольно далеко, на сравнительно узкой вершине скалы. И даже не одного, а двух таров удалось разглядеть в оптику: мощный самец и одна из самок его гарема неторопливо выясняли отношения, не догадываясь о том, что совершенно бесплатно позируют для моего видеофильма.

О гималайском таре обычно говорят как о попутном трофее при добыче бхарала (хотя известны случаи, когда всё было наоборот, как у известного российского охотника Александра Егорова или недавно вернувшегося из поездки Константина Самсонова). Это полорогое входит в трофейные списки клубов горных охотников всего мира. Тар – близкий родственник домашнего козла и в какой-то мере похож на него. Хотя и различий предостаточно. Животное отличается длинной густой шерстью, которая отрастает к зиме и помогает ему пережить сильные морозы.

Говорят, тара добыть легко

Очень выразительно смотрится «воротник» тара, кому-то напоминающий гриву льва, кому-то – средневековые жабо. Разве что не белое, а тёмно-серое или даже коричневое с соломенным «мелированием». Любопытно, что в ледниковый период ареал таров был настолько обширным, что они обитали в том числе на территории современной Европы. Видимо, поэтому идея интродуцировать этого красивого зверя не оставляла многие поколения специалистов. В конце концов он был расселён в США, Аргентине, Новой Зеландии и нескольких странах Южной Африки. При этом кое-где тар считается краснокнижным зверем, а кое-где его уже массово отстреливают экологи.

Что касается оружия для охоты на тара, имеющего массу порядка 100 с лишним килограммов, то подходящими могут быть самые разные калибры, начиная едва ли не с .243 Win. Однако с учётом дальности стрельбы я бы посоветовал .300 Win. Mag. или .300 Weath. Mag. (как оптимальные по соотношению масса/дальность настильной траектории пули) и пулю не менее 180 гран с конструкцией, предполагающей хороший останавливающий эффект, поскольку кость у тара тяжёлая.

«Пещерные люди»

Скажу честно: это было неожиданно. Организаторы охоты просто не сообщили о том, что подготовились заранее к охоте на тара, и когда мы вдруг вышли к пещере, в которой оказались люди, я не сразу понял, что происходит. Двое сидевших у костерка местных мужчин поднялись, увидев нас, и подошли здороваться. Оказалось, это были разведчики, которые уже двое суток искали днём таров, а ночи проводили в пещере, завернувшись в верблюжьи одеяла. Таров разведчики обнаружили практически сразу и стали следить за их передвижениями. Они рассказали, что наблюдали отчаянные брачные бои между самцами таров – сейчас было самое время гона у полорогих.

Говорят, тара добыть легко

Дорога заняла практически весь день, усталость давала себя знать, и, как бы ни хотелось отправиться на охоту немедленно, вечер мы посвятили установке палаток, плотному ужину и пораньше улеглись спать с надеждой на завтрашнее успешное завершение охоты. По всему получалось, что нам не придётся тратить время на поиски трофейного зверя, и это не могло не радовать: времени на охоту почти не оставалось.

На следующее утро сразу после завтрака выдвинулись к тому месту, где разведчики накануне видели животных. Нужно сказать, что при несколько меньшей высоте – немногим более 3000 м – горы здесь оказались значительно более сложными для передвижения, чем там, где охотились на бхарала. Очень большой угол уклона (порой он доходил до невероятных 70–80 градусов!) заставлял едва ли не ложиться на гору, крупные камни на пути приходилось постоянно обходить стороной. Помогала возможность цепляться руками за длинные пучки жёсткой травы.

Добравшись до позиции, с которой накануне разведчики наблюдали таров, мы внимательно осмотрелись и никаких животных не увидели. Точнее сказать – почти никаких. В одном месте над скалами напротив довольно настойчиво кружили орлы и грифы. Что бы это могло значить? Один из проводников отправился проверить, чья смерть заставила пернатых падальщиков водить в небе этот поминальный хоровод. Вернулся он нескоро и с печальным известием: грифы кружат над сорвавшимся со скалы и разбившимся насмерть таром. Так неудачно закончился брачный турнир для одного из рогатых кавалеров.

Говорят, тара добыть легко

В лагерь пришлось возвращаться по очень непростому маршруту, практически по отвесной стенке. Путь оказался настолько тяжким, что местами приходилось подстраховывать друг друга. Трудные подъёмы перемежались менее опасными, но не менее утомительными спусками. Во время одного из привалов я произнёс вслух:

– А говорили, что охота на тара самая лёгкая.

На что Виктор Николаевич отреагировал с лёгким сарказмом:

– Мне доводилось участвовать и в более лёгких.

Несмотря на то что сегодня не удалось добыть зверя, возвращение в лагерь засветло положительно отразилось на психологическом состоянии: откуда-то появилась уверенность в том, что завтра уж точно всё срастётся.

10-й день в Гималаях, 3-й день охоты на тара

Солнце вызолотило вершины скал. Всё, что было ниже, сразу стало иссиня-тёмным, до черноты. Там, где лучи светила коснулись камней, было, наверное, тепло, а там, где находились мы, царил холод. Приходилось кутаться в пуховики. Да, усталость накопилась, часы отдыха не компенсировали физических затрат на постоянные блуждания по горам. Всё заметнее становился недостаток кислорода, дышалось с трудом. На сегодня был запланирован небольшой подъём – до 4000 м. Но и он требовал усилий воли. Откровенно говоря, мне уже было тяжело, а какой решимостью должен был обладать семидесятилетний на тот момент Виктор Николаевич Ким, я даже не берусь представить.

Один из проводников по имени Кришна стал нашим маленьким джокером, он всё время веселил нас, не давая впадать в уныние. Я, например, снимаю что-то на видеокамеру с так называемым «синхроном», то есть одновременно рассказываю о том, что снимаю, а он в этот момент обязательно начнёт что-нибудь бубнить или ещё как-то подначит. Это поневоле вызывало улыбку, и ты вдруг понимал, что, несмотря на то что очень тяжело, невозможно оторвать глаз от окружающей красоты…

Снова мы движемся по крутому склону, рискуя скатиться в ущелье при какой-нибудь ошибке в поддержании равновесия. Снова подъёмы и спуски… Но вот ушедший немного вперёд Маннерат замер на месте и жестом показал, чтобы мы осторожно подошли к нему. Скорее всего, он увидел таров. Как только мы приблизились, он показал рукой направление, куда следует смотреть, чтобы увидеть зверей. Но это оказалось вовсе не финалом скрадывания. Практически ползком на спине, удерживаясь за пучки рыжей травы, мы стали медленно спускаться по залитому солнцем склону. Напротив темнела не освещённая солнцем сторона горы, и тары были там. Но я их ещё не видел.

Говорят, тара добыть легко

Нам удалось сползти метров на сто. Наконец Маннерат остановился и принялся высматривать животных в бинокль. Ему потребовалось для этого меньше минуты. Он повернулся к нам и стал объяснять, активно жестикулируя, где находится тар. Убедившись, что мы поняли его, Маннерат… закинул на спину карабин и продолжил сползать по склону. Мы – за ним. Пока тары не ушли, необходимо было сократить дистанцию до приемлемого для выстрела расстояния. Давалось это с большим трудом: мы сползали спиной по траве в тартарары, видя перед собой только двадцать-тридцать метров склона. Что было дальше – продолжение склона или вертикальный обрыв, оставалось непонятным. В итоге пришлось буквально повиснуть на кустах на таком крутом месте, двигаться дальше которого было уже смертельно опасно.

Поняв сигнал Маннерата, я прошептал Виктору Николаевичу:

– Можно стрелять. До тара 420 метров.

Тар стоял на отстое. Он был значительно ниже нас, и его тёмная шерсть заметно выделялась на фоне заснеженного уступа. Нас он не видел и не слышал, поэтому вёл себя совершенно спокойно, топчась почему-то на месте. После выстрела он резко приподнялся на задних ногах, зачем-то сильно оттолкнулся ими и, словно эквилибрист, кувырком через голову полетел назад. В пропасть.

Говорят, тара добыть легко

Сомнений в том, что трофей добыт, ни у кого не оставалось, и мы принялись поздравлять Виктора Николаевича и друг друга с удачным завершением охоты. Проводники отправились за трофеем. Для них, рождённых в самых высоких и опасных горах мира, это оказалось непростым делом. Даже наблюдать за их передвижениями в оптику видеокамеры было страшно. Тем не менее через несколько часов тар был доставлен к месту фотосессии. Это был хороший девятилетний рогач.

После фотосессии оставалось дождаться шерпов, которые спустились к нам, помогли разделать тара, погрузить трофей и мясо и подняться по крутейшему склону обратно в лагерь. Потом было трудное, долгое, но радостное возвращение в цивилизацию, сопровождавшееся переходом босиком по колено в ледяной воде горной речки.

Деревня Дуле, в которой мы ночевали в первый день пребывания в Гималаях, предоставила нам и последний ночлег перед отлётом на вертолёте в столицу Непала. Здесь, в деревне, Виктор и Алексей встретились, обменялись впечатлениями о пережитом за эти одиннадцать дней, подтвердив лишний раз незыблемую истину: охота была и остаётся неотделимой частью эволюции человека и вообще всего живого на планете.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, август 2023

1116
Adblock detector