Про «чёрных охотоведов»

Охотничье хозяйство
Про «чёрных охотоведов»

Статья эта посвящена вовсе не охотоведам-африканцам, как кто-то, наверное, предположил из её названия. Ни для кого не секрет, что наше охотничье хозяйство находится не в лучшем состоянии. Часто говорят, что причины этого кроются в его соответствующем (а точнее – несоответствующем) кадровом наполнении.

Автор не совсем разделяет эту точку зрения, считая, что кадры – это скорее последствие, чем причина. Тем не менее сбрасывать со счетов этот вопрос никак нельзя, поэтому об «охотоведческих» кадрах и кадровой политике в сфере охотничьего хозяйства мы сегодня и поговорим.

Один из мэтров охотоведения, доктор биологических наук С.А. Корытин когда-то, характеризуя состояние кадровой политики охотхозяйственной отрасли ещё советского государства, написал строчки: «...А потому на командные должности в различных управлениях охоты часто ставились и ставятся „чёрные полковники“: отставные военные, проштрафившиеся или бездарные партийные и советские работники, ушедшие из своей профессии ветеринары и лесники и другой подобный люд». Именно такие люди и подразумеваются под определением «чёрные охотоведы», вынесенным в заголовок этой статьи.

«Так, 90 процентов начальников областных, краевых, окружных, республиканских охотинспекций не имеют специального образования...»

К.Ф. Елкин. Охотоведческое образование – на уровень новых задач // Охота и охотничье хозяйство. № 2. 1965.

У читателя, знакомого с охотоведением преимущественно по соцсетям «самого известного охотоведа страны», после вышеприведённой цитаты может возникнуть некоторый когнитивный диссонанс. Ведь таким людям абсолютно точно известно, что «раньше было лучше», «отраслью управляли профессионалы», а «нехватка в органах охотнадзора компетентных людей (а также техники и иных материальных средств) – это проблемы, рождённые в послеперестроечный период». Однако, это всё – глубокое заблуждение. Большинство этих проблем (в том числе и кадровых) имеют гораздо более древние корни. Кто не верит – прошу ознакомиться с приведёнными цитатами.

Ну и до кучи – можете задать кому-нибудь из апологетов «великого профессионального охотничьего прошлого» вопрос: «А сколько из руководителей Главохоты РСФСР за всё время её существования имели высшее охотоведческое образование?» Ответ, скорее всего, вас удивит.

«Почему-то считается возможным, когда речь заходит о производственных проблемах охоты, обсуждать специальные вопросы и претендовать на правоту их толкования любому, кто, не имея специальных знаний, стремится испытать себя на этом поприще, выдавая эмоции за действительность. …В настоящее время не укомплектованы специалистами даже управления охотничьего хозяйства, госохотинспекции, госпромхозы и коопзверопромхозы… В составе областных, краевых, республиканских госохотинспекций и их районном аппарате в РСФСР укомплектованность штатов специалистами составляет от 3 до 28%... Самая существенная сложность – трудоустройство молодых специалистов. Несмотря на наличие штатных должностей охотоведов во всех ведомствах, они заняты... чаще – людьми случайными».

В.Г. Сафонов. Охотничьему хозяйству – квалифицированные кадры // Охота и охотничье хозяйство. № 7. 1971.

Но перейдём к современности. Считается, что в субъектах текущую политику в сфере охоты определяют уполномоченные региональные органы: министерства, департаменты, управления и так далее. Кадровое наполнение этих органов очень разное. Обычно среди людей «в теме» принято негласно такие органы разделять на те, где важные посты занимают охотоведы «без кавычек» (или они хотя бы там присутствуют в ощутимом количестве), и те, где, таких специалистов нет (или почти нет). По факту сейчас встречаются совершенно разные примеры: и регионы, где в уполномоченном органе нет ни одного человека с высшим охотоведческим образованием (или есть, но лишь единицы и далеко не на руководящих местах), и регионы, где такие люди играют весьма ощутимую роль.

Про «чёрных охотоведов»

Наличие у руководителей охотоведческого образования, конечно, ещё не панацея грамотно проводимой политики. Как, впрочем, и отсутствие оного – ещё далеко не гарантия обратной ситуации. Тем не менее статистически разница видна невооружённым глазом. Там, где сильно охотоведческое влияние, органы власти чаще оказываются «повёрнуты лицом» к охотничьему сообществу. Выражается это в наличии реального диалога, отсутствии абсурдных норм и ограничений в законодательстве регионального уровня и т. д. Повторюсь, к громадному сожалению, существуют и примеры, не вписывающиеся в приведённую картину, но встречаются они не так уж часто.

«В настоящее время многие хозяйства и ведомства ещё далеко не полностью укомплектованы специалистами-охотоведами высшей и средней квалификации. В системе Главохоты РСФСР укомплектованность госохотинспекций специалистами колеблется от 4 до 22% по отношению к количеству единиц, предусмотренному штатным расписанием».

Н.С. Свиридов, В.Г. Сафонов. Состояние и задачи подготовки кадров охотоведов // Современное состояние и пути развития охотоведческой науки в СССР: тезисы докладов к всесоюзной конференции. Октябрь 1974 г. Киров.

На противоположной стороне оказываются региональные органы, которые свою деятельность формируют по принципу «А что бы ещё запретить и ограничить, чтобы показать, как хорошо мы работаем?». Обычно немалое место в таких отведено и героям нашего материала – «чёрным охотоведам», которым часто не хватает понимания, что смысл их работы – не «защищать природу от охотника», а напротив, организовать нормально функционирующее долгосрочное взаимодействие природы и человека, одной из форм которого (ключевой в данном случае) является охота.

О причинах этого непонимания я однозначно судить не берусь, но что-то подсказывает, что кроются они где-то на границе экологической неграмотности и человеческой психологии. Предположу, дело тут в том, что даже многие охотники, не понимая экологической сути использования возобновляемых природных ресурсов, подсознательно относятся к охоте как к чему-то плохому («Мы что-то живое убиваем, что-то забираем у природы»), как к некоему, по сути, злу, пусть иногда и «неизбежному». У охотоведов как раз это встречается редко, наверное, потому что охотоведческое образование – хорошая прививка от таких комплексов (которая, к сожалению, как и почти любая прививка, не даёт 100% гарантии успеха).

«...Некомпетентное руководство охотничьими хозяйствами страны нанесло существенный урон заготовкам продукции охоты. В ряде случаев оно приводило к дискредитации отрасли и её работников, способствовало развёртыванию кампании за идеализацию природы, что в конечном счёте создавало благоприятную почву для развития браконьерства и вакханалии в охотничьих угодьях... Выступая на Всесоюзном совещании по ондатроводству в 1979 г. в г. Кирове, охотовед Борского района Горьковской области Т.В. Путилова отмечала, что из 36 районных охотоведов в 1976 г. лишь один был со специальным образованием».

С.В. Мараков, В.Г. Сафонов. Проблемы охотоведческого образования // Охота и охотничье хозяйство. № 7, 1984.

Кстати, если свежепришедший в отрасль «чёрный охотовед» оказывается охотником, да ещё и с большим опытом, часто получается, что это не идёт на пользу делу, а скорее вредит. Ведь так уж утроена наша психология, что «опытный охотник», скорее всего, считает себя знатоком, разбирающимся в отрасли только уже на основании того, что он в своей жизни много где охотился и много чего добыл. Взгляд на хозяйство, как правило, у таких людей весьма однобок, зато и уверенности в своей правоте по любому вопросу им не занимать. Кстати, замечено, что нередко от таких сбегают подчинённые им по службе охотоведы.

«Охотничье хозяйство – это отрасль народного хозяйства, и, как в любой другой отрасли, её техническими руководителями должны быть специалисты, а не люди, полагающие, что они таковыми являются только потому, что умеют стрелять из ружья и любят охотиться».

В. Мельников, В. Сафонов. Биолог-охотовед: профессия необходимейшая // Охота и охотничье хозяйство. № 7. 1985.

А что же за пределами службы? Ведь охотоведы работают не только в надзорных органах, но и в охотничьих хозяйствах. Ситуация там на самом деле местами довольно похожая. Для разнообразных «отставников» поставщиками рабочих мест нередко служат и охотпользователи. Особенно часто – общественные организации. Но не только. Как-то раз знакомый владелец только что созданного (вполне коммерческого) охотничьего хозяйства, попросил побеседовать с двумя кандидатами на работу в нём (на должности «директора с функциями охотоведа») с целью оценки их профессиональных знаний. После краткого собеседования я посоветовал не экономить на кадрах и найти настоящего охотоведа, потому что уровень обоих соискателей (отлично подходящих для демонстрации явления, вынесенного в заголовок статьи) был близок к нулевому.

«Не секрет, что сейчас на руководящих должностях в охотничьем хозяйстве немало людей случайных, не имеющих специальной подготовки. При всём желании такие кадры не могут грамотно, на научной основе определять стратегию и тактику развития как отрасли в целом, так и отдельных хозяйств».

Ю. Богородский. Нужны ли стране охотоведы? // Охота и охотничье хозяйство. № 2. 1987.

Тем не менее в итоге один из них (естественно, «с большим опытом охоты»), который «неплохо разбирался в ружьях», но не имел вообще никакого понятия об охотничьем законодательстве (для охоты ему это, видимо, совсем не требовалось) и думал, что «биотехния» – это что-то связанное с созданием киборгов (не шучу), на работу всё же был принят и даже там в итоге прижился. Получается, что если деятельность в угодьях сводится к организации подкормки кабанам и застолья гостям, то неплохо справляются и довольно далёкие от охотоведения люди. Понятно, что никаким менеджментом диких животных там и не пахло, сами охоты организовывал егерский состав из местных бывших браконьеров, а отчётность сдавала нанимаемая на сдельной основе девушка, ведущая несколько таких же хозяйств. И, в общем-то, всем всё нравилось.

Так что, может быть, проблема «чёрных охотоведов» кроется не только в кадровой политике, но и «в головах», как говорил один известный литературно-кинематографический персонаж.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, июль 2023

2167
Adblock detector