На хребте Хараулах

Горная охота
На хребте Хараулах

На новогодней встрече Клуба горных охотников в 2021 году выступали учёные с информацией о совершённых ими экспедициях по изучению хараулахского снежного барана в Булунском улусе нашей Республики Саха (Якутии). В феврале 2022 года трофейная комиссия Клуба приняла решение о включении его в список трофеев OVIS КГО. И с этого времени меня уже не покидала идея пополнить свою коллекцию новым подвидом.

Для меня 2021 год оказался весьма насыщенным: в результате нескольких охотничьих экспедиций удалось добыть пять трофеев из списка КГО. В результате стал обладателем заветного и необычайно красивого приза, изготовленного из хрусталя и серебра, – Кубка горного охотника. Если честно, на 2022 год я не строил особых планов на охоту, но желание добыть хараулахского барана, да ещё в родной Якутии, заставило поразмыслить о том, как такое мероприятие организовать.

Основная популяция этого подвида обитает на территории охотничьих угодий МУП «Приморский», которым руководит Владимир Алексеев. Мы с ним давно знакомы, но застать Владимира на месте – дело непростое. Весной он занят в Булунских тундрах делами оленеводческого хозяйства, и связаться с ним удалось с трудом. Договорились обсудить детали и варианты охоты при личной встрече в Якутске. Но получилось так, что меня не было в городе в тот момент, когда он приезжал в республиканскую столицу. Потом началась весенняя охота на уток. Якутия с юга на север весьма протяжённая, и потому охота длится с 20 апреля до конца первой декады июня. Сначала открывается в южных и центральных районах, потом смещается по параллелям со всё более высоким градусом.

На хребте Хараулах

Многие успевают поохотиться в нескольких улусах, так что тратят на это занятие не десятидневку, а куда больше времени. Обычно в этот период охотники, а в Якутии это почти всё мужское население, находятся в постоянных разъездах, деловая активность приостанавливается, встречи и обсуждения переносятся на «после охоты». Но и «после охоты» наступает не сразу. С середины июня и до начала июля в Республике проходит национальный праздник Ысыах, так что с «после охоты» дела переносятся на «после Ысыах». В общем, читатель уже понял, что наша с Владимиром встреча состоялась к тому времени, когда все охоты были уже расписаны по дням, то есть заняты другими охотниками. Оставалась лишь надежда на случай: может быть, всё-таки найдётся место? После уточнений и созвонов удача оказалась на моей стороне: к одной группе охотников можно было присоединиться. Единственное, что смущало, – на охоту отводилось всего 4 дня: удастся ли успеть за это время взять трофей?

Как и было запланировано, в аэропорт Якутска прибыл 10 июня. Однако здесь меня ждал сюрприз в виде ограничения багажа по весу. То есть никаких доплат за «перевес» не предусматривалось: только 20 кг багажа, 5 кг ручной клади и всё! Пришлось от каких-то вещей отказаться и выложить их, что-то из одежды надеть на себя. Чтобы добраться из Якутска до Тикси, самолёту АН-24 требуется 2 часа 40 минут. Полёт прошёл вполне обыденно, без приключений. В аэропорту Тикси-3 меня встретил Владимир. Но встречал он не только меня, а ещё и группу охотников, вылетавшую следующим рейсом из Якутска. Рейс задерживался, и прибыли они только к 21 часу. Поэтому было решено без промедления отправляться к месту охоты. Находилось оно в каких-то 150 километрах от Тикси, а добраться до него на вездеходе организаторы планировали всего за… 24 часа. С остановками на ночлег и отдых.

На хребте Хараулах

Под моросящим дождём мы погрузили пожитки в транспорт. Я ожидал увидеть обычный гусеничный вездеход, об удобстве езды в котором говорить не приходится. К счастью, ошибся. Оказалось, что мы отправляемся на комфортабельном вездеходе ГАЗ-34039 «Ирбис» с просторным салоном и четырьмя спальными местами. Ход машины оказался настолько мягким, что во время движения можно было читать книгу или смотреть видео, закачанное в телефон.

Первый этап пути продолжался до 2 часов ночи. Остановку сделали возле старой базы золотодобытчиков. После пробуждения и завтрака мы были готовы продолжить путешествие, и вездеход пошёл к верховьям реки Хараулах, периодически форсируя многочисленные речушки. К вечеру Владимир предложил заскочить на левый приток Хараулаха, где обычно встречаются бараны. Заехали и на расстоянии в пару километров заметили двух особей на склоне сопки. Мои попутчики решили попробовать подойти, на что было впустую потрачено всего несколько минут – примерно 180. Далее двигались без остановок и к 23 часам добрались до базового лагеря, располагавшегося на высоте 113 метров над уровнем моря.

На хребте Хараулах

Встретил нас Никита Протодьяконов – менеджер охотничьего клуба «Осикат», организовавшего охоту. За несколько дней до нашего приезда он с помощниками прибыл сюда, они установили палатки и вообще обустроили лагерь. Каждого охотника должен был сопровождать свой проводник. Мне предстояло охотиться с Никитой. Он, как я выяснил, родом из Центральной Якутии и здесь являлся основным организатором охоты. Работал он второй сезон, но предстоящая охота была его первой в качестве проводника.

День первый

Подъём рано утром, плотный завтрак. Погода облачная, ветреная. Мы с Никитой из базового лагеря выдвинулись сразу в горы. Они тут около 1000 м в высоту, с пологими склонами без растительности. На гребне стал задувать сильный ветер, временами, по ощущениям, до 15 м/с. В дополнение к нему пошёл дождь, правда, кратковременный. Было довольно прохладно: около 5–6 градусов. Когда закончился дождь и ветер немного стих, заметили несколько групп самок с молодняком. Задерживаться возле них не имело смысла, отправились по гребню дальше, постепенно поднимаясь к вершине. Через некоторое время нас накрыл туман. И хотя из-за усилившегося ветра скоро он должен был исчезнуть, делать нам на вершине было больше нечего – мы прошли весь запланированный на сегодня маршрут, и пора было возвращаться обратно.

На хребте Хараулах

Как это иногда случается, по дороге в лагерь заметили баранов. Там, где днём кормились самки с ягнятами, мы разглядели трёх самцов, причём одного отличали весьма достойные рога. Расстояние до них составляло около полутора километров. Нас они тоже заметили, но это их не обеспокоило, они продолжали кормиться. Я решил использовать представившийся шанс и попробовать подойти на дистанцию комфортного выстрела. К сожалению, ветер дул от нас, но была надежда, что он может измениться. Мы спустились так, что оказались за гребнем, и животные видеть нас уже не могли. Как, впрочем, и мы их. Дальше я решил скрадывать один.

По моим расчётам, если удалось бы подойти к следующему гребню, дистанция между мной и баранами должна была составлять не более 400 м. По-прежнему не видя животных, я прошёл около километра, поднялся к гребню и аккуратно выглянул из-за него. Скорее всего, бараны учуяли запах и спокойно отошли подальше – на 650 м. При этом они не проявляли никаких признаков беспокойства, продолжая кормиться. Ветер снова усилился, начал накрапывать дождь, и через полтора часа уже должно было стемнеть. Пытаться ещё раз подойти или стрелять на такую дистанцию в подобных условиях, да ещё в первый день охоты, я не стал.

Результат дня: прошли 14 км, общий подъём – 774 м.

На хребте Хараулах

День второй

Начало второго мало чем отличалось от первого дня: ранний подъём и сытный завтрак. Погода улучшалась на глазах, ветер старательно разгонял облака, в просветы виднелось клоками голубое небо. Выехали на вездеходе по ручью всей компанией и через некоторое время разделились. Мы с Никитой отправились вверх по гребню, поддерживая связь с вездеходом по спутниковому телефону. Наша задача – перевалить через хребет и спуститься по соседнему ручью. На этот раз Никита взял трубу, и поскольку видимость была хорошей, раз за разом мы обнаруживали баранов. С помощью трубы на большом расстоянии точно определяли пол и возраст животных. Трофейные, правда, довольно долго не попадались.

Во второй половине дня на противоположном склоне на расстоянии около двух километров увидели трёх баранов, один из которых имел очень неплохие рога. Заметили не только мы их, но и они нас, что не вызывало у них никаких эмоций: они продолжали лежать. Нас разделяли уходящий вниз склон, ручей в низине и склон, поднимающийся к ним. Я решил, что смогу подойти. Договорились, что Никита останется у баранов на виду, отвлекая на себя их внимание. То есть он должен был периодически без резких движений двигаться, но не в сторону баранов. Я планировал скрытно спуститься за гребнем, подняться с противоположной от баранов стороны и подойти к ним сверху. Рации у нас не было, а спутниковый телефон – один. Поэтому договорились, что, когда я появлюсь над баранами, Никита, обнаружив меня в трубу, покажет рукой, в какую сторону мне двигаться. Увидеть его жестикуляцию я надеялся в бинокль.

На хребте Хараулах

Через полтора часа мне удалось выбраться на гребень и даже начать неторопливый спуск туда, где, по моим расчётам, должны были находиться бараны. Однако склон оказался очень крутым, пришлось маневрировать, и постепенно я отклонился от намеченного курса в сторону. В бинокль я несколько раз принимался рассматривать Никиту, но никаких жестов с его стороны не последовало. Он не отрывался от телескопической трубы, и невозможно было понять, то ли на меня, то ли на баранов он глядит. Лишившись поддержки с его стороны, я очень осторожно, постоянно готовый к выстрелу, продолжал спускаться к ручью и в конце концов потерял Никиту из виду.

Стало понятно, что бараны услышали меня и ушли. Поэтому уже спокойно дошёл до ручья и начал подниматься к Никите. Когда прошёл метров сто, увидел его. И Никита наконец увидел меня, он отчаянно жестикулировал, показывая вправо. Я стал смещаться вправо, внимательно наблюдая за противоположным склоном, и обнаружил баранов на том же самом месте, где они и лежали около двух часов назад. До них было 650 м, и животные меня не замечали. Чтобы сократить дистанцию, пришлось снова спускаться к ручью. Стрелять я собирался, когда до них останется порядка 400 м.

Спускаться, постоянно наблюдая за баранами, не получалось, и они периодически терялись из виду. Наконец решил, что расстояние до животных приемлемое для выстрела, и начал искать их, обшаривая склон с помощью бинокля. В какой-то момент обнаружил кончики рогов и быстро изготовился к стрельбе: наверняка они скоро встанут, и я их увижу. Однако они совсем не спешили вставать, а вскоре показалось, что и рогов-то никаких не видно! Пришлось снова отходить и подниматься по своему склону, расширяя обзор. К сожалению, это не помогло: баранов нигде не было.

На хребте Хараулах

Никита сверху меня не видел и наблюдал за животными. По его словам, более молодые находились ниже тех, которых я скрадывал. Видимо, они меня услышали, спокойно поднялись, подошли к старшему, постояли возле него, а потом все вместе спокойно удалились в неизвестном направлении. Нам оставалось только вызвать по спутниковому телефону вездеход и возвращаться в лагерь.

Результат дня: прошли 13 км, общий подъём – 561 м.

День третий

Утро порадовало хорошей солнечной погодой, хотя и ветреной. Сразу после завтрака выехали на вездеходе на левый берег реки Хараулах. Сделав выводы из неудач предыдущего дня, вместо спутникового телефона взяли рации. Когда спешились, Никита первым делом определился с маршрутом: нам следовало подниматься, постепенно смещаясь вправо. И хотя мне казалась перспективной вершинка слева, поначалу спорить с проводником я не стал. Подъём был бы несложным, если бы не холодный ветер. По пути я всё-таки завёл разговор о приглянувшейся мне вершине, но Никита возразил в том смысле, что, если туда пойдём, значительно отклонимся от намеченного маршрута и не успеем осмотреть известные ему перспективные места. Тем не менее остановились, занялись изучением склонов с помощью бинокля. Никого не обнаружили.

На хребте Хараулах

Конечно, я всегда прислушиваюсь к мнению проводника: он знает место, знает, где чаще всего можно встретить трофейного зверя. Но и у меня есть немаленький охотничий опыт, который настойчиво подсказывал подняться на ту вершину, что слева. Я решил настоять на своём: в конце концов, это моя охота, и только я отвечаю перед собой за правильно или неправильно принятое решение. Склон выглядел довольно крутым, но практически сразу мы нашли баранью тропу, подниматься по которой стало значительно легче. Едва достигли середины горы, как Никита обнаружил двух пасущихся баранов, один из которых был вполне «стрелябельным». Нас они не заметили и продолжали неторопливо подниматься по склону.

Я принял решение стрелять. Дистанция – 430 м, сильный боковой ветер с порывами до 10–12 м/с. Правда, позиция для стрельбы оказалась неудобной: на крутой склон пришлось подкладывать камни для выравнивания площадки, в то время как бараны продолжали двигаться вверх. Долго целиться не было возможности: дистанция увеличивалась. После выстрела испуганные эхом бараны отпрыгнули в нашу сторону и остановились. Выстрелил второй раз и увидел, что попал! Баран тем не менее продолжал стоять, видимо, в состоянии болевого шока. После третьего выстрела он упал.

Есть хараулахский снежный баран! По рации вызвали вездеход к устью ручья и спокойно, не торопясь, шли к нему 2 км.

Результат дня: прошли 10 км, общий подъём – 584 м.

На хребте Хараулах

День четвёртый

Этот день стал днём отдыха. «За бортом» установилась отличная погода. На завтрак отведали жареную баранью печень, да и обед был превосходным. Спокойный день в лагере – это бывает очень неплохо после удачно завершившейся охоты.

Лагерь представлял собой базу оленеводов МУП «Приморский». Из сэндвич-панелей сооружены дом для персонала, кухня, баня, гараж для снегоходов. Охотники ночуют в палатках с печкой. Повар готовит отлично, всё из качественных продуктов. Кстати, у доставки продуктов, как и ГСМ, весьма сложная логистика: морским, речным, а то и воздушным транспортом, далее – вездеходами.

Охотничий клуб «Осикат» всего второй год работает с трофейными охотниками, и, конечно, в организации чувствуется нехватка опыта, но это дело наживное. Главное, что команда настроена на результат. Мы много общались с проводниками, вездеходчиками. Вся техника в хорошем состоянии, и её вполне достаточно. А если что, всегда имеются резервные варианты. Чувствуется крепкая рука хорошего хозяйственника и организатора Владимира Алексеева, руководителя МУП «Приморский».

На пятый день утром, как и было запланировано, выехали в Тикси. Обратная дорога всегда быстрее: добрались за 15 часов.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, июнь 2023

1369
Adblock detector