Якутия: охотничье сообщество – это костяк общества

Охотничье сообщество
Якутия: охотничье сообщество – это костяк общества

Во время визита в Республику Саха (Якутия) мы побывали в законодательном собрании и поговорили с Сахамином Милановичем Афанасьевым, председателем постоянного комитета по земельным отношениям, природным ресурсам и экологии государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) (далее – С. А.).

РОх: Как вы видите место охотничьего хозяйства в жизни Республики Саха и её населения?

С. А.: Мы знакомы с «Русским охотничим журналом» заочно, через наше общество охотников. А сейчас вот очно познакомились. Охота для Якутии, в условиях Дальнего Востока, – это образ жизни и вообще сама жизнь. И охотничье сообщество у нас – это костяк самого общества. Это мужское население Республики Саха (Якутия), подростки, по северам даже женщины есть охотницы. В прошлом году мы отметили сто лет, как были сформированы органы управления охотничьим хозяйством в нашей Республике. А само охотничье хозяйство вообще не имеет точки отсчёта. Оно было всегда!

Как человек жил в Якутии? Он охотился! И традиции охоты, обычаи охоты дошли до современности, они в крови человека, не только в бытии, но и в сознании. Рождается маленький человек мужского пола, и он уже охотник. Это даётся природой, это передаётся через гены, воспитание, социум, особенно для ребят, которые живут в селе, в районах. Традиции охоты очень сильны в Якутии. И большое спасибо профессионалам охотничьего дела, охотоведам, специалистам департамента охоты, обществу охотников, так как они помогают этому большому сообществу найти себя и правильно понимать правила охоты, общие правила поведения в лесу, в том числе пожарную безопасность. Этот процесс – он постоянный.

Человека надо подпитывать и законами, и правилами, и он быстро адаптируется и становится добросовестным охотником. Охотники у нас очень добросовестные, они испокон веков соблюдают сезоны, сроки. Знают, на какую дичь когда надо охотиться, когда на перелётных птиц, на копытных. Очень большие традиции по охоте на хищные виды: на медведя, на волка. Традиционные способы применяют на охоте на копытных, особенно с собаками, с лошадьми. Много людей, придерживающихся традиционных взглядов на охоту, они выбирают походить с карабином, с собакой. Это очень культивируется.

Очень ценят собак у нас, это отдельный культ, отдельная тема. Закира Петровна как раз специализируется на этой теме – выращивание охотничьих собак. Здесь сильнейшая конкуренция, и очень много людей, которые спорят. У них свои школы, своё видение, но мы им не мешаем, ради бога, пусть спорят. И школа охотничьего собаководства у нас очень развита. Якутия известна тем, что здесь пушной промысел был развит как в дореволюционное время, так и в советское. Сейчас этот промысел чуть-чуть ушёл, в связи с известными событиями цены на пушнину упали.

Тем не менее охотники всё-таки охотятся, в основном на соболя. Раньше охотились и на другие виды. Очень много мы добывали песца. Вплоть до колонка добывали. Даже заячью шкуру заготавливали и ондатру. Сейчас это всё ушло, охотник нынешний – он другой охотник. Культура охоты формируется не только через местные, но и через федеральные тренды. Вообще, федеральные тренды, охотничье поведение, они в Республику приходят через журналы, тематические передачи, которых очень много. И индустрия снаряжения, охотничьих ружей, патронов, всяких приспособлений уже пришла в Якутию очень устойчиво – лет так пятнадцать назад.

Сейчас охотник у нас продвинутый, он знает всё: какое есть снаряжение, какие виды. Правильно понимает правила охоты, следит за изменениями в них: какие приспособления можно применять и так далее. И охотник у нас всё-таки самодостаточный. А если заглянуть в арсенал среднего охотника, то у него мы в сейфе что обнаружим? Гладкостволку российскую и иностранную, хорошего образца. Browning, Benelli и т.д. – это обязательно, это дело чести для среднестатистического охотника – купить себе Benelli или Browning. Но сейчас цены поднялись, и возник ценовой барьер. Но в промежуток от нулевых по 2022 год очень многие закупились иностранным оружием.

Якутия: охотничье сообщество – это костяк общества

Среднестатистический охотник имеет мелкокалиберный карабин для мелкой дичи и крупнокалиберный карабин. Снаряжение очень мощное. С охотниками общаюсь много, выезжаю с ними тоже, вижу, как они готовятся к сезону. Очень основательно это у них происходит. Вам надо видеть ещё, как готовят в Центральной Якутии дугда, по-русски скрадки. Скрадки здесь капитальные, как в некоторых охотничьих хозяйствах России, там можно жить. Особенно когда охотятся на горбоносого турпана. Это отдельная история.

Буквально два года, как начали заниматься подсадной уткой. Уже индустрия продажи уток появилась, люди готовятся, подбирают уток. Научились охотиться с подсадной уткой буквально за пару сезонов. То есть охотничье общество адаптируется под новые правила, под требования жизни. Нехорошие моменты тоже есть: не хотелось бы об этом говорить, но факты браконьерства всё равно где-то проявляются. Однако охотнадзор с этим работает, пресекает.

Очень много сейчас споров по девятнадцатой статье, по которой дали возможность охотиться местным КМНС. В чём конфликт? Допустим, охотник поставил отметку КМНС и заходит на территорию охотпользователя: сородича, который тоже КМНС, либо северного якута, либо арктического старожила русского, но без отметки КМНС. И он, получается, имеет право охотиться. И здесь органам исполнительной власти совместно с законодателями надо всё-таки правоприменение статьи девятнадцать упорядочивать. Мы хотели получить методическую помощь от Филатова, от МПР. Но здесь коллеги самоустраняются, говорят, мол, вы регион – сами решайте.

По волкам напряжение нарастает, особенно весной. Урон не только сельхозживотным – их ещё защищают. А вот сегодня с волчатником-охотником общался на съезде, Егором Николаевым. Он говорит, что волки наносят колоссальный ущерб охотресурсам. Поэтому, например, у нас поголовье косули и лося, хотя в ОПТ очень много рождаются лоси, стоит на одном уровне. И он предлагает внести изменения в правила охоты на волков. Три дня же дают на это. В условиях Якутии – три дня. Я своими глазами видел, какой урон волки наносят охотничьим ресурсам.

Вот на реке Ботуме – она протекает, где Ленские столбы, заходит в Алданский район и Олёкминский район – режим ОПТ, и там крупнейшее поголовье изюбря. Они чувствуют себя вольготно. Но им волк житья не даёт. Мы заезжали на 150-й и 300-й километры, там очень много скальника, и волки работают двумя бригадами. Одна стая загоняет этих изюбрей на скалы, и там уже лежат и сторожат. А изюбрь стоит день, два, три, а потом прыгает. А высота там 70–150 метров этой скалы. Ломает ноги, а внизу вторая бригада – рвут. В одном месте, промежуток буквально километр, я лично насчитал шесть или восемь свежесъеденных изюбрей. По волкам ущерб животному миру серьёзный, это я сам лично я видел.

Но воспроизводство копытных всё же идёт, слава богу. Помогают созданные ООПТ. Они же исторически, географически, биологически созданы, не на картах рисовали. Допустим, парк Синяя в горном районе, как раз там стоит поголовье у сохатых. Их не беспокоят, и Горный район снабжает сохатым якутские угодья, Хангаласский, Верхневилюйский, Вилюйский, Кобяйский улусы –  такие исторические места.

Тема охотничьего хозяйства очень важна. Охотпользователи у нас только-только начинают понимать, что охотхозяйством надо заниматься. Ну, конечно, продуктивность у нас ниже среднего по России. Тем не менее охотпользователь, который закрепил за собой угодья на 49 лет, начал понимать, что если он проводит биотехнию, подкармливает и так далее, то зверь в его угодьях останавливается, зимует, начинает там жить. Это начали понимать, это как раз разъяснительная работа и общества, и департамента охоты. И сейчас у нас охотпользователи начали выполнять свои функции. Буквально недавно они просто продавали лицензии.

Тридцать процентов мы вместе с охотобществом решили сохранить как общие угодья. Семьдесят процентов – это у нас охотпользователи. Такое соотношение сделали, и пока общество это удовлетворяет. И законодательно это закрепили.

Я хочу пожелать «Русскому охотничьему журналу» продолжать рассказывать об охотничьей политике в стране. Мы читаем, применяем – охотники у нас очень продвинутый народ. Успехов!

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, июнь 2023

939
Adblock detector