Вверх по Енисею за медведем, или Может ли охота на медведя считаться горной?

Охота на медведя
Вверх по Енисею за медведем, или Может ли охота на медведя считаться горной?

Много красивых и интересных мест в юго-восточной части Сибири. Это и Красноярский край, и Хакассия, и Горный Алтай. Но на сей раз наш путь пролегал в Туву. Объектом охоты для моих двух клиентов из Германии был весенний медведь. Маршрут был не совсем обычен и до той поры нами ещё не пройден…

…Наш катер, надрываясь, преодолевает сильное течение бурных, весенних вод Енисея, в которых воплощается вся мощь сибирских рек, зажатых каменными берегами Саянских хребтов. Катером управляли мои друзья, которые родились и выросли на реке и все её повадки знали более чем хорошо. Помимо этого они бережно относились к своей технике и очень хорошо подготовили её к трудному переходу в верховья Малого Енисея. Это впоследствии сыграло решающую роль в успехе всего нашего путешествия. Подъём в бурное половодье вверх по Енисею можно приравнять если не к небольшому подвигу, то уж к героическому поступку точно. Степень риска и последствия малейшей ошибки трудно представить, пока не испытаешь их на себе…

Вскоре стемнело, и нам пришлось устраиваться на ночь. Каюта оборудована четырьмя спальными местами, есть газовая плитка и небольшая стационарная печь на дровах. Мы нашли небольшую бухточку, где катер не кидало из стороны в сторону на волнах, и стали на якорь. Ребята организовали горячий ужин. Отметив приезд парой рюмок нашего традиционного для таких случаев напитка и быстро перекусив, мы погрузились в сон. Как ни сладок он под утро, но вставать всё равно надо, равно как и необходимо было двигаться ближе к медвежьим местам.

Вверх по Енисею за медведем, или Может ли охота на медведя считаться горной?

Сразу оговорюсь, что на Енисее очень красивы как восход, так и заход солнца. И, несмотря на утреннюю прохладу и лёгкий майский морозец, мы с удовольствием «искупались» не только в водах Енисея, но и в первых лучах утреннего солнца. Есть какая-то особая прелесть в чашке горячего чая на местных кореньях, который пьёшь вместе с настоем чистого горного воздуха с дурманящим ароматом багульника. Багульник, или, по-научному, рододендрон даурский – визитная карточка этих мест. Его аромат ты чувствуешь в это время сразу же, как только поднялся чуть выше от Кызыла. С ним ты живёшь всё путешествие и вспоминаешь потом всю жизнь.

Итак, мы опять в пути. С тем отличием от предыдущего дня, что катеру было всё труднее тащить себя, нас и наш багаж к намеченной цели. Течение становилось всё более бурным, волны от валунов на перекатах всё выше. Порой эти волны поднимались выше самого катера. Но наш рулевой Володя уверенно вёл машину сквозь клокочущие буруны. В это время река почти не судоходна. Так мы подошли к большому и очень опасному порогу. Чтобы облегчить катер и обезопасить людей, мы сошли на берег. На катере остались только рулевой и помощник. Ребята лишний раз проверили турбину водомёта и очистили её от попавших туда палок, которые в изобилии можно увидеть в весенних водах. Нельзя было допустить, чтобы в лопастях турбины оставался хоть какой-то мусор, т. к. это негативным образом сказалось бы на мощности работы турбины и, как следствие, на технических характеристиках катера при прохождении порога.

Вверх по Енисею за медведем, или Может ли охота на медведя считаться горной?

1253
Adblock detector