Медведи вне России

Охота на медведя
Медведи вне России

В контексте того, что Россия вот уже почти триста лет во всём мире ассоциируется именно с медведем, даже простая постановка вопроса «Есть ли медведи вне России?» кажется граничащей с государственной изменой. Однако посмотрим правде в глаза и скажем с римской прямотой себе и миру: да, есть! И иногда в очень неожиданных местах.

Тем не менее попляшем-ка мы от печки. От наших, российских медведей. Которых у нас в стране три вида. Бурый, белый и гималайский, он же белогрудый.

С белым – проще всего. Живёт он во льдах Полярного бассейна и нигде, кроме них, особо жить не может. Вернее, может, но тогда ему придётся обратно эволюционировать в бурого. Деэволюционировать, так сказать. Что ему и предсказывают некоторые витии от глобального потепления. Успокою-ка я их. Дорогие витии! Белый медведь пережил уже одно глобальное потепление, случившееся через несколько десятков тысяч лет, как этот зверь переехал на ПМЖ в полярные льды. Это было т. н. ээмское потепление, около 125 тыс. лет назад, когда шапка льда совсем скукожилась вокруг Полюса. После чего льды вернулись, и белый медведь – вместе с ними, к берегам, которые начали заселять люди с их странными племенными образованиями – государствами.

Итак, сегодня белый медведь обитает во льдах и выходит (иногда) на земли, принадлежащие, кроме России, США (Аляска) – 5 тысяч особей; Канаде (самый крупный держатель акций по этому виду: популяция белого медведя в Канадской Арктике оценивается в 10 тысяч зверей); Гренландии – 3 тысячи. Триста мишек живут на Шпицбергене, который является преимущественно норвежской территорией.

Гималайский, или белогрудый, медведь, чья численность и статус (вносить в Красную книгу, не вносить?) постоянно дискутируется у нас в стране, за пределами России чувствует себя вполне вольготно. Обитает он, как явствует из названия, в Гималаях, на юго-востоке Ирана, в северных частях Индийского субконтинента, на Корейском полуострове, в Китае, на островах Хонсю и Сикоку в Японии и на Тайване. Интересно, что если в Корее их количество оценивается как гомеопатическое (несколько десятков, возможно – пара сотен особей); то в горном хребте центральной части Тайваня в национальном парке Шейпа и в национальном парке Тароко их обитает около 600–800. Самый большой разброс их численности зарегистрирован в Китае: от пары сотен зверей до аж 28 тысяч (правительственная оценка). В Индии их насчитывают около 7–9 тысяч, тысячу – в Пакистане.

Настоящее царство белогрудого медведя – вы не поверите – Японские острова, Хонсю и Сикоку. Это мы воспринимаем Ниппон как один огромный мегаполис, в то время как реально густо заселена только узкая приморская полоса на востоке страны. Индекс лесопокрытия в Японии – 80% (в таёжном Приморском крае России – 60%). И белогрудых медведей в этих лесах живёт от четырнадцати до двадцати тысяч.

Теперь обратимся к главному из наших медведей – бурому медведю. Сегодня в Европе, вне России, насчитывается около пятнадцати – семнадцати тысяч бурых медведей, Они обитают в десяти фрагментированных популяциях. В Пиренеях обитает крайне ограниченная популяция в 20–25 особей. Её ареал разделён между Испанией, Францией и Андоррой. Более двухсот животных замечены в Астурии, Кантабрии, Галисии и Леоне, на Пикос-де-Европа и прилегающих территориях. Больше же всего медведей в Румынии (5000–6000), на втором месте – Болгария (900–1200), Словакия (около 600–800), Словения (500–700) и Греция (450). Замыкает этот парад Италия: 50 в центре полуострова – т. н. марсийский бурый медведь, – и около сотни в Трентино. Некогда медведь жил и в Африке – в Атласских горах, – но то ли вымер, то ли был выбит нашими предками.

Довольно много бурых медведей в любимой россиянами Турции – около трёх тысяч. Кстати, фото медведей-помоечников, которые так часто рассылаются разгневанными любителями природы в вирусном порядке по соцсетям, часто бывают сделаны в Турции: люди и медведи везде одинаковы. Одни свинячат, другие подъедают за ними.

Вообще, южная граница распространения бурого медведя – это кошмар современного зоолога. Он, совершенно очевидно, есть в каком-то количестве в Ираке, Сирии и Иране – но ни границы ареала, ни численность его в этих странах непонятны.

В Индии (как и в Сиккиме, Непале и Пакистане) бурый медведь обитает в северных районах (450–700 зверей), в Монголии, помимо обычного нашего бурого медведя (около 500–600 особей), обитает ещё ярко выраженный в подвидовом отношении гобийский бурый медведь (мазалай) – от 40 до 50 мишек. И снова нас удивляет Япония: на Хоккайдо обитает от 5 до 10 тысяч бурых медведей того же подвида, что на Сахалине и в Приморском крае.

Интересна судьба бурого медведя в Новом Свете: он проник туда примерно одновременно с человеком (10–15 тыс. лет назад) и расселялся не по тайге, а по хребтам Кордильер, добравшись аж до пустыни Сонора в Мексике. А на территории нынешней Калифорнии топтыгин так прижился, что угодил аж на флаг штата. При этом вольные калифорнийцы его всего повыбили; последний известный в живых калифорнийский медведь умер в 1920-х годах в Чикагском зоопарке. Звали его, естественно, Иван Грозный. Сегодня считается, что на Аляске живёт тридцать две тысячи бурых медведей, а в Северо-Западной Канаде – около двадцати пяти тысяч. В Большом Йеллоустоне – на территории Северной Дакоты – сегодня обитает чуть больше тысячи бурых медведей; и ещё пятьдесят мишек обитают в национальном парке Кабинет-Маунтин.

Раз уж мы вторглись на Американский континент и заговорили о нём, то вот он, самый массовый медведь мира – американский чёрный медведь, обитающий на большей части континента Северная Америка и имеющий численность от 300 до 600 тыс. Тема американского чёрного медведя поистине неисчерпаема, и мы не будем её подробно затрагивать, дабы не утонуть в бесконечном перечислении фактов.

Из прочих медведей я только вскользь упомяну малайского медведя, которого местные жители называют бируангом, медведя-губача, обитающего в тропической Индии, а также южноамериканского очкового медведя. Всё это звери небольших размеров (и даже очень небольших – по сравнению с бурыми и белыми гигантами). Самый мелкий и самый неизученный из них – это бируанг, который весит самое большее шестьдесят пять килограммов. Он коренаст, силён и покрыт гладкой чёрной шерстью. Населяет он обычно горные и равнинные тропические леса Бирмы, Индокитая, Малакки, а также Суматры и Борнео. Его в целом немного: общая численность оценивается в две тысячи.

Бируанг – самый «древесный» из всех медведей и буквально сутками может не покидать кроны. На деревьях он находит пищу и спит, принимая своеобразные солнечные ванны. Он поедает нежные ростки кокосовой пальмы, фрукты и листья. Как и бурый медведь, он не прочь полакомиться муравьями, а также другими общественными насекомыми – термитами. Своими сильными лапами и когтями он разрушает их прочные жилища и извлекает съедобный объект длинным тонким языком и подвижными губами. Самка малайского медведя обычно приносит двух медвежат, которые рождаются в каком-нибудь уединённом месте на земле и несколько месяцев живут с родителями. В спячку этот зверь, естественно, не впадает.

Медведь-губач покрупнее бируанга и весит уже до ста сорока килограммов. У этого медведя довольно стройное тело на высоких ногах, огромные когти и длинная острая морда. Он покрыт удивительно лохматой жёсткой шерстью, обычно чёрного цвета, иногда с рыжеватым оттенком. Как и большинство других медведей, губач является типичной «совой». Днём он спит где-нибудь в траве, кустах или неглубокой пещере, при этом удивительно громко храпит – так, что это нашло своё отражение даже в научной литературе.

Его пищей по преимуществу служат беспозвоночные, падаль и разная тропическая растительность. Устрашающие когти нужны этому лохматому мишке не для «кровопролитиев», а для того, чтобы ломать гнилые стволы деревьев и термитники. Оттуда он добывает разных насекомых, ради чего приводит в действие удивительный естественный насос. Дело в том, что губач, как явствует из его названия, обладает длинной мордой с очень подвижными голыми губами, которые могут сильно вытягиваться наподобие трубки. Ноздри при этом у зверя смыкаются. Два передних зуба у губача отсутствуют, из-за чего впереди образуется щель. Нёбо у него полое.

Эти особенности позволяют губачу действовать мордой как насосом: сперва выдувать насекомых из их разрушенных убежищ, а затем втягивать их внутрь. Возникающий при этом шум бывает слышен очень далеко – более чем за сто метров – и иногда может стоить медведю жизни, привлекая к нему внимание охотников. Детёныши у губачей рождаются в земляном убежище наподобие берлоги. Их может быть от одного до трёх. В первое время самец опекает потомство вместе с самкой, что совсем несвойственно остальным видам медведей. Этих медведей в мире довольно много – около двадцати тысяч.

Очковый медведь – единственный во всей фауне Южно-Американского континента. Это небольшой зверь, весящий не более ста сорока килограммов. Он населяет горы от Колумбии до Северного Чили. Шерсть у него лохматая, чёрная, иногда с буроватым оттенком, за исключением больших белых кругов вокруг глаз, каковым он и обязан своим названием. Очковый медведь живёт по большей части в горных лесах, но иногда появляется и на открытых луговых склонах. Считается, что этот медведь – самый растительноядный в семействе. Он питается листьями, плодами, корнями, молодыми проростками. Местами вредит посевам кукурузы. Однако ни о каких конфликтах наподобие тех, что случаются с нашими мишками, здесь не может быть и речи. Общую его численность исследователи оценивают в семь – десять тысяч особей по континенту.

Ну а теперь вернёмся к нашим медведям. Так или иначе, главный среди всех медведей – русский бурый медведь! И живёт их у нас в стране около трёхсот тысяч! Так что горе тому, кто в этом хоть сколько-нибудь усомнится!

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, май 2023

2009
Adblock detector