«Азот»: в ближайших планах роста цен не предвидится

Патроны к гладкоствольному оружию
«Азот»: в ближайших планах роста цен не предвидится

В майском номере «Русского охотничьего журнала» за прошлый год мы публиковали интервью с заместителем генерального директора завода «Азот» Андреем Украинцевым и управляющим магазина ТД «Азот» Романом Зориным о происходящем на патронном рынке. Ну и, как всегда, позволили себе немного пофантазировать.

И вот спустя ровно год Андрей Украинцев (в дальнейшем – А. У.) снова у нас в редакции. Беседу ведёт главный редактор журнала Михаил Кречмар (в дальнейшем – М. К.).

М. К.: Андрей, что у нас происходит с поставками компонентов из-за рубежа, есть ли они? И если их нет, то чем они замещаются?

А. У.: В данный момент поставки из-за рубежа прекратились практически на 100%. Это касается в основном гильз для нарезных патронов, капсюлей, любых порохов. В общем, ничего нету, хотя и до этого старались искать отечественного производителя для производства. Важным моментом остаётся обслуживание зарубежного оборудования, ведь это значительная часть станочного парка российских производителей. С этим удаётся пока справляться. Либо своими техническими средствами, либо заказываем необходимые детали на российских производствах.

Пока ситуация удовлетворительна, и даже есть тенденции к её улучшению. Линии работают, осваиваем новые продукты типа шаров для страйкбола. Замещаем импорт в военно-тактическом направлении: военно-тактические игры, спортивный страйкбол. До этого все шары и все расходники для страйкбола были импортные. В данный момент мы единственный производитель, кто наладил выпуск отличного качества шаров на территории РФ. В общем, и любители, и спортсмены в восторге от качества шаров «Азот». За два года мы как раз и наладили это производство. И без лишнего бахвальства могу сказать, что в скором будущем мы сможем полностью обеспечить российский рынок расходниками для страйкбола.

Мы знаем, что торговые сети уже завозят патроны из Турции. Не знаю, насколько долго это продлится, в общем, это патроны хорошего качества, не вижу причин, почему бы им не быть на нашем рынке. Но это вопрос не к производителю больше, а к продавцам. Всегда везли турецкие патроны, и итальянские, и английские. Уже не говоря о нарезных патронах, в которых разнообразия импорта раньше было куда больше, чем в гладкоствольных.

М. К.: А с чем вы работаете?

А. У.: Мы работаем на данный момент на отечественном порохе, на отечественном капсюле. Гильза, донце, лента – всё своё, всё это мы берём в России. НПФ «Азот» – производство полного цикла; пыж, гильза, дробь сборка – всё делаем сами. Сырьё удалось найти отечественное, и очень хорошего качества. Основная проблема, конечно, это порох. Проблема производства пороха, к сожалению, сохраняется. Поставок пороха из-за рубежа, из альтернативных источников, нет. Раньше мы брали порох из Европы, из Франции и Испании, сейчас его нет и в ближайшее время, скорей всего, не будет. Пытаемся прорабатывать другие направления, но пока успехов, к сожалению, нет.

«Азот»: в ближайших планах роста цен не предвидится

М. К.: Вот Индия – здоровенная страна, чего там, патронного производства нет?

А. У.: Патронного производства там нет. Мы даже в своё время собирались поставлять патроны в Индию – там так же, как и в Китае, всё непросто с этим. В Китае даже водяные пистолеты, которые похожи на реальное оружие, запрещены, там даже игрушечного оружия нет, не говоря о гражданских производствах. Но, в принципе, есть страны, с которыми пробуем решить вопрос, однако это все задачи, которые решаются не за один год. Не один год уходит на создание этих связей. Потому что это не приграничные государства, то есть логистические цепочки, договорённости на уровне правительства и так далее – всё это непросто. Пока ориентируемся на отечественного производителя пороха. У нас есть три завода, они сейчас загружены. Тем не менее стараемся какое-то количество пороха гражданского заказывать, и правительство нам помогает, и производить хотя бы охотничий патрон в достаточном количестве для российского потребителя. Про цены будем говорить?

М. К.: Да, это очень интересно людям.

А. У.: Мы с тех пор, как были вынуждены поднять цены после обрыва экономических связей с Европой, цены не сдвинули ни на копейку. И пока поднимать мы их не планируем. В ближайших планах роста цен не предвидится. Стоимость пороха отечественного и зарубежного никогда особенно не отличалась. Другой вопрос, что с дефицитом сырья, который никуда не делся. А может быть, в связи вообще с обстановкой в мире, этот дефицит только усиливается и для российских производителей, и для зарубежных, для европейских, американских…

М. К.: То есть дефицит сырья для пороха везде?

А. У.: Везде. Порох – это вообще такая субстанция, которой много в мире нет. На самом деле нас, охотников, от общего количества людей в мире мало. Охотников, людей, которые стреляют, даже военных…Их очень немного. Поэтому мы в спокойные годы, которые нас не трясёт, потребляем порох, и нам кажется, что его полно. А на самом деле его в мире не очень много. Есть какой-нибудь редкоземельный элемент – вот его, допустим, добывают три тонны, и всё, его не добудешь 20 тонн, столько просто нет. Ну, мало его, не добудешь больше. Так и порох – его на самом деле немного. А когда случаются мировые потрясения, как сейчас, мы начинаем чувствовать, что пороха совсем мало, так как потребление очень сильно выросло и перекошено в одну сторону. И нам, аудитории журнала, кажется, что что-то произошло. А на самом деле ничего не произошло, как пороха было мало, так и осталось.

Если из позитива – основная наша задача, мы же предприятие частное, это сохранить рабочие места, как бы это ни звучало. Чтобы люди, которые работали на сборке, на производстве патронов, на производстве дроби и так далее, сохранили места. Ни одного человека со времён ковида и до последнего момента с завода не было уволено, и ни одного сокращено не было, даже с учётом ковида. Потому что мы стараемся загрузить производство какими-то смежными задачами, осваиваем новые продукты, например оружейную химию. Это то, что мы можем, потому что мы – химическое производство, у нас прекрасные технологи, химики. Мы стараемся выходить из ситуации – и рабочие места сохранять, и отечественное производство развивать. И искать какие-то пути. Цены поднимать не планируем.

«Азот»: в ближайших планах роста цен не предвидится

М. К.: А патроны? Патроны будут в магазине?

А. У.: Патроны в магазине будут, да. Охотничьи патроны. Но очень большая проблема со спортивными порохами, опять же. Если мы говорим про спортивный патрон, то да, его очень большой дефицит. Из всего, что делается, спортивный порох – это последнее, что будут делать производители. Это сложный порох, и спрос на него меньше, поэтому такая ситуация. В первую очередь идут стратегические задачи, а потом охотничьи пороха, как нарезные, так и гладкие. Поэтому охотничий патрон есть на складе, есть план производства, всегда можно купить, так или иначе. Цена? Цена кусается, вопросов нет, и люди у нас не богатеют, мы цену стараемся держать по нижнему краю.

М. К.: Что с дробью?

А. У.: С дробью сейчас всё хорошо, свинец пока есть. Как раз в те времена, когда мы жили спокойно, очень сильно скакала цена на свинец, а сейчас эта цена более-менее стабильна. Мы же производим дробь и для самозарядчиков, её можно купить и в баночках, в отличие от капсулированной гильзы, которая сейчас ограничена из-за количества капсюлей. Так как капсюля дефицит. Гильзу – пожалуйста, а капсулированная гильза – сложнее. Ну и с некоторых пор, условно года два назад, капсюль стал лицензионным товаром, до этого он продавался просто так. А вот дробь всегда можно приобрести. Есть, и слава богу.

М. К.: Контейнер?

А. У.: Контейнер производится из отечественного сырья, делается и будет делаться он на наших мощностях. К контейнеру вопросов нет. И гильза тянется, и гильза будет делаться. На донце – тоже отечественная лента, которая делается здесь. Донце собирается на нашем заводе. То есть полностью всё. Есть одна, по большому счёту, серьёзная проблема – это порох. И следующая за ним – капсюль. В России капсюли производятся в основном в одном месте – это ММЗ (Муромский механический завод).

М. К.: Планы? Расскажете про планы?

А. У.: Если мы говорим про НПФ «Азот», то скажу про задачи. Задачи такие – построение новых логистических долгосрочных цепочек по поставкам недостающего пороха. И здесь, самое главное, нельзя не сказать, что различные производители пороха позволяют делать широкую линейку патронов. Если мы вспомним, что у нас было в 2019 году, то линейка была очень широкой. У нас была специальная линейка патронов для гусятников в одном регионе, для гусятников в другом регионе. То есть с тяжёлыми навесками, полумагнумы.

У нас были линейки патронов для легашатников, были зимние патроны. Были для разных видов охот, для разных сезонов и регионов. Наши технологи могли позволить себе делать такую широкую интересную линейку патронов, которая всегда востребована. Ведь охота на Крайнем Севере и в Краснодаре – это разные вещи! А в данный момент мы не можем себе этого позволить. Была широчайшая линейка порохов, и высокоэнергетические пороха, и низкоэнергетические, и медленные, и быстрые, и спортивные патроны мы делали.

У нас были линейки для большого спортинга, для классической стендвой стрельбы, для практической стрельбы, для компакт-спортинга. В данный же момент мы сильно ограничены, линейка сократилась фактически до 32 граммов. И даже дроби мы делаем самые ходовые (№ 1, 2, 3, 5, 7). Никаких промежуточных дробей, тяжёлых патронов и т. п. Просто потому, что не на чем. Поэтому основная задача для нас – это решение порохового вопроса. Если, предположим, мы нарастили отечественное производство, всё равно на одном «Соколе» мы не сделаем такую интересную линейку, как она была до этого. А у нас всё-таки творческий коллектив технологов, и мы хотим всегда что-то интересное дать потребителю. Вот это и есть основная задача.

А планы – это сохранение качества наших патронов и расширение продуктов. Проблемы с качеством в настоящий момент всплывают чаще, просто потому, что линии уже не работают так, как раньше, именно из-за постоянных прерываний. Раньше, грубо говоря, у нас была одна линия, которая собирала только патроны «Сибирь», например. И эта линия не перенастраивалась, её никто не дёргал, она была доведена до эталона, и всё. Ничего не надо было перенастраивать. А в данный момент какое-то количество линий у нас стоит, работаем не на полную мощность, и линии постоянно приходится перенастраивать, что ведёт к техническим сбоям. Человеческий фактор, большое производство, с этим ничего не сделаешь. И вот в нынешней ситуации мы очень сильно работаем над этим, чтобы сохранить качество патронов и наладить этот вопрос.

«Азот»: в ближайших планах роста цен не предвидится

М. К.: То есть сейчас «узкое место», «бутылочное горлышко» – это пороха?

А. У.: Да, это пороха и загрузка линий. В общем, основная задача – наладить вопрос с поставкой порохов и сохранить качество, научиться работать в жёстких условиях, когда мы одну линию можем перенастраивать два раза в день. Сейчас линия собирает «Русский охотник», через пять минут она собирает «Сибирь», а к вечеру уже, может быть, даже «Вегу» спортивную. Потому что мы сработали весь порох, который у нас был, настолько вот его мало. А стоять линия не может, люди вышли, они должны работать, получать зарплату, это экономический процесс.

В планах, конечно, важная задача – развитие нашей розничной торговой сети именно для того, чтобы донести нашу продукцию по максимально приближённой к заводской цене потребителям. Сократить все промежуточные костыли, чтобы в магазинах «АзотСтор» люди могли приобретать патроны фактически по цене завода, с небольшим логистическим плечом.

М. К.: А химия? У вас была линейка химии для ухода за оружием и чистки?

А. У.: Да, она сейчас есть, мы её производим и расширяем. У нас было универсальное абсолютно средство, я много про него рассказывал, это «Клинлайн». Это средство, которым чистят баллистические стволы в лаборатории. Оно универсальное, его формула позволяет добиться очень хорошего результата. Но речь шла о гладком оружии, это освинцовка, без омеднения, естественно. В данный момент мы разработали и запустили с нашими химиками линейку того, что принято называть сольвентами (в России это не совсем сольвент), это средство для чистки нарезного оружия. Мы его даже опробовали на артиллерийских стволах. Даже очищали артиллерийские стволы после 150–152 мм. И средство показало очень хороший результат, оно абсолютно универсально для чистки нарезного оружия.

В ближайшее время мы это средство тоже на рынок выпустим по более чем приятной цене. Как «Клинлайн» сильно обгоняет наших конкурентов по доступности в цене, так и с нарезным будет тоже очень доступно по цене, если сравнить с иностранными конкурентами. В общем, мы хотим постараться, чтобы сократить все издержки и потребитель мог покупать наши продукты по максимально приближённой к производственной цене. Это для нас важно, потому что за последние годы, в связи с тяжёлой экономической ситуацией, никто особо не разбогател.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, май 2023

1937
Adblock detector