Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Горная охота
Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Чубуку (ударение на последний слог) – именно так эвены называют своё достояние, обитателя горных вершин – величественного снежного барана, ареал которого раньше простирался от Курильских и Алеутских островов, от Камчатки и Сахалина на востоке до Кузнецкой котловины на западе.

Сейчас этот ареал очаговый. Баран встречается в горах Камчатки, Корякском нагорье, на Чукотке, в горах Верхоянской горной системы, в районе Станового хребта и на севере Яблонового хребта. Оторванным от прочих западным участком ареала чубуку является район плато Путорана.

Якутский снежный баран – один из подвидов снежного барана – желанный трофей многих охотников. Горные охотники из разных уголков России, да и со всего мира спешат в Республику Саха (Якутия) за одним из рейтинговых трофеев в списке мировых охотничьих клубов. Спешат попробовать свои силы в могучих горах, проверить природу на прочность, узнать отношение к себе хозяина тайги и покровителя охоты Бай Байаная.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

По рассказам местных егерей, даже им приходится ходить в горы по несколько дней и нередко возвращаться без добычи. Причин может быть масса: то погода порушит планы, то звери внезапно куда-то исчезают так, что за день ни одного не встретишь. А, может быть, всё дело в «дедушке»?

Якутский народ сохранил веру в духов. Иччи – незримые хозяева рек, озёр, покровители местности и явлений природы. При соблюдении почтительного отношения к ним они не причинят человеку вреда. Наоборот, станут покровителями, помогут. Хотя царская империя привнесла в Республику Саха христианство, вера в духов осталась в народе и пронеслась сквозь сотни лет. Шаманы – те, кто напрямую общаются с иччи, получают от духов тайные знания и ответы на вопросы, с которыми к ним обращаются люди. В это трудно поверить, но многое происходит так, как предсказывают шаманы.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Ни разу не бывав до этого в Якутии, я представлял её необъятной и очень сложной в логистике. На деле так и оказалось. Вылетев 1 сентября из Москвы, на охоте мы с другом Алексеем Обойшевым очутились только 5 сентября! Есть возможность сократить путь, долетев до мест охоты на вертолёте, но мы располагали временем и решили вкусить всю прелесть маршрута. Пять часов полёта рейса Москва – Якутск, встреча с организатором охоты Афанасием Шишигиным, директором аутфитерской компании Kuuta Trophy Hunting, короткий разговор в кафе за чашкой утреннего кофе аккурат перед получением оружия – с этого началось наше пребывание на якутской земле. Позабавило то, что окно выдачи оружия настолько маленькое, что никакой ружейный кейс в него не протиснется. Это свидетельствует о том, что трофейная охота в регионе начала развиваться относительно недавно. Надеюсь, что с её развитием и наплывом трофейных охотников ситуация заставит руководство аэропорта пересмотреть и размеры окна для удобства получения оружия.

Полностью загрузив внедорожники, выехали за черту города, просыпавшегося в пасмурной дымке промозглого сентября. Вскоре нас встретила паромная переправа через реку Лена. Первая переправа на пути следования. Очень было похоже на то, что упомянутые иччи поначалу не слишком приветливо отнеслись к нежданным гостям. Холодные порывы ветра пронизывали, а моросящий дождь назойливо и метко летел прямо в глаза. Даже прикормленные тут чайки неохотно следовали за паромом и не слишком азартно ловили подброшенные для них кусочки хлеба.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

– Странно. Обычно их тут очень много, – удивлённо произнёс Афанасий, кивнув головой в сторону птиц. – Они даже соперничают друг с другом за кусок.

Асфальтированное полотно быстро сменилось гравийкой, и последняя с каждым километром всё больше напоминала кашу в колеях, образованных многочисленными грузовыми автомобилями. Летом в ясную погоду, по словам Афанасия, ехать по гравийной трассе так же комфортно, как по асфальту. Но прогноз на весь день обещал моросящий дождь, и выражение лица организатора недвусмысленно давало понять: предстоит сложный и долгий путь. Скорость двух наших внедорожников заметно снизилась.

– Так, сейчас остановимся вот тут, – уверенно сказал Афанасий. – Сергей, у тебя в дверях пакет, видишь? Там оладьи. Нашёл? Доставай его.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Я достал небольшой пакет с жареными оладьями. Все вышли из машины. На площадке у дороги возвышалось некое сооружение, что-то вроде стелы. На столбах были навязаны разноцветные ленточки, у основания лежали конфеты, спички, размокшие сигареты, мелкие монеты. Афанасий достал из пакета заранее приготовленные подарки. Объяснил, что это место, где нужно задобрить духов, поднести им дары и попросить о том, чего желаешь. Элик Хандагай (это второе имя Байаная) получил от каждого из нас подношения и, я надеюсь, внял нашим просьбам. Во всяком случае, дальнейший путь показался менее трудным. Дождь вроде перестал монотонно стучать по машине. Может, кто-то пожелал нам хорошей дороги…

Перед самым заходом солнца машины въехали на пристань, успев на последний рейс парома через реку Алдан. На другом берегу маячили фонари посёлка Хандыга, последнего крупного жилого пункта на пути, где можно было заправить автомобили и перекусить.

– Повезло-то как, – удовлетворённо покачал головой Афанасий, – успели на паром! В прошлый раз пришлось ночевать на этом берегу в ожидании утреннего рейса.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Когда добрались до заправки, стемнело. Организаторы проверили вещи в прицепе, залили топливо в баки и канистры. Мы выбрались из машины размяться и принялись делиться впечатлениями. Как вдруг во всём посёлке отключился свет. Вот же незадача! Хорошо, что успели заправиться. Жаль только, поужинать не удалось в кафе, где планировали.

Проливной, дисперсный дождь преследовал нас всю ночь по незагруженной колымской трассе. В какой-то момент одна из машин остановилась и дальше ехать отказалась. Получасовые разбирательства ни к чему не привели. Афанасий достал всё тот же пакет с оставшимися оладушками и попросил помощи у Байаная. Прошло не больше пары минут, как проблему удалось решить, и мы снова «взнуздали» наших «гнедых». Как тут не поверить во всемогущество седовласого старика?!

По дороге нам с Алексеем удалось вздремнуть. Первое, что увидели утром, едва продрав глаза, это горы. Заснеженные вершины то и дело скрывались в низких облаках, которые стелились по ущельям, словно дым из печной трубы. Река Восточная Хандыга ниже по склону расползалась множеством ручьёв-паутинок, то соприкасавшихся друг с другом, то устремлявшихся своими проторёнными тропами. В домике охотоведа неподалёку от посёлка Нежданинское нас ждал завтрак на скорую руку, горячий чай и рассказы опытного охотника. Кто-то лёг вздремнуть, кто-то слушал истории о медведях, шастающих весной вблизи от дома, о кабараге, которую можно встретить в ночи гуляющей вдоль реки, о северных оленях, рыси, истории про стаю волков, окруживших охотника, и ещё много о чём, если бы не нужда снова отправляться в дорогу. За время рассказов организаторы перегрузили вещи из машин в аэролодку, на которой нам предстояло продолжить путь.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Из-за проливных дождей уровень воды в реке вырос. Это, с одной стороны, было нам на руку, так как идти на аэролодке можно, не разгадывая лабиринты ручьёв: водная дорога превратилась в одно большое русло. С другой стороны, течение стало стремительным и затрудняло движение лодки. До лагеря добирались около четырёх часов. Удивительные и живописные места открылись там, где стоял охотничий городок – базовый лагерь. Почему городок? Потому что даже в самых смелых фантазиях я и представить не мог, что вдали от цивилизации, практически в нехоженых местах будут стоять новенькие дома-зимовья, комфортные и тёплые. А в них – кровати с матрасами и свежим, выглаженным постельным бельём. Кухня-столовая с дровяной печкой, газовой плитой. Повар Игорь удивлял нас всевозможными кулинарными шедеврами. Баня… Да, баня внизу у реки! Когда выходишь из парной на воздух, слышишь ласковый шум реки Тыры. Сумеречные, ночные виды долины околдовывают и требуют задержаться перед очередным заходом в парную. В ночной синеве флуоресцентно сияют заснеженные горы…

Главное дело первого утра – пристрелка. Вне зависимости от того, как точно пристрелян карабин, обязательно стоит проверить его непосредственно на месте предстоящей охоты, чтобы ещё раз удостовериться в точности винтовки, да и самого себя. А при необходимости внести поправки. Точность выстрела важна на любых охотах, но на охоте в горах ценность точного выстрела в разы выше. Это говорят и говорили до меня и будут говорить после. Мало кому захочется ходить по горам лишний раз. Или, того хуже, держа в прицеле рекордный трофей, сделать промах только из-за лени проверить заранее винтовку.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

На базе было организовано всё необходимое для этого: стол, станок для пристрелки и мишень на 100 метров. Если моим товарищам понадобилась пара патронов для корректной пристрелки, то мой карабин стрелять точно совсем отказался. Как выяснилось, треснуло кольцо кронштейна прицела. Первая горная охота и такой подвох! Однако в конце концов нашли способ решить проблему.

Днём того же дня было принято решение идти вверх по реке в «летучий лагерь», где нас уже ждали егеря. Дождь закончился, и с каждым часом вода стала спадать. На аэролодке пришлось бы плутать в поисках глубины ручьёв, поэтому воспользовались вездеходом. Путь занял около двух часов. Выгрузив в сумерках багаж, мы сели за стол, на котором красовалась строганина из чира. Афанасий нарезал её национальным якутским ножом. Игорь приготовил борщ и овощи на гриле. По местной традиции было совершено приношение яств Богу огня и Байанаю. На угощения не скупились. Дедушка должен быть очень благосклонен к нам, всем сердцем и с чистыми мыслями обращались мы к нему. Все были в ожидании завтрашнего дня.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Утром колёсный транспорт, подпрыгивая на булыжниках и топляке, преодолевая водные преграды, повёз нас туда, где заранее егерями была проведена разведка. Максим, Алексей по прозвищу Оймякон, Ананий и Вакемар – егеря, которые раньше нас с самого утра выдвинулись к месту, чтобы подняться в горы и наблюдать за животными, которых обнаружили за день до охоты. В случае изменения плана они должны были сообщить обстановку по рации и скорректировать наши действия.

Ещё не поднявшись в горы, от самого подножья мы обнаружили стадо баранов, лежавших на вершине. Но это были не наши клиенты, не этих баранов нашли наши помощники. Пришлые лежали на солнце в полутора километрах от нас и все как один смотрели в нашу сторону. Мы же в бинокли и зрительные трубы любовались ими. Баранов было семеро. Насмотревшись на людей, они поочерёдно встали и скрылись за гребнем.

– Готовы? Пошли, – скомандовали проводники. – Некогда рассиживаться.

– Оймякон, – обратился я к егерю Алексею, – дай сигарету.

Я сидел на камне, собираясь в путь, но мыслями обращался к духам. Алексей протянул мне сигарету, и я со словами «Это тебе, Бай Байанай, пошли нам хорошую добычу, ту, которую посчитаешь нужной» спрятал её под камень. Байаная часто изображают в виде длинноволосого седого старика, облачённого в богатую шубу из роскошного меха, окружённого зверями. На голове у него оленьи рога, а на плече сидит старый мудрый ворон. В руках же Байанай держит длинную деревянную трубку, из которой тонкой струйкой поднимается дым. Дедушка явно любит табачок…

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

След в след за опытным проводником Максимом Балаевым мы с другом поднимались в гору. Казалось, путь непреодолим. Точнее, мне так казалось – это ведь была моя первая горная охота. Мелкие камни – «сыпуха» – не хотели отпускать далеко и коварно крали наши шаги. Периодически отдыхая, иногда фотографируя красоты якутских гор, шаг за шагом мы преодолевали путь вверх и в конце концов добрались до первого рубежа.

Сладким горячим чаем из термосов быстро наполнили плошки и тут же их опустошили. Вытирая пот, я приклеил на пятки силиконовые пластыри, чтобы охота не закончилась, не начавшись. Обратили внимание на часы, которые автоматически перевелись у моего друга Алексея: всё дело в близости к Хабаровскому краю, где другой пояс. И снова в дорогу, к следующей вершине, где ждёт второй проводник, успевший забраться туда раньше и найти тех самых, нужных нам толсторогов.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Чёрный ворон принялся кружить прямо над головами, нагоняя тень своими большими крыльями. Сделав несколько кругов, он издал громкий крик и спланировал вниз, скрывшись за горой.

– Хорошая примета, – проследил за ним взглядом Максим. – Ворон Байаная пожелал нам доброго пути.

Вот и очередная вершина взята! Около 2300 метров над уровнем моря. Лёша Оймякон, ждавший нас тут, указал вниз, на соседнюю гору. Там отдыхали бараны. Нас они видеть не могли, поскольку мы скрывались за гребнем. Я развернул трубу и выставил на максимальную кратность. Друг, решивший ещё разок подкрепиться чаем с конфетами, попросил оценить трофейные качества животных. Оптика позволила уверенно определить двух хороших самцов лет по 11–13 и пару молодых. Расстояние для стрельбы около 755 метров. Стрелять можно, но лучше сократить дистанцию, пройдя вдоль гребня. Тогда можно оказаться прямо напротив них, и дистанция составит порядка 600 метров. Так сказал егерь.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Солнце, успевшее уже подняться в зенит, парило вовсю и слепило последними жаркими лучами. Ветер не ощущался, но в воздухе медленно проплывал птичий пух. Идти вдоль гребня было несложно, но следовало быть осторожным, чтобы не спугнуть добычу. Выверяя каждый шаг, я замыкал группу. Заметил между камнями конфету. Хотел было поднять – может, кто-то из наших обронил? Но вдруг одёрнул сам себя, рука отказалась подбирать. «Оставил деду кто-то из наших», – пронеслось в голове.

На месте замерили дистанцию – 625 метров. Можно стрелять. Но оставался риск, что отсюда двум охотникам сделать это будет неудобно. Посовещались. Ниже разглядели ещё одну площадку, на которой такой проблемы быть не должно. Решили спуститься. Будто нарочно дроблёная порода предательски шуршала под ногами. Я старался держаться подальше от всех, но камни срывались из-под ступней и с треском летели вниз, на головы спутников, ближайшим из которых был Алексей.

– Лёша, Лёша! – прошептал я так, чтобы не спугнуть животных и в то же время чтобы предупредить друга о булыжнике, который сорвался и полетел вниз. Лёша отпрыгнул в сторону. Камень, ударившись о землю, изменил траекторию прямо перед ним и промчался стороной. Я выдохнул: «Обошлось! Надеюсь, не спугнул баранов».

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

До точки оставались считаные метры, и проводники уже махали нам оттуда руками. Бараны встали и, кормясь, постепенно тронулись краем тени, которую вытягивало спускавшееся к горизонту солнце. Насколько возможно быстро расставили карабины, нашли в оптику двух старых самцов и ввели поправки. Дистанция – 454 метра.

– Ветер? А где ветер, ветра, что ли, вообще нет? – удивлённо прошептал Лёша.

Два громогласных выстрела «на счёт три» эхом разлетелись по вершинам Куута. Трофей друга упал на месте, воткнувшись мордой в землю. Мой же бросился наутёк параллельно с молодым бараном.  Быстро перезарядившись, поймал его в оптику и увидел, что баран отстаёт, замедляется…

– Есть, есть. Падает, падает! – в голос закричали егеря.

Пробежав пару десятков метров, мой трофей словно споткнулся, упал и покатился по склону, оставляя за собой борозду на недавно выпавшем снегу.

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

Радостные улыбки озарили лица проводников, да и наши с Алексеем. Лёша вынул из патронника гильзу с надписью «На ЧУБУКУ», которую перед отъездом отца подписала его дочь – на удачу. Мы были счастливы как никогда. Родина якутских рогачей Куута и хозяин охотничьих угодий Байанай одарили нас щедрыми подарками!

Уже в полной темноте спустившись с трофеями с горы, мы забрались в вездеход, и машина запрыгала по камням под нашу с Лёшей песню, которую мы затянули на радостях: «Эй, ямщик, поворачивай к чёрту, новой дорогой поедем домой…» По дороге Оймякон с улыбкой на лице заявил:

– А ты, оказывается, хорошо стреляешь. Вот в Лёше у меня сомнений практически не было, а за тебя, Серёга, мы сильно переживали. Боялись, что ходить с тобой придётся не один день. Нам же сообщили, что ты всю пачку патронов на пристрелку потратил. А оказалось, вы оба молодцы. Хороший день, хорошо поохотились, отличные трофеи. Спасибо Байанаю!

Спасибо Бай Байанаю! Охота на снежного барана в Якутии

– Да, Байанай дал нам хорошие трофеи, – добавил Максим. – Я в горах, где чай пили, помните, конфету по дороге оставил для него. А чёрного ворона наверху помните? Это ворон Байаная был…

Я вспомнил конфету, от которой шарахнулся. Вспомнил все те чудеса, которые случились с нами по дороге сюда и во время охоты. Вспомнил сигарету, которую оставил у подножья, оладьи Афони, чарку водки в лагере, первым делом отданную огню. Вспомнил и задумался.

– А ведь есть он, Бай Байанай. Точно есть! Спасибо ему за наших чубуку!

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, апрель 2023

1800
Adblock detector