Выстрел «в штык»

Стрельба из гладкоствольного оружия
Выстрел «в штык»

Часть охотников считает штыковой выстрел если не самым простым, то, во всяком случае, не сложным. «Закрыл стволами – и нажал». Действительно, невысоко налетающего вальдшнепа на тяге, гуся, заходящего так же, на высоте 15–20 метров, прямо на скрадок, или селезня стрелять так несложно и промахов случается немного.

Но есть нюансы: птица идёт выше, или свободное пространство неба перед стрелком ограничено и стрелять приходится уже почти над собой, или направление полёта птицы идёт не строго на стрелка, а с отклонением или с виражом. В общем, когда формула «в кончик клюва» перестаёт работать, стрельба «в штык» для многих охотников начинает представлять определённую проблему.

На самом деле главная особенность выстрела «в штык» (как и выстрела по уходящей свечкой вверх птице) в том, что при обгоне и самом нажатии на спуск стрелок не контролирует мишень глазами. Она от него скрывается за стволами ружья. При этом угловая скорость мишени относительно стрелка очень быстро растёт, и чем ближе мишень к стрелку, тем больше видимое, а также истинное упреждение ружья требуется для того, чтобы попасть в неё. Поэтому если мы даже себе заранее вообразим, насколько надо выйти вперёд стволами ружья, то стоит чуть промедлить с началом вскидки или затянуть обработку мишени, и наша воображаемая точка уже не будет соответствовать реальности. Так что ни увидеть глазами момент, когда надо нажимать на спусковой крючок, ни заранее наметить его, по сути, нельзя, а можно только эмпирически почувствовать этот решающий момент, когда уже надо стрелять.

Но это только одна сложность. Вторая заключается в том, что как только стволы накрывают налетающую «в штык» птицу и закрывают её от глаз стрелка, мы уже не в состоянии контролировать и само наше движение стволами так, чтобы оно гарантированно совпадало с траекторией мишени. Более того, если до накрытия мишени стволами мы на ней фокусировались, что давало нам представление о её скорости и траектории, то после того, как мы мишень стволами накрываем и видеть её тем самым двумя глазами перестаём, фокус неизбежно начинает смещаться на мушку и конец стволов ружья.

Выстрел «в штык»

Это, в свою очередь, приводит к потере пространственного ощущения движения ружьём и обработки мишени. Т. е. какое-то короткое время это ощущение ещё сохраняется по инерции. Ровно настолько, насколько наш мозг просчитывает вперёд траекторию быстро летящей птицы. А дальше всё – стрелок начинает терять связь между своими действиями ружьём и местом/скоростью мишени, и вероятность промаха увеличивается многократно. 

Конечно, выстрел «в штык» редко происходит совсем вслепую – стволы обычно закрывают мишень только от ведущего глаза, а левый, если стрелок правша, мишень видит. При стрельбе из ружья с вертикальным расположением стволов получше, с горизонтальным – похуже, но в целом контроль сохраняется. В некоторой степени это так, особенно у стрелков хорошего сильного уровня, но обычному охотнику контролировать взаимное движение и положение стволов ружья и мишени, скорость которой быстро растёт, не ведущим глазом практически невозможно.

А потом, бывают случаи, когда мишень летит чуть влево (для правши), так что при выходе вперёд мы практически перестаём видеть её и вторым глазом тоже. Поэтому если в других типах выстрела – боковых, угонно-боковых, низких налетающих и других – стрелок может поправить обработку уже после того, как стволы прошли мишень, то по налетающим «в штык» это сделать практически нереально. Получается, что и скорость движения стволов, и их траекторию, и сам момент выстрела стрелку задаёт только та часть обработки мишени, где стволы мишень догоняют.

Дальше работает только внутренний тайминг – момент выстрела определяется исходя из предполагаемой дистанции до птицы и того ускорения, которое приобрело ружьё на первом этапе обработки, до обгона мишени. Чем дольше требуется двигаться вслепую, тем сложнее выстрел и больше вероятность промаха. Причём надо чётко понимать, что стрелять «в штык» и попадать можно, только если после обгона и закрытия мишени стволами продолжать движение с тем же ускорением и нажимать на этом же движении.

Любое подтормаживание с попыткой проконтролировать правильность обработки приводит к потере траектории и выстрелу справа или слева от мишени. Основная задача стрелка при стрельбе «в штык» не угадать упреждение, а оказаться в траектории. И при промахе и повторении выстрела на стенде, например, обычно надо сосредоточиться на первой фазе обработки и движении ружья чётко в траектории, а не на том, больше или меньше от неё отойти. Промахи по обгону при стрельбе по тарелочкам бывают, но всё-таки чаще всего причина в выстреле вне траектории.

А на охоте – это я отдельно хочу подчеркнуть – в подавляющем большинстве случаев выстрел идёт «в молоко» именно потому, что после накрытия стволами мишени ружьё идёт не вместе с ней, а куда-нибудь в сторону. Исправить это можно только большой практикой и объёмом работы: точная вскидка, привязка, обгон. Более детально разбирать это в журнальной статье, наверное, смысла нет – всё равно без контроля со стороны хорошего понимающего тренера не обойтись. Поэтому лучше расскажем о том, как упростить себе жизнь, вернее выстрел «в штык», и повысить процент попадания с теми навыками стрельбы, которые уже есть.

Самое эффективное – по налетающей мишени начинать обработку (вскидку) тогда, когда её угол превышения не более 30 градусов. В этом случае выстрел будет с углом в районе до 45 градусов или совсем немного больше. Для стрелка такой угол возвышения удобен, не приходится запрокидываться сильно вверх, угловая скорость мишени на подлёте ещё невысока – как в момент вскидки, так и в момент выстрела, и при такой стрельбе работает правило «в кончик клюва», т. е. надо нажимать на спуск в момент, когда стволы птицу уже закрыли, но ещё практически не ушли вперёд.

Выстрел «в штык»

Самое сложное в реализации такого выстрела – это сам момент решения, что уже пора. Особенно на тяге вальдшнепа, когда в сумерках силуэт налетающей птицы во фронтальной проекции имеет наименьшую площадь, что вместе с так же ещё малой угловой скоростью относительно стрелка создаёт иллюзию, что птица ещё далеко. Тут поможет заранее заметить ориентиры, обычно вершины деревьев или кустов по краям полянки, угол возвышения которых немного меньше 30 градусов. И когда вальдшнеп пролетает этот уровень, уже начинать вскидку. При высоте полёта птицы 15 метров (обычная пятиэтажка) дистанция до него будет около 30 метров, но стрелять вы будете на 20 – оптимальная дистанция для охоты на тяге.

Также сориентироваться по дистанции там, где ориентиров нет или они далеко в стороне, поможет изготовка. В любом случае, к налёту «в штык» надо заранее изготовиться и поднять стволы практически на траекторию – обработка начинается тогда, когда мишень из-за стволов вылетает. Поэтому если изготовить концы стволов на угол (относительно глаз) примерно 25–30 градусов, сам вылет мишени из-за них и будет верной командой на начало вскидки.

И есть ещё один способ, как избежать выстрела «в штык» на участке траектории от примерно 45 градусов до вертикально над стрелком. Плюс этот же вариант может помочь в случае высоко летящей в лоб птицы, которую стрелять на дальних подступах просто далеко. Но в любом случае, независимо от высоты и скорости самый проблемный выстрел – от 45 градусов до вертикали. Поэтому проще и эффективнее при таком налёте будет развернуться на 180 градусов и стрелять птицу уже как высокую угонную.

Главное при этом – понимать, что при движении от стрелка угловая скорость птицы будет ровно так же быстро уменьшаться, как при налёте возрастала. Поэтому нет никакого основания торопиться ни со вскидкой, ни с выстрелом. При таком развороте эффективнее всего начинать вскидку при угле возвышения примерно 60 градусов, и тогда выстрел будет происходить примерно на тех же 45 градусах или немного меньше. Причём когда угол возвышения высокой угонной птицы менее 40 градусов, она, по сути, так же превращается просто в угонную и при стрельбе на обгоне практически не требует упреждения. Но детально этот технический приём и его нюансы мы разберём в отдельной статье.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, апрель 2023

1763
Adblock detector