«Не дай бог, но если вдруг…» Если оставить только одно ружьё

Тема номера
«Не дай бог, но если вдруг…» Если оставить только одно ружьё

В последние пару лет стало хорошим тоном ностальгировать по временам «развитого социализма», вздыхать о том, как тогда всё было хорошо да надёжно. Я как человек, полжизни проживший в СССР, имею на этот счёт своё, далеко не столь однозначное мнение.

Не буду вдаваться в детали, а уж тем более начинать полемику. Не для того этот журнал предназначен. Но скажу, что с точки зрения владения охотничьим оружием советские времена были откровенно тёмными. И по сравнению с ними времена нынешние – почти свобода. Для тех, кто не в курсе или забыл и как мантру повторяет, что в СССР охотничьи ружья продавались по охотничьему билету в хозяйственных магазинах и сельпо, напомню, что не всё было столь благостно, как это описывают.

Эта благодать касалась исключительно гладкоствольного оружия и закончилась очень-очень давно. Строгости с нарезным оружием начались в начале 1960-х годов. За этим последовало тихое, ползучее, но при этом массовое изъятие нарезных стволов у охотников-любителей под самыми разными предлогами. С середины 1960-х приобрести нарезное оружие охотнику, не связанному с охотой по профессии, стало практически невозможно. Это, к слову сказать, стало основной причиной того, что многие интересные разработки отечественных конструкторов охотничьего оружия остались на стадии единичных образцов или мелких партий и не пошли в серию. Не для кого стало…

«Не дай бог, но если вдруг…» Если оставить только одно ружьёА потом постановлением Совета Министров СССР от 23.07.1975 № 646 «Об установлении единого порядка приобретения и учёта охотничьих ружей» в СССР была введена система регистрации охотничьего огнестрельного оружия. В ходе кампании по регистрации ружей охотникам в массовом порядке отказывали в их регистрации, придираясь к мелким дефектам, объявляли оружие технически неисправным и заставляли безвозмездно сдавать на утилизацию. Нарезное, ещё кое-где и кое у кого остававшееся, изъяли без остатка.

Было уничтожено огромное количество редких старинных экземпляров, художественно оформленного оружия. Регламент получения разрешений на приобретение оружия был очень расплывчатым, что создавало широкие возможности для произвола разрешителей. Да, в те времена никто не заставлял «писать в баночку», но вместо этого иногда требовали справки и документы, какие только могла придумать возбуждённая лейтенантско-капитанская фантазия. Лично меня заставили собирать под моим заявлением подписи-согласия со всех соседей по площадке и отдельно письменное заявление тёщи, что она не боится жить в одной квартире с ружьём зятя. Ну и, понятное дело, без бутылки коньяка к разрешителю соваться вообще не стоило ни по каким вопросам.

Получение разрешения на второе ружьё – отдельная история. Нужно было сильно извернуться и проявить недюжинные способности в дипломатии (ну или заплатить через нужных людей деньги), чтобы добиться разрешения на вторую единицу оружия. Мне отказывали дважды. Старлей-разрешитель обосновал свой отказ просто: «Я считаю, что вам второе ружьё ни к чему!» Пробил я эту «стену» лишь организовав специальный запрос из научно-исследовательского института, в котором тогда работал, что, мол, мне это необходимо «для полноценного проведения экспедиционно-полевых работ, связанных с выполнением Продовольственной программы СССР, утверждённой майским Пленумом ЦК КПСС в 1982 г.». С такой бумагой разрешители спорить не рискнули.

«Не дай бог, но если вдруг…» Если оставить только одно ружьёКо всему этому добавлю, что всё, о чём я тут сейчас написал, касалось исключительно охотничьего гладкоствольного оружия. О нарезном оружии 99% охотников приходилось или мечтать, или читать в книжках. Нарезное оружие имели или штатные охотники-промысловики, которые получали казённые стволы в промысловых охотничьих организациях, или очень высокопоставленные чиновники, или обладатели генеральских погон и особо блатные милицейские полковники.

Ну, это так, введение. Извините, немного увлёкся воспоминаниями молодости. Это я к тому, что сейчас, хотя гайки время от времени подкручивают прямо «по живому», приобрести охотничье ружьё можно без проблем, процедура прописана. Нарезное оружие при наличии 5-летнего стажа также доступно, было бы желание и деньги. А если всё не так уж плохо, то можно и поиграть в страшилки. Ведь, заблудившись в ночном лесу, да без огня, компаса и с одной лишь палкой в руках, ничего сверх того сочинять не будешь: и так не по себе. А вот под родной крышей, да под тёплым одеялом, отчего же не поиграть в «однажды в чёрном-чёрном городе, в чёрную-чёрную ночь…»? Вот и мы давайте поиграем в страшилки. Представим себе, что, не приведи господи, конечно, гайки закрутили «по самое не балуйся» и охотникам разрешено иметь лишь одну единицу оружия. На выбор. Остальное сдать в утиль. Что выбрать?

Конечно, всё зависит от охотничьих предпочтений конкретного охотника. Но возьмём среднестатистического российского охотника. Такой среднестатистический охотник живёт и работает в городе, на охоту выбирается в выходные дни, а также по возможности посвящает ей часть своего отпуска. Охотятся «среднестатистические охотники» в конце лета и в начале осени, на водоплавающую дичь, а некоторые, что держат подружейных собак, ещё и на дичь полевую и болотную.

«Не дай бог, но если вдруг…» Если оставить только одно ружьё

Позже, кто умеет, свистит рябчика, ходит по глухарю да тетереву. Те, что живут в селе или в небольших городах, в частном секторе и держат гончих, гоняют зайцев, а иногда и по лисе собак порскают. По пороше тропят тех же зайцев. Потом наступает пора охот на копытных, ну, конечно, для тех, кто сумел добыть разрешение или проживает в местах, куда охотнадзор заглядывает не чаще пришельцев с Марса. Охоты эти или коллективные загоном, или из-под собак с подхода. Реже – из засидки на прикормочных площадках, на солонцах. Я намеренно не касаюсь тут очень специфических охот на горных копытных, варминта и т. п. Такими охотами занимается ничтожный процент российских охотников.

Чувствуете, к чему веду? А к тому, что на подавляющем большинстве охот стрельба или дробью, или, если пулевая, то в подавляющем большинстве случаев на дистанцию менее 100 метров, а чаще не далее 60 метров. Даже при охоте на медведя, которого берут на овсах, на приваде или, редко, на берлоге, или, ещё реже, с подхода. Вот и получается, что ежели будет разрешено иметь лишь одну единицу оружия, то эта единица должна давать возможность охоты на наиболее распространённые объекты.

А именно полноценно стрелять и дробью, и пулей. Из нарезного ствола дробью не выстрелишь. Значит, ствол должен быть гладким. И выстрела должно быть как минимум два. Значит, двустволка. Можно полуавтомат или «помпу». В них преимущество – зарядов побольше, но есть и недостаток – быстро и бесшумно переменить патрон невозможно. К тому же по новому законодательству новичку ружья с магазином не купить, два года ждать придётся. Итак, в результате нашего мысленного эксперимента приходим к очевидному выводу: если разрешено иметь только одно ружьё, то ружьём, в более-менее достаточной степени годящимся для большинства распространённых охот, является гладкоствольная двустволка 12-го калибра. Можно и 16-го, но он уже почти вымер.

«Не дай бог, но если вдруг…» Если оставить только одно ружьё

Мне возразят, мол, а как же комбинированное оружие? Ты же, друг ситный, сам столько о своих ижевских «комбинашках» писал, за них ратовал? Отвечаю: они и сейчас мои любимые ружья. Они очень универсальны, но для лесной ходовой охоты, где нет необходимости в дуплете. Надо понимать, что комбинированная двустволка – это дробовик-одностволка и нарезная одностволка-киплауф, приделанные к одному прикладу.

На такие охоты, как по вальдшнепу на тяге, на водоплавающую дичь, по перу с подружейными собаками, тропить зайца по малику, комбинированное ружьё можно взять, но возможности его будут весьма ограничены, так как дуплета из него не сделаешь. Можно с успехом использовать комбинированное ружьё на охотах на засидке, на загонных охотах по копытным. Но на чисто дробовых охотах по быстро перемещающейся цели это просто тяжёлая одностволка.

Слышал я тут одно эмоциональное мнение по этому вопросу. Один охотник сразу выкрикнул, что если одно ружьё, то тогда ТОЗ-20-01! Оно, мол, перекроет все охоты. Ну, что сказать на это?.. Во-первых, понятно, что свою охотничью карьеру человек, скорее всего, начинал в самом конце 1980-х – от силы в 1990-м году. Тогда на фоне развала всего и вся ружья исчезли из продажи.

«Не дай бог, но если вдруг…» Если оставить только одно ружьё

На стенах и столбах у охотничьих магазинов можно было видеть объявления типа «Меняю новый мотоцикл ИЖ с коляской на двуствольное ружьё 12-го или 16-го калибра в рабочем состоянии». На фоне этого в почти пустых магазинах вдруг появились ружья ТОЗ-20-01, выпуск которых неожиданно был возобновлён на Тульском заводе. И на какое-то время эта магазинная одностволка 20-го калибра стала единственной моделью охотничьего оружия, которую можно было приобрести. И для немалого количества молодых охотников она стала первым ружьём. А первое ружьё – оно как первая любовь. Не забывается и греет душу воспоминаниями.

А на самом деле, во-первых, опять-таки выстрелить дуплетом по летящей или быстро бегущей цели не получится. Во-вторых, быстро, и уж тем более беззвучно, переменить патрон не получится. В-третьих, для стрельбы навскидку прицел винтовочного типа годится плохо. К тому же и 20-й калибр для такой стрельбы маловат. Дистанция эффективного выстрела дробью заметно меньше, чем у 12-го калибра. Тут уж с физикой не поспоришь. Да, это ружьё хорошо бьёт пулей. Но, во-первых, всё равно это дистанция выстрела из гладкого ствола, а во-вторых, пуля 20-го калибра – это минимально допустимая по энергии пуля для охоты по крупному зверю. Для эффективного поражения 12-й калибр подойдёт гораздо лучше.

Конечно, сколько голов, столько же и мнений. Но моё мнение таково, что если завинтят нам гайки на всех местах, то я себе оставлю двустволку 12-го калибра.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, январь 2023

1222
Adblock detector