Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Оружие и стрельба
Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

«Всё, что сказано три раза, становится истиной» (Льюис Кэрролл, «Алиса в стране чудес»). Написанное о Николае Гонно Л.П. Сабанеевым в XIX веке и Ю.В. Шокаревым сто лет спустя повторено различными «авторами» не три, а несчётное количество раз. Вопрос только в том, истина ли это…

Николя Гонно (Nicolas Gonneaud) родился, скорее всего, в 1818 году. Точная дата пока не установлена. Согласно «Справочной книге о лицах, получивших в течение 1877 и января месяца 1878 г. купеческие свидетельства и билеты по 1 и 2 гильдиям на право торговли и промысла в 1878 году», печатавшейся по распоряжению С.-Петербургской купеческой управы, французскому подданному Николаю Гонно было 59 лет.

Оружейник Гонно упоминается в книге Сезара Франсуа Адольфа д’Удето (César François Adolphe d’Houdetot) «Стрельба из охотничьего ружья, карабина и пистолета» (Le tir au fusil de chasse, a la carabine et au pistolet), изданной во Франции в 1860 году: «Насколько нам известно, г-н Гонно, оружейник из Шалон-сюр-Сон и выдающийся практик, изготовил канардир системы Лефоше со стволом длиной 2,6 метра и весом 56 кг. Хорошие услуги, оказанные г-ну Гонно этим оружием, предназначенным для использования на лодке, преимущества которого легко оценить, свидетельствуют о том, что эта система может быть успешно применена к оружию самого крупного калибра. Господину Гонно принадлежит честь этого смелого и умного нововведения».

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРужьё Gonneaud à Châlons. Фото: sadde.auction.fr

Не знаю, дожил ли до наших дней этот канардир (уточница), но мне известно пока только одно ружьё с надписью Gonneaud à Châlon («Гонно в Шалоне»). В мае 2021 года оно выставлялось на аукционе Sadde в Дижоне. Эта капсюльная двустволка имеет все признаки бельгийского (льежского) происхождения. Специалисты аукциона ошибочно датировали её 1880 годом, не зная, что в это время Гонно жил и работал в С.-Петербурге.

Как оружейник из Бургундии попал в столицу Российской империи? Вероятный ответ даёт подшивка газеты Courrier de Saône-et-Loire за 1858 год: «Г-да кредиторы г-на Николя Гонно, оружейника из Шалон-сюр-Сон, приглашаются в зал заседаний коммерческого суда Шалон-сюр-Сон 15 июля, в два часа, чтобы высказать своё мнение о заявленном составе предполагаемых кредиторов, а также о сохранении или замене временного управляющего». Ещё одно объявление коммерческого суда: «Г-д кредиторов по делу о банкротстве г-на Николя Гонно, оружейника в Шалон-сюр-Сон, приглашают явиться лично или по доверенности в течение 20 дней с этого дня к г-ну Виктору Фуке в Шалон-сюр-Сон… и вернуть ему свои ценные бумаги с приложением квитанции с указанием требуемых сумм, либо внести их на хранение в канцелярию коммерческого суда Шалон-сюр-Сон».

Временный управляющий Фуке разместил объявление о продаже «очень красивого» ружья Гонно и двух револьверов (и то, и другое системы Лефоше). На продажу были выставлены также целевые, салонные и карманные пистолеты, всевозможные аксессуары, порох, дробь, капсюли и т. д., оборудование мастерской, мебель, книги и пр. Другими словами, в 1858 году оружейник Николя Гонно обанкротился. В это самое время ещё один подданный Франции Жан Лардере (Jean Larderet), продолжатель старого оружейного дома Бертрана (Ancienne Maison Bertrand), жил в С.-Петербурге, называл себя Иваном и числился «старшинским товарищем» иностранного оружейного цеха. Вполне возможно, что он как-то поучаствовал в судьбе земляка, во всяком случае, оружиевед В.Е. Маркевич (1883–1956) утверждал, что «Гонно Н… работал у Лярдаре (так в оригинале), потом – самостоятельно…»

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРужьё Лардере. Система Лефоше, две пары дамасковых стволов (гладкая 16-го кал.) мануфактуры Леопольда Бернара. 1854–1858 гг.

Первое упоминание о Гонно из С.-Петербурга из тех, что удалось найти, относится к Всемирной выставке 1867 года в Париже (точное название – Универсальная выставка искусства и промышленности, фр. Exposition universelle d’art et d’industrie). Гонно экспонировал ружья системы Лефоше со стволами Леопольда Бернара и аксессуарами ценой от 200 до 250 рублей, двуствольное курковое ружьё-переломку, переделанное под центральный бой, с аксессуарами ценой 300 рублей, и двуствольное курковое нарезное ружьё-переломку, переделанное под центральный бой, с английскими стволами и аксессуарами ценой 350 рублей. Наград оружие Гонно не снискало, но заслужило почётное упоминание (mentions honorables) жюри.

На венской Всемирной выставке 1873 года Николай Гонно (Nikolai Gono, St. Petersburg) с ружьями гладкими и нарезными упоминается только в генеральном каталоге, напечатанном до открытия, и более нигде. Стоит предположить, что Гонно заявлялся на участие, но по каким-то причинам его оружие на выставку не попало. Из отчёта члена жюри по 3-й секции VII группы «Оружие за исключением военного»: «Россия выставила… оружие своих государственных заводов, которое, как известно, не уступает по качеству изделиям других стран, но о них пойдёт речь в отчёте по группе XVI. В нашей группе мы можем упомянуть только Яхимека и Сосновского (Jachimeck & Sosnowsky) в Варшаве с хорошим оружием и Шаф Сыновья (Schaf Söhne) в Петербурге с отличными клинками».

Оружие Гонно экспонировалось на Всемирной выставке 1878 года в Париже, которую в Российской империи считали «несвоевременной» из-за русско-турецкой войны. Из обзора La marine à l’Exposition universelle de 1878: «Оружейник из Санкт-Петербурга г-н Гонно выставил дюжину охотничьих ружей, которые одни составляют всё огнестрельное оружие русского отдела». Наградой стала бронзовая медаль выставки. К слову, такую же получили Reilly & Co и W. Soper из Англии. Более известные широкой публике J. Purdey & Sons и Stephen Grant удостоились золота, а ещё 10 хорошо знакомых любителям оружия «британцев» получили серебро, включая Lancaster и W. & C. Scott & Son.

По данным С.-Петербургской купеческой управы, Николай Гонно выкупал купеческие свидетельства 2-й гильдии на право торговли и промыслов с 1877 по 1886 год, проживал на Мойке, 36, там же содержал оружейную мастерскую. Судя по материалам, относящимся к первой петербургской выставке охотничьего оружия (1886), Гонно на российский манер имел отчество на букву «Ф», однако настоящее имя его отца неизвестно.

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРужьё Гонно из коллекции Гатчинского арсенала. Фото: Евгений Родионов

В коллекции Гатчинского арсенала имеется одноствольное ружьё, изготовленное для императора Александра III. Шестигранный ствол с гладким каналом диаметром 9,5 мм имеет длину 69,5 см. Согласно старым описям того же арсенала, Гонно поставил двуствольный штуцер с английскими стволами для великого князя Георгия Александровича, младшего брата Николая II. У самого царя было 2 предмета от Гонно: двуствольное ружьё № 241 со стволами Леопольда Бернара, выпущенное в 1881 году, и штуцер-экспресс с английскими стволами по патенту Генри (Henry). В Государственном историческом архиве имеется отношение (письмо) в Министерство императорского двора № 3140 от 27 ноября 1882 года, из которого следует, что Гонно числился поставщиком двора Е. И. В.

На 1-й выставке оружия в С.-Петербурге, устроенной Императорским русским техническим обществом в 1886 году, Гонно выставил два экспресса калибра .500, два штуцера, уточницу 8-го калибра с чоковой сверловкой ствола и два бескурковых ружья 20-го и 12-го калибра тоже с чоковой сверловкой. Оружие Гонно было отмечено экспертной комиссией выставки бронзовой медалью (такие же медали получили Мацка и Лутковский). Из объявления в «Охотничьей газете» (№ 47, 1888 г.) следует, что фирма Гонно была куплена Василием Васильевичем Леженом и в сентябре 1887 года присоединена к его магазину с мастерской на ул. Казанской, 44. Продажа была связана, скорее всего, с решением Гонно вернуться на родину.

Согласно данным архива департамента Saône-et-Loire, Николя Гонно скончался 9 августа 1897 года. Обратимся к старым газетам. Объявление: «Аукцион. После смерти г-на Николя Гонно, бывшего оружейника, в четверг 2 декабря 1897 г., в час дня и, при необходимости, в последующие дни, аукционный зал в Шалон-сюр-Сон.

Сводный список. Столовая из орехового дерева, состоящая из буфета-полки, раздвижного стола на одной ножке и шести стульев из цветной соломы; гостиная, состоящая из дивана и нескольких кресел; буфет для гостиной из чёрного дерева с позолоченной медной отделкой, стол для гостиной в стиле Людовика XVI, деревянная кровать с пружинным блоком, зеркальный шкаф из вощёного палисандра, красивый письменный стол из красного дерева, различные кресла, стулья с обивкой, медная отделка очага, зеркала, часы из чёрного мрамора, шторы, ковры, постельные принадлежности, посуда, хрусталь, кухонная утварь, постельное и хозяйственное бельё, фаянсовые сковородки, бочка красного вина и другие предметы.

Прекрасная коллекция старинного оружия, состоящая из ружей, пистолетов и кинжалов. Три прекрасные картины, в том числе одна работы Кутюрье и две других русского художника; несколько художественных бронз. Шесть маленьких серебряных кукол, золотые часы с цепочкой. Красивый станок оружейника и все аксессуары, переносная кузня, незаконченные ружья и т. д.». Это объявление означает, что у Николя Гонно не было наследников. Место его рождения пока не установлено; могу только сказать, что это был не Шалон-сюр-Сон.

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноФилибер Леон Кутюрье. Портрет г-на Николя Гонно, бывшего оружейника императора России. Из коллекции музея Vivant Denon (Франция)

Неизвестно, была ли картина Кутюрье, принадлежавшая Гонно, той самой, что экспонировалась в 1893 году в рамках салона картин и скульптур, проходившего в Париже. Согласно каталогу работа художника Филибера Леона Кутюрье называлась «Портрет г-на Николя Гонно, бывшего оружейника императора России». Кутюрье, скорее всего, знал Гонно, поскольку сам родился и жил в Шалон-сюр-Сон. Как бы то ни было, именно эта картина ставит точку в цепи доказательств очевидного факта, что французский оружейник Николя Гонно и Николай Гонно, работавший в С.-Петербурге, это одно и то же лицо. Портрет Гонно работы Кутюрье удалось найти в запасниках музея Vivant Denon в Шалон-сюр-Сон. В 2015 году с согласия музея фотография картины была опубликована на сайте «Магия охотничьего оружия».

Во 2-м 1892 года издании «Охотничьего календаря» Л.П. Сабанеев написал: «Петербург в этом отношении счастливее Москвы: ещё недавно там работал превосходный ружейный мастер Гонно, ружья которого ценились знатоками наравне с изделиями лучших английских оружейников. Несколько лет назад Гонно за преклонностью лет передал свою мастерскую и фирму ружейному магазину Лежена, но так как он работал большею частию самолично, то эта передача не имеет большого значения».

Шестью годами ранее корреспондент журнала «Природа и охота», который редактировал сам Л.П. Сабанеев, в статье о первой выставке охотничьего оружия в С.-Петербурге написал об оружии Гонно (июльская книга 1886 года): «Все эти ружья весьма хорошей работы, но всё-таки далеко не такой тщательной, какая была прежде у этого мастера, а штуцера даже и совсем нехороши, так что если б не надпись „Гонно“, то можно было принять их вполне за бельгийские. Само собою разумеется, что и теперь Гонно может сделать ружьё на славу, но как всякий мастер, за исключением английского, добившись известности – перестал прикладывать особое старание, зная очень хорошо, что без заказов не останется». Одно из первых упоминаний в «Природе и охоте» о Гонно как об «отличном оружейнике» содержится в статье Н.П. Данилова в апрельской книге 1881 года.

Итак, 1881 год – «отличный оружейник», 1886-й – «перестал прикладывать особое старание», 1887-й – продал фирму и уехал на родину, 1892-й – «превосходный ружейный мастер». Нет никаких данных, что Сабанеев, находившийся в Москве, был знаком с Гонно или имел его оружие. В 9-м 1986 года номере журнала «Охота и охотничье хозяйство» опубликована статья Ю.В. Шокарева «Отечественные оружейники. Мастер Гонно». Читаем: «Н. Гонно всю жизнь жил и работал в Петербурге.

Гонно делал только дорогие ружья, которые по праву приравнивались к художественным произведениям. И дело заключалось не только в отделке, но и в боевых свойствах оружия. По оценке многих современников, его ружья были не хуже английских, а штуцера – даже лучше». В книге Ю.В. Шокарева «Русское охотничье оружие. Мастера и фирмы» (2005) Гонно превратился уже в «русского Пёрде». Я поддерживаю связь с Ю.В. Шокаревым, который давно живёт за границей. Его заслуги несомненны. Он был первым, поднявшим тему российского охотничьего оружия на высоту научного исторического исследования. На мой прямой вопрос, на что он опирался в своих оценках Гонно, Юрий Владимирович откровенно ответил: «Так как я не инженер и даже не охотник, хотя и увлекался в своё время стрельбой, то моя оценка зиждилась исключительно на отзывах современников». Часть этих отзывов приведена выше.

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно«Ланкастер» Гонно № 94 из коллекции ГИМа. Фото: goskatalog.ru

Давайте посмотрим непредвзято на оружие Гонно, немногочисленные экземпляры которого дожили до наших дней. Если верить Государственному каталогу музейного фонда РФ, в музеях страны находятся всего лишь три ружья Гонно. Одно в коллекции оружия государственного историко-художественного дворцово-паркового музея-заповедника «Гатчина» (Гатчинский арсенал) и два в Государственном историческом музее (ГИМ, Москва). Одно из ружей коллекции ГИМ представляет собой «ланкастер» № 94 с 2 парами дамасковых стволов, одна из которых – гладкая 12-го кал., цилиндрической сверловки, длиной 730 мм, другая – овальной сверловки, длиной 630 мм.

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРисунок из патента Беллфорда № 2778 (1853)

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРужьё Гонно № 230 из коллекции ГИМ. Фото: goskatalog.ru

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноЭтикетка Гонно

Другое – курковое ружьё № 230 центрального боя в исполнении bar-in-wood с двумя гладкими дамасковыми парами стволов 16-го кал. длиной 765 мм в ящике с принадлежностями, внутри которого наклеена этикетка Гонно на русском и французском языках. На стволах имеется клеймо Леопольда Бернара (Leopold Bernard). Ю.В. Шокарев написал: «Обе пары… выполнены французским ствольщиком Леопольдом Бернаром в 1879 и 1881 гг.».

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноДымный штуцер Гонно с дамасковыми стволами длиной 63 см. Фото: walterborg.se

Что касается ружья Гонно из Гатчинского арсенала, то, судя по снимкам, любезно предоставленным хранителем фонда оружия Е.А. Родионовым, оно демонстрирует хороший уровень оружейного мастерства. Изготовленное ручным инструментом с использованием дамасковой поковки, скорее всего, приобретённой у стороннего производителя, это ружьё, тем не менее, несопоставимо с великолепием оружия, например, Луи-Франсуа Девима (Louis-François Devisme) или Николя-Ноэля Бутэ (Nicholas-Noël Boutet).

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРисунок из британского патента Уильяма Миддлдитча Скотта № 1268

Другое дело – «ланкастеры» Гонно. Один из них, дымный штуцер (нарезное ружьё) с дамасковыми стволами, я когда-то пытался приобрести на аукционе Вальтера Борга (Швеция). Ответственно заявляю: в основном этот предмет сделан не Гонно. Ружьё отличается от аналогичных под маркой Charles Lancaster одной особенностью, которая позволяет установить настоящего производителя. У всех «ланкастеров» цевьё крепится поперечной задвижкой. И только у «ланкастеров», которые выпускала бирмингемская мануфактура компании W. & C. Scott & Son, цевьё крепится с помощью устройства, защищённого британским патентом Уильяма Миддлдитча Скотта (William Middleditch Scott) № 1268 с охранным сроком от 05.04.1873. Все известные «ланкастеры» Гонно имеют цевьё с таким устройством. Оно очень простое. При повороте винта n подпружиненный рычаг k выходит из зацепления с крюком l (см. рисунок).

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно«Иллюстрированный каталогъ оружiю и охотничьимъ принадлежностямъ своихъ и заграничныхъ изделiй оружейнаго мастера Василья Васильевича Леженъ». Страницы 8 и 9. 1877 г.

В публикациях Валериана Владимировича Курбатова (1912–1993) сохранились дореволюционные воспоминания охотников из старой петербургской профессуры. Если верить им, то получается, что мастерская Гонно обслуживала магазин Леженов. Это вполне объясняет её покупку Василием Леженом в 1887 году. В своём каталоге 1877 года Лежен рекламировал ружья «системы Ланкастера, центрального огня». Однако среди представленных в каталоге производителей только у P. Webley & Son были самые настоящие «ланкастеры», которые, судя по тому же цевью, были выпущены мануфактурой W. & C. Scott & Son.

Как известно, в 1897 году эти компании слились в Webley & Scott Revolver and Arms Co. Продукцию W. & C. Scott & Son покупали многие английские оружейники, включая, например, Purdey и Holland & Holland. Из репортажа американца С. Waddy, посетившего мануфактуру Скоттов в августе 1872 года: «Между прочим, мы узнаём кое-что о различных вкусах, которые характеризуют разные нации в выборе спортивного оружия. Английские оружейники, которым господа Скотт поставляют оптом, неизменно делают заказы на лучшие материалы и качество изготовления. Русские склонны использовать богато украшенное огнестрельное оружие; в то время как… мы предпочитаем простое и исправное оружие, но гораздо более сильное, чем то, что модно в этой стране для спортивных целей».

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноШтуцер Гонно № 302. Фото: guns.ru

Ещё один предмет, имеющий отношение к Гонно, – дымный штуцер (нарезное ружьё) № 302, на стволах которого надпись «N. GONNEAUD ARQer L'EMPEREUR A St PETERSBOURG» соседствует с надписью «W. & C. SCOTT & SON MAKERS». Запирание нижним поворотным рычагом по патенту Генри Джонса (Henry Jones, 1861), верхнее скрепление – «кукольная голова» по патенту Уэстли Ричардса (Westley Richards, 1864), но без узла запирания, механизм крепления цевья по патенту Чарльза Харви (Charles Harvey, 1866), блокирующий курок предохранитель – старинное изобретение, которое можно увидеть, например, на ружьях Ментона (Manton) в первой четверти XIX века. Такие же штуцеры разных производителей из Льежа, Праги и Лондона, включая P. Webley & Son и W. & C. Scott & Son, по цене от 250 до 350 рублей (от 350 до 500 рублей – с дополнительной дробовой парой стволов) предлагал в своём каталоге Василий Лежен.

Как, имея перед собой описанные выше «ланкастеры» и штуцер, разобраться в вопросе, что делал сам и что не делал Николя Гонно? В соответствии с The Gun Barrel Proof Act 1868 всё оружие Гонно относилось к 4-му классу из четырёх. В соответствии с этим же актом наличие клейма «совмещённые G и P подо львом» означает, что ствол (не ствольный блок) прошёл предварительное (первое) испытание в Лондоне. Наличие клейма «совмещённые G и P под короной» и клейма осмотра (view) «V под короной» означает, что ствол или ствольный блок прошёл окончательное испытание там же.

Проводить испытания были уполномочены две компании оружейников. В Лондоне – Gunmakers Company, в Бирмингеме – Guardians. Разумеется, в Бирмингеме были другие клейма предварительного и окончательного испытаний. Из раздела «Условия, предшествующие испытанию» (Conditions precedent to Proof) акта 1868 года для оружия 4-го класса: «Для предварительного испытания. Если (стволы) из простого металла, они должны быть просверлены и отшлифованы, с прикреплёнными заглушками, с просверлёнными в заглушках запальными отверстиями диаметром не более одной шестнадцатой дюйма». (Точно такие же требования были к стволам из дамаска.)

«Для окончательного испытания. Стволы, изготовленные из простого или витого металла, должны быть отшлифованы и быть полностью готовыми…верхние и нижние планки двуствольных блоков должны быть предварительно обработаны… а нарезные стволы – иметь нарезы». Дополнительно было прописано для казнозарядного оружия: «Barrels for Breech-loading Arms, all which are subject to provisional Proof and to definitive Proof, shall receive the latter Proof after the Breech-loading Action is attached and complete» (Стволы для казнозарядного оружия, все, что подвергаются предварительному и окончательному испытанию, должны пройти последнее испытание после того, как казнозарядный механизм будет приложен и завершён). Другими словами, окончательное испытание могло проводиться только с готовым «родным» затвором. Патрон центрального боя воспламенить без замка невозможно, а сам замок не может висеть в воздухе, поэтому подвергнуть окончательному испытанию можно было только полнокомплектное ружьё, пусть и неотделанное и, возможно, без законченной ложи.

Мифы российского оружиеведения. Николай Гонно«Ланкастер» Гонно № 101

Как известно из воспоминаний современников, ружья Гонно были дороги, но всё же дешевле английских. Логично предположить, что это было возможно, если часть операций выполнялась в мастерской самого Гонно. С учётом вышесказанного понятно каких. Это подгонка ложи под параметры заказчика и отделка ружья, установка антабок и врезка медальона, а также пристрелка и правка дульных окончаний, если они имели сверловку «чок-бор» (в тогдашней терминологии). Вероятный пример – «ланкастер» Гонно № 101, стволы которого имеют лондонские клейма предварительного и окончательного испытаний (см. фото).

Разумеется, перечень работ был гораздо шире, когда будущее ружьё представляло собой комплект деталей. И если колодку можно было изготовить в условиях мастерской или купить, а ствольный блок спаять, то замки, как правило, приобретались у специализированных производителей, таких как компания Joseph Brazier & Sons, особо почитаемая петербургскими оружейниками. Однако я не уверен, что штуцер Гонно № 302 – пример такого подхода, хотя его стволы имеют единственное клеймо предварительного испытания.

В соответствии с тем же актом 1868 года экспорт оружия без испытания был запрещён, но ничего не мешало приобрести ружьё в «белом» у W. & C. Scott & Son в виде комплекта частей, сэкономив на отделке, ложе, осадке и плате за окончательное испытание. П.К. Козлов, соратник Н.М. Пржевальского, в своих дневниках Монголо-Сычуаньской экспедиции (1907–1909) написал: «Беру с собой любимое отличное, ловкое ружьё Гано (так в оригинале)». Замечу, что правильная ложа под параметры владельца – один из ключевых моментов, определяющий субъективное впечатление от использования ружья в целом. В этом смысле «ловкое ружьё» –

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРужьё Гонно № 198. Фото: guns.ru1

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРужьё Гонно № 267. Фото: auctions.holtsauctioneers.com

Мифы российского оружиеведения. Николай ГонноРужьё Гонно 12-го кал. № 330. Фото: музей техники Богуслаева

Картину дополняют ещё три известных ружья Гонно. О дробовике № 198 в исполнении bar-in-wood с дамасковыми стволами мануфактуры Леопольда Бернара и замками «в шейку» мне нечего сказать, разве что посетовать на «реставрацию», результат которой – «колхозная» ложа и режущая глаз металлическая вставка перед замками. На дробовике с «бокслоками» и дамасковыми стволами 12-го кал. длиной 30 дюймов стоит остановиться подробнее.

У этого ружья на нижней части колодки имеется надпись «N. GONNEAUD St PETERSBOURG», а на прицельной планке – «HOLLAND & HOLLAND. 98 NEW BOND STREET. LONDON.» Внутри футляра имеется этикетка компании H&H, а снаружи наклеена багажная квитанция «BRIG.- GEN. SIR S.H. WILSON. KING’S HOUSE. JAMAICA. PASSENGER PER S.S. CAVINA» («Бригадный генерал Сэмюэл Герберт Уилсон был губернатором Тринидада и Тобаго с 1921 по 1924 год»). В сентябре 2017 года дробовик выставлялся на аукционе Ника Холта с эстимейтом всего лишь 100–150 фунтов стерлингов. У ружья два номера: 267 и 4189. Первый, скорее всего, относится к нумерации Гонно. Логично предположить, что второй – к нумерации H&H, но это не так.

Под номером 4189 числится совершенно другой предмет и другой заказчик. Ружьё представляет собой ранний вариант с механизмом Энсона – Дили, появившимся в 1875 году. Учитывая охранный срок патента, верхний узел запирания «кукольная голова» и механизм запирания, можно предположить, что дробовик выпущен компанией Westley Richards, но номер не её, как и надпись на прицельной планке. Историю ружья пытался узнать бывший владелец, который с этой целью вёл переписку с компанией H&H и известным коллекционером Джеффри Бутройдом (Geoffrey Boothroyd, 1925–2001). К сожалению, ничего выяснить ему не удалось. Единственное, о чём можно сказать определённо: это ружьё изготовлено не в С.-Петербурге.

Курковка № 330 из коллекции оружия музея техники Богуслаева (Украина) интересна тем, что представляет собой тип ружья, который в большом количестве покупали у W. & C. Scott & Son другие оружейные компании и частные оружейники, в том числе бывшие подмастерья Гонно – Мацка и Алёшкин.

Подведём итоги. Вначале несколько слов о «купце». Николай Гонно выкупал купеческие свидетельства 2-й гильдии на право торговли и промыслов с 1877 года. Как мастеровой, Гонно был освобождён от подушной подати и мог работать, не выкупая свидетельства. Вероятно, всё дело в престиже. К тому же купцам в то время уже не требовалось объявлять капитал и платить с него гильдейскую пошлину.

Согласно инструкции министра финансов от 20.03.1863 годовое свидетельство 2-й гильдии в С.-Петербурге стоило 80 руб. (65 – торговая пошлина, 15 – земские повинности). Франц Мацка, например, бывший подмастерье Гонно и, пожалуй, лучший «штучный» оружейник Российской империи, не выкупал купеческие свидетельства, хотя работал абсолютно так же. И всё же трудно представить, чтобы купец 2-й гильдии орудовал напильником или скобелем «самолично», как написал Сабанеев.

Что касается «бывшего оружейника императора России», то это выдумка, скорее всего, самого Гонно, весьма произвольно трактующая звание поставщика двора Е. И. В. Как известно, употребление государственного герба на вывесках и изделиях разрешалось ремесленникам, поставлявшим свою продукцию ко двору не менее 8 лет. Значит, от первой поставки до выпуска ружья № 230, на этикетке футляра которого имеется изображение государственного герба, прошло не менее 8 лет. Уход от Лежена и начало самостоятельной работы случились не позднее 1867 года (Всемирная выставка в Париже).

Надеюсь, музейные работники обратят внимание на эту публикацию и исправят несуразности в государственном (!) каталоге. Как «ланкастер» Гонно из ГИМ с номером 94 может датироваться «первой четвертью XIX века», если подобные ружья появились после 1856 года? Ранее этот же «ланкастер», названный «жемчужиной коллекции»(!) А.А. Катуара де Бионкура, был датирован 1892 годом (И.Н. Палтусова, «Придворная охота»).

Такая же картина с оценкой работы Гонно. Характеристика, данная Л.П. Сабанеевым, спустя столетие была раздута до невозможности, превратившись в непреложную «истину». Гонно – это хороший европейский уровень. Однако нет ни одного предмета, вышедшего из его мастерской, который можно было бы назвать «выдающимся». Оружие Гонно, например, с лондонскими клеймами было не хуже и не лучше «английского», оно и было, в сущности, «английским», но с чуть меньшей ценой.

Русофильские настроения Александра III и Николая II, скорее всего, учитывались Министерством императорского двора при выборе поставщика. Звание поставщика двора, думаю, повлияло на оценку Гонно его современниками, но, судя по всему, мало сказалось на решении жюри Всемирной выставки 1878 года. Линия мастеров из Европы Бертран – Лардере – Гонно – Мацка, продолжавшаяся более полувека, закончилась на «своих» Алёшкине и Маслове, увы, не оказав никакого влияния на оружейное дело в Российской империи.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, январь 2023

601
Adblock detector