Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. Филатовым

Дела текущие
Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. Филатовым

Департамент государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства – ключевой государственный орган, оказывающий влияние на охотничью отрасль в нашей стране во всех её проявлениях.

Вот уже пять лет его возглавляет Андрей Александрович Филатов (далее А. Ф.). Каковы важнейшие вехи департамента и отрасли на этом пути? Беседу вёл главный редактор «Русского охотничьего журнала» Михаил Кречмар (далее М. К.).

А. Ф.: Я принял департамент в январе 2017 года, в то время на контроле находились на исполнении несколько поручений президента, в том числе реализация постановления Конституционного суда о том, чтобы законодательно установить конкретные условия перехода охотпользователей с долгосрочной лицензии на охотхозяйственное соглашение. Законопроект был внесён депутатом В.А. Язевым в 2015 году и был рассмотрен лишь в первом чтении. Это крайне осложняло и без того непростую ситуацию для тех юридических лиц, которые до вступления в силу закона об охоте осуществляли свою деятельность по долгосрочным лицензиям.

Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. Филатовым

В 2017 году истекал пятилетний срок, по которому охотпользователь должен был, оплатив определённую сумму, перейти на охотхозяйственное соглашение, подчёркиваю, в фактических границах тех охотничьих угодий, которые ему были предоставлены до вступления в силу закона об охоте. В противном случае ему предоставлялось право оформления охотхозяйственного соглашения на площадь охотничьих угодий меньше фактической, уже используемой им. Вопрос необходимо было решать оперативно. Уже в августе 2017-го был принят федеральный закон, который предельно конкретно определил условия перехода с долгосрочных лицензий на охотхозяйственные соглашения.

М. К.: А что это дало охотпользователю?

А. Ф.: Те охотпользователи, к примеру председатель правления межрегиональной спортивной общественной организации «Московское общество охотников и рыболовов» Вячеслав Михайлович Кирьякулов, которые думали о перспективах развития, о членах общественной организации, оформили соответствующее заявление в орган исполнительной власти региона и терпеливо ждали, пока законодатель отрегулирует эти вещи. И когда закон вступил в силу, они смогли реализовать своё законное право и сохранили за собой охотничьи угодья, оформив охотхозяйственные соглашения. Если бы они сделали это несвоевременно, они бы утратили часть территории охотугодий. Таким образом, внесённые в законопроект поправки обеспечили защиту интересов и охотпользователей, и охотников.

Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. ФилатовымПринят ряд важнейших законов, и я благодарю депутатов и сенаторов: с их помощью и поддержкой нам удалось сделать беспрецедентную вещь – обеспечить правовые гарантии для защиты добросовестных инвесторов-охотпользователей и их инвестиций. Каким образом? Были внесены соответствующие изменения в закон об охоте, которые предоставили право добросовестным охотпользователям по истечении срока пользования выйти на новые охотхозяйственные соглашения без проведения аукциона.

М. К.: Это законодательно тоже было внесено?

А. Ф.: Да, в закон об охоте. Изменения вступили в силу в декабре прошлого года. Особо отмечу, что впервые в истории удалось законодательно отрегулировать отношения в сфере вольерного содержания и использования животных в охотничьих хозяйствах. Мы все понимаем, что это точка роста для охотничьего хозяйства. Вкладывая средства в развитие этих объектов инфраструктуры, то есть больших по площади вольеров, охотпользователи теперь имеют возможность в течение календарного года по путёвкам, которые они выдают охотнику, предоставлять ему услуги по добыче охотничьих животных.

Как показала практика, в вольерах значительной площади зверя добыть не так легко. Это такой популистский обывательский взгляд, что, мол, вы там, в вольерах, занимаетесь не охотой, а убоем или забоем животных. Почему-то в представлении обывателя это клетка, в которую поместили животных, а охотник подходит и стреляет. Я считаю, что вольерное направление позволит направить охотничье хозяйство по интенсивному варианту развития, а эта норма уже дала инициацию развитию вольерных комплексов не только в европейской части, но и в Предуралье, и за Уралом есть прекрасные вольеры. В Иркутской области есть инвестор, который сделал экопарк на сотнях гектаров охотугодий.

М. К.: Я сейчас езжу в интенсивно развивающиеся охотничьи хозяйства, и в каждом втором вольер уже сейчас.

А. Ф.: Довольно много можно назвать фамилий руководителей и владельцев охотничьих хозяйств, которые сумели реализовать великолепные проекты, создав образцовые вольерные хозяйства. Своей экспрессией, своим трудом они демонстрируют, как нужно относиться к сохранению нашей природы. Давая охотнику возможность добыть животное в вольере, позволяют сохранить охотничьи ресурсы, живущие в вольных условиях.

Ещё одна ключевая позиция – это принятый год назад закон, позволяющий заменить сторону охотхозяйственного соглашения. Отмечу, что с его принятием появилась возможность на качественно ином уровне, чем прежде, оперативно решать вопросы привлечения инвесторов в охотничье хозяйство.

Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. Филатовым

М. К.: Он, вообще-то, на самом деле создаёт рынок.

А. Ф.: Он создал не просто предпосылки для дальнейшей эволюции отрасли охотничьего хозяйства. Вообще, всё, что идёт во благо развитию отношений в сфере охотничьего хозяйства, необходимо поощрять, развивать. Всё, что является тормозом, административным барьером, необходимо убирать, чем мы и занимаемся. Например, с точки зрения исключения каких- то архаичных вещей убрали обязательность изготовления проекта внутрихозяйственного охотустройства. Конечно, инвестор может заказать проект охотничьего хозяйства, но это исключительно для себя, а не для контролирующих органов. Причём это не носит обязательный характер.

Что касается мероприятий по биотехнии. Мы согласились с предложениями депутатов и сенаторов о том, что мы переходим от модели контроля за процессом к модели контроля за результатом. То есть государство как собственника ресурса интересует, что будет в охотугодьях через 5, 10 лет.

М. К.: А как реперные точки расставлять будут?

А. Ф.: Есть определённые нормативы по плотности охотничьих ресурсов, на основе которых формируются нормативы изъятия. Это было установлено раньше, но в другом варианте. Особая тема – методики учёта охотничьих ресурсов. О чём идёт речь? Скажем, ранее все методические указания и рекомендации надо было регистрировать в Министерстве юстиции. Это была очень непростая процедура, потому что внесение даже незначительных изменений в методику учёта (допустим, зимнего маршрутного учёта или авиаучёта) предполагало издание министерством соответствующего приказа о внесении изменений и направление на регистрацию в Министерство юстиции.

Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. Филатовым

Мы отказались от этой схемы и согласились с предложениями о том, что это рациональнее реализовать в упрощённом варианте. То есть подведомственный Федеральный научно-исследовательский центр охотничьего хозяйства готовит соответствующий приказ, размещает его на сайте Минприроды России, и этого достаточно для правового применения этих методик. Это делает реагирование более гибким, более оперативным. Мы ушли от уравниловки. Что такое уравниловка при учётах охотничьих ресурсов?

Раньше на территории одного административного района существовало, например, до десятка охотхозяйств. И для того чтобы снизить трудозатраты по учётам, все эти охотхозяйства в границах административного района объединялись в исследуемую территорию. Далее, в зависимости от площади, каждому охотхозяйству доставалось какое-то количество маршрутов (2, 3, 5), и они проводили эти учёты, выводили среднеарифметическое количество пересечений следов и потом уже считали численность и плотность.

Чем этот подход был ущербен? Он позволял рассчитывать средний показатель (который впоследствии использовался для расчёта численности охотничьих ресурсов) для всех охотничьих хозяйств, входящих в эту исследуемую территорию. В результате нерадивый и ленивый получал разрешений на добычу ценных видов охотничьих ресурсов больше, чем суперактивный. Этот подход был исключён, и за исследуемую территорию, по действующей методике, взята территория отдельного охотничьего угодья. Некоторым охотпользователям это не нравится. В бытность, когда я только начинал работу в охотничьем хозяйстве, применение технических средств при проведении учёта было категорически запрещено.

Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. Филатовым

Сейчас в отдельных методиках разрешено применение технических средств, повторное прохождение маршрутов в силу определённых условий охотничьего угодья – это позволяет снизить трудозатраты на проведение зимнего маршрутного учёта. Я приоткрою секрет: те инвесторы, которые доказали высокую численность и плотность охотничьих ресурсов в своём охотничьем угодье и у них зверя в достатке, смогут в будущем заявить квоту по совершенно другим нормативам, по прогрессивной шкале. И это, я считаю, правильно. Но необходимо внесение изменений в закон.

М. К.: Андрей Александрович, вот смотрите, мы всё время говорим об охотпользователях...

А. Ф.: Два субъекта, на которых мы концентрируем внимание. Первый – это юридические лица, охотпользователи. Второй – это охотники. Гармонизировать интересы государства и охотпользователя, государства и охотника, государства в качестве регулятора, собственника ресурса – это функция департамента. Убрать лишнее и создать условия для охотпользователя, для охотника, чтобы это было удобно людям. И приносило пользу государству. То, что касается правил охоты, это в наибольшей степени касается охотников, их у нас по реестру около 5 миллионов в России. Я не знаю, в силу каких причин ограничивали охоту с луком, но удалось и этот вопрос решить.

М. К.: А реестр у нас ведётся?

Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. ФилатовымА. Ф.: Да, конечно, реестр ведётся у нас субъектами РФ. А обобщает этот реестр Федеральный научно-исследовательский центр охотничьего хозяйства.

М. К.: Вот про Федеральный научно-исследовательский центр. Это же при вас произошла его значительная реформа. Можно про это несколько слов?

А. Ф.: Да, на базе наших подведомственных учреждений было образовано два федеральных центра, один в Москве, второй в Ростове. Именно там отрабатываются самые передовые методики по воспроизводству, по отлову, по транспортировке, по мечению охотничьих ресурсов.

М. К.: А как вы относитесь к общедоступным охотничьим угодьям? Многие охотники говорят: зачем нам охотничьи хозяйства, какие-то люди, которым мы должны платить деньги? Нам нужны свободные угодья, где бы мы свободно охотились. Вот взял с электрички, как в 1960 году, сошёл и пошёл, не обращая внимания ни на что. Хочешь – рябчик, хочешь – тетерев. То есть на что открыт сезон охоты, то и стреляем. Очень широко распространена такая точка зрения среди определённой части охотников.

А. Ф.: Количество оружия, которым граждане владели в 60-х годах, и его технические возможности несравнимы с количеством оружия, которое у людей сейчас. То же самое справедливо отмечу в отношении транспортных средств и их возможностей. Возвращаясь к предложениям граждан о том, что пусть будет всё как раньше. К сожалению, большее количество животных, чем десятилетия назад, попадает под выстрел, и на территориях общедоступных угодий не везде имеется возможность по содержанию того количества егерей и охотинспекторов, которое обеспечит их надлежащую охрану. Это с одной стороны.

С другой: помимо охраны нужно проводить мероприятия по воспроизводству. Кормить животных. В общедоступных охотничьих угодьях это должно осуществляться за счёт бюджетных или привлечённых средств. К сожалению, в большей части субъектов возможности бюджета ограничены, и они не могут финансировать эти мероприятия. Поэтому подход здесь такой: органы госвласти регионов организуют аукционы, по результатам аукционов отдают эти охотугодья под охотхозяйственные соглашения на определённый срок. Я знаю немало примеров, когда инвестор, получив территорию охотничьих угодий, собирал местных охотников для того, чтобы упорядочить систему взаимоотношений с ними.

Потому что это их родная земля, и они раньше, как вы говорите, охотились в общедоступных охотугодьях. Условия изменились, но система взаимоотношений «охотпользователь – местные охотники» в большинстве случаев сформирована правильно, гармонично. Кто помогает егерям в охотхозяйстве обеспечивать воспроизводство животных, тот и получает возможность охотиться в этом хозяйстве. У нас установлена норма, что 20% от площади субъекта должны составлять общедоступные угодья. Но из-за отсутствия охраны и воспроизводства, как показывает практика, порядка там мало, поэтому и результативность охоты в общедоступных охотничьих угодьях значительно ниже.

По правилам охоты. В 2020 году необходимо было срочно решить вопрос по переизданию нескольких нормативно-правовых актов, в том числе правил охоты. Никогда в России правила охоты не обсуждалась так детально и широко. И консолидировать их редакцию было очень сложно. Впервые в истории мы поддержали наши исконные виды охот, например весеннюю охоту с подсадной уткой. Никогда охота с подсадной не длилась месяц. Кроме этого, дали возможность, и это в правилах охоты установлено, проводить в каждом муниципальном районе весеннюю охоту в два срока: для боровой и для водоплавающей дичи. Это расширило возможности регионов оперативно регулировать процесс весенней охоты. Пока этим инструментом мало кто пользуется, но это установлено правилами охоты.

Вперёд и не останавливаться. Интервью с А.А. Филатовым

М. К.: Да, люди привыкают не сразу.

А. Ф.: А вы знаете, мы проводим аналитику: у нас ни общественные советы в регионах, ни руководители уполномоченных органов не очень-то рискуют установить эти несколько сроков весенней охоты для каждого муниципального района. У нас есть районы, которые вытянуты с севера на юг на 300 и более километров. Ну как тут в один срок втиснуть весеннюю охоту? Гораздо проще по старинке: ухнули субъект одним сроком или разделили на две части, и всё. А страдает-то охотник. Я считаю, что в правилах охоты немало нововведений, которые позволили более свободно охотиться, а управленцам в сфере охотхозяйства дали в руки механизм, который обеспечивает большую свободу манёвра при принятии решений, чем ранее. У них сейчас больше возможности оперативно реагировать на пожелания охотников и охотпользователей. Но, подчёркиваю, не все этим правом пользуются.

М. К.: Про будущее. Цифровизация. Ждёт ли охоту цифровизация?

А. Ф.: Подготовлена программа и мобильное приложение, которое позволяет оформлять разрешение в электронной форме на все виды охотничьих ресурсов. Оно очень удобное, работает даже в зоне отсутствия сотовой связи. Это позволяет инспектору и вышестоящему руководству оперативно контролировать, кто в охотничьих угодьях, что и когда они добыли. А охотнику предоставляет возможность, не выходя из дома, оформить разрешение, не соприкасаясь с лицом, которое выдаёт эти разрешения. Это будет очень актуально. Особенно в труднодоступных малонаселённых районах Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, декабрь 2022

945
Adblock detector