К истории приокского зубра

Культура охоты
К истории приокского зубра

1944 год. К министру иностранных дел Вячеславу Михайловичу Молотову по важному вопросу среди прочих вызван начальник Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете министров РСФСР В.Н. Макаров. В повестке дня – передача Польше 5 тыс. га Беловежского парка. Молотов зачитывает постановление о передаче земель полякам.

– Вот тебе раз, – шепчет Макаров.

– Вы против, товарищ Макаров? – поворачивается к нему Молотов.

– А как же зубры? – уже в полный голос звучит вопрос Макарова.

Это буквально дословная реконструкция исторического разговора. Так начиналась история зубриного питомника. В 1948 году М.А. Заболоцкий, следуя указаниям Главного управления по заповедникам при Совмине РСФСР, переписывался с председателем польского отделения Международного союза сохранения зубра директором Варшавского зоопарка доктором Яном Жабинским, обговаривая условия завоза зубров в СССР. В 48-м стороны достигли соглашения: советский зубриный питомник получал четырёх зубров (двух самцов и двух самок) в обмен на два вагона экзотических и редких животных, отправившихся в Польшу.

К истории приокского зубра

21 ноября 1948 года в Серпухов приехали трёхлетний зубр Пуслав и двухлетний Пущанин, а следом, 29 ноября, прибыли двухлетняя Пустулечка и восьмилетняя Плессе, а с ними трёхлетний бык – Плецух II. Началась жизнь питомника. Годы работы по восстановлению зубров. Ведение родословных и заводских книг. На конец 1940-х – начало 1950-х годов в СССР жили 1–2 десятка чистокровных зубров. А к 2018 году в питомнике родилось 675 чистопородных зубрят и 192 гибридных телят и бизонов. К концу 1960-х годов территория Приокско-Террасного государственного заповедника разрослась до 198 гектаров. При чём же здесь искусство?

А в искусстве зубры оставили свой неизгладимый след. Рисовали, лепили этих величественных животных особые художники – анималисты. Изображением зверей и птиц люди занялись ещё в доисторические времена, но анималистика как самостоятельный жанр в России сформировалась в первой половине XX века благодаря стараниям неуёмного Василия Алексеевича Ватагина, ему помогали Алексей Никанорович Комаров и Иван Семёнович Ефимов. К 40-м – 50-м годам в стране уже насчитывалось несколько десятков анималистов. Почти все они рисовали в Приокско-Террасном заповеднике зубров.

Василий Алексеевич Ватагин (1883–1969). Самый известный художник-анималист, педагог, организатор выставок, иллюстратор (чего стоит «Маугли» Киплинга), всегда трепетно поддерживал молодые таланты, не забывал стариков, внимательный и скромный человек. «Необыкновенный диапазон творчества Ватагина. Камень и дерево, терракота и майолика, фарфор и кость, перламутр – вот разнообразный перечень материалов, с которыми выступает художник. …

Мы видим монументальную скульптуру, декоративные произведения, иллюстрации к детской книге и учебникам, панно, портрет и пейзаж, акварель и масло», – эмоционально отмечал друг Ватагина Д.В. Горлов. Прожил Василий Алексеевич большую жизнь, но и перед самым концом находил силы поговорить о своей страсти, искусстве: «Звонил Вадим (Трофимов) – только что вернулся из Беловежской пущи в большом восторге. Стадо в 90 голов, ходит вне загона. Говорит, что можно смотреть без страха… что даже зубрицы с зубрятами не бросаются. Любовался старыми зубрами – все лохматые, как медведи, на тонких ногах».

К истории приокского зубра

Дмитрий Владимирович Горлов (1899–1988). В роду у него были знаменитые на всю Россию люди: прадед Николай Петрович Горлов, действительный статский советник, председатель Иркутского губернского правления, недолгое время прослужил губернатором (осмелился нарушить приказ императора Николая I, освободив декабристов от оков, снять воинский караул, облегчил условия жизни ссыльным), дед Пётр Николаевич Горлов – выдающийся горный инженер, первооткрыватель залежей угля.

В 1929 году художника чуть не обвинили в формализме за создание игрушки – красного коня из папье-маше. Пришлось искать защиты у наркома просвещения А.С. Бубнова, организовавшего разбирательство. Спасли Горлова дети. На вопрос представителя ЦК комсомола, кого посадят на горловского коня, дети заявили: «Ворошилова, Буденного, Сталина». По легенде, художник был спасён. Благодаря неуёмной энергии Дмитрия Владимировича к 1980-м годам в стране числилось более 160 художников-анималистов. Сейчас, как некогда зубров, жанр нужно спасать. Такого развития сюжета Горлов не мог предвидеть.

Ещё во времена Сталина очень популярны у населения были детские календари, в какой-то момент стали появляться календари природы, где художники помимо пейзажей, изображающих время года, рисовали птиц и животных. Очень хорошо получалось оформлять такие календари у Вениамина Алексеевича Белышева (1917–1979). «Натурные рисунки Вениамина Алексеевича Белышева – это высокое искусство, национальное достояние. Они имеют воспитательную ценность для новых поколений художников и биологов, – писал Александр Белашов и добавлял: – Любимые животные у него все, хотя есть и такие, которым Белышев уделял особое внимание, – это лоси, лошади, олени.

Он рисовал их виртуозно в любой позе, в любом повороте и движении, что, конечно, высший класс. Мне самому наиболее близки рисунки лосей. Может быть потому, что удалось наблюдать и рисовать этих животных в тех же местах, где работал и В. Белышев – это Печоро-Илычевский заповедник и лосиный питомник под Костромой». В Угличе Белышев окончил школу-семилетку. Когда умерла мать, в 1933 году, Веня переехал жить к отцу (работал обивщиком мебели) в Москву.

К истории приокского зубра

В свободное время стал ходить в зоопарк, рисовать с натуры птиц и зверей, был членом кружка юных биологов (знаменитого КЮБЗа). В 1934 году поступил в Художественно-полиграфический техникум ОГИЗа (учился у педагогов Ф.И. Панкова, Е.И. Якуба). Окончил техникум и получил диплом в 1938 году, был призван в армию. А служба Белышева растянулась на долгие восемь лет. Так уж получилось... Был определён в танковое училище в Харькове, откуда попал на финскую, «незнаменитую» войну, потом воевал с фашистами, а воевать кончил на Дальнем Востоке. Как память сохранил Вениамин Алексеевич свои фронтовые наброски и рисунки, на которых – портреты однополчан, танковые баталии, военные будни, похороны...

Несколько раз Белышев был ранен, награждён орденом Красной звезды, пятью медалями, получил звание гвардии сержанта. После демобилизации Белышев устроился на работу на киностудию «Союзмультфильм», работал в Дарвиновском музее, но в основном оформлял книги и журналы (сотрудничал с главными издательствами : «Малыш», «Просвещение», «Детский мир»). Умер Вениамин Алексеевич 15 мая 1979 года. Рано умер, мало пожил. Сказались война, тяготы жизни. Сегодня почти забыт.

Константин Константинович Флёров (1904–1980) прошёл извилистый путь в жизни, прежде чем осознал для себя, что его профессия – художник. Долгое время он разрывался между наукой и искусством. На научных достижениях Флёрова останавливаться не станем. В 1913 году случилась первая встреча мальчика с Василием Алексеевичем Ватагиным, обратившим внимание на способности Флёрова.

Вероятнее всего, это Ватагин привёл «питомца» заниматься в студию анималистического рисунка, где тогда преподавал патриарх жанра, художник А.С. Степанов (до 1923 года). В 1919 году Флёров поступает в студию К.А. Коровина. В том же году Костя знакомится с Александром Фёдоровичем Котсом, создателем Дарвиновского музея. Маятник судьбы качнулся в сторону искусства в 1935 году, когда Константин Константинович без защиты получил научную степень кандидата биологических наук. А в письмах к Флёрову в Ленинград директор Дарвиновского музея Котс всё настойчивее зовёт молодого художника к себе на работу, рисует заманчивые перспективы.

К истории приокского зубра

Два патриарха анимализма постарались, чтобы Флёров вернулся в Москву, два старейших и лучших художника-анималиста А.Н. Комаров и В.А. Ватагин. «Это редкий, если не сказать единственный в истории русского искусства случай совмещения в одном лице учёного-зоолога, охотника и художника-анималиста. Это сочетание „зоологического“ глаза с глазом художника на фоне необъятного простора аутопсического наблюдения животных в их естественных условиях…» – однажды прозорливо подметил Александр Фёдорович Котс, позвавший молодого художника к себе в музей.

О Валерии Васильевиче Симонове (родился в 1940-м) я услышал сравнительно поздно. Случилось это так. Летом 2020 года в зубрином питомнике мне показали фото с большой картины «Бой зубров в Приокско-Террасном заповеднике», добавив, что полотно хранилось на сеновале, а автор писал его около сорока лет. Да, картина датирована 1967–2005 годами. Целая эпоха пролегла между началом и финалом, когда художник, нанеся последний мазок, кончил свою работу. Сейчас эта картина подарена Дарвиновскому музею. Мастерскую Ватагина Валера Симонов посещал каждый выходной: «Я приходил в мастерскую к Василию Алексеевичу Ватагину каждое воскресенье, в остальные дни он работал».

Проще найти общий язык с тигром, чем с мосховцами (хотя членом Союза художников Симонов стал рано – в 60-е годы), поэтому близкими друзьями Симонова стали люди другого круга: биологи, зоологи, фотографы, геологи, преподаватели, охотоведы, журналисты, архитекторы, работники заповедников, зоопарков, музеев. «И как не восторгаться искренностью, правдивостью и удивительной красотой животных! Наблюдая за ними, за их повадками, учишься внимательному отношению к природе.

К истории приокского зубра

Рисование зверей прививает много хороших качеств, необходимых для художника: наблюдательность, трудолюбие, выдержку. Тот, кто любит рисовать зверей, любит природу. А любовь к природе помогает нам жить, трудиться, уметь видеть прекрасное и значительное», – выразил своё жизненное кредо Валерий Васильевич в одной из бесед. С ним интересно, но тяжело разговаривать. Сказываются годы прожитой жизни, где с лихвой хватало огня, воды и чугунных поворотов. Но у кого в России жизнь складывается благополучно? И вот звонок по телефону, «на проводе» Ярославль, классический стариковский голос: «Золото моё...» Признаюсь, «золотом» он называет редко, обижается, что редко звоню – забываю. Его профессия – художник, более того, он – художник-анималист, всю жизнь рисовавший зверей, птиц и насекомых.

Олег Павлович Отрошко (родился в 1939-м) – один из последних работающих художников-анималистов. Он сотрудничал с журналами «Юный натуралист», «Охотничьи просторы», «Охота и охотничье хозяйство», «Вокруг света», иллюстрировал книги (С. Мартьяновой «Светлые росы», В. Бианки «Лесные домишки» и М. Бочарникова «Тропинка к дому»). Родились его ставшие известными серии «Глухари», «При солнышке тепло, при матери добро», «Любить и охранять природу». Много работ посвящено охотничьей теме: «Фазаны», «Бегущий лось», «Медведи», «Кабаны» и др. Печатались календари с его работами. Но всё ли было гладко?

Как с горечью рассказывал мне он сам, высокопоставленные коллеги по ремеслу злословили о нём: «У-у-у, развёл курятник!» Не хотели видеть за зверями и птицами Отрошко – России, любви к природе, которая человека приближает к Богу. Хотя о Боге в то время не принято было говорить вслух. У Отрошко свой язык, всегда узнаваемый живописный и графический почерк. Не идя по пути строгой реалистичности, Олег Павлович всегда остаётся правдивым, ему удаётся найти дорожку к сердцу своего зрителя-почитателя. В основе творчества Отрошко лежит добро, которого во все времена не хватало людям.

К истории приокского зубра

В мае 2021 года умер солдат-фронтовик (окончил войну в звании старшего сержанта) Виктор Николаевич Калинин, долгое время работавший заведующим зубриным заповедником, выдающийся фотограф-анималист. К сожалению, лично мне не удалось с ним познакомиться. Сам он рассказывал, что «жизнь и работа в заповеднике в полной мере обеспечивала меня сюжетами для съёмки. Чаще всего героями моих снимков становились зубры, потому что именно с ними в наибольшей степени была связана моя работа в заповеднике». А ещё добавлял: «Помню среди гостей заповедника писателя Константина Паустовского, его австралийского коллегу Алана Маршалла или вот Николая Дроздова. Василий Песков здесь тоже бывал частенько. Ещё одним любимым гостем заповедника был легендарный зоолог и писатель-натуралист Бернхард Гржимек». Много замечательных людей прошло тропами заповедника, ведётся фотолетопись, помогающая сохранять память.

История зубриного питомника насчитывает уже 74 года. Это чудесное место. И главное чудо – в том, что, доехав до Серпухова, любой из нас может увидеть древнее животное, реликт, сохранившийся благодаря доброй воле человека.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, октябрь 2022

396
Adblock detector