Оптические прицелы в современной России

Тема номера
Оптические прицелы в современной России

Так случилось, что на моей памяти развернулась значительная часть эволюции оптических прицелов в нашей стране.

От конца 1970–1980-х – когда прицел уровня ПУ считался за счастье; через 1990-е – в период многочисленных экспериментов с оптикой отечественных производителей и первого проникновения в Россию прицелов именитых европейских, американских и японских брендов; в начало нулевых, когда эти именитые бренды уверенно потеснили на обочины все остальные типы оптики; через «жирные десятые», ознаменовавшиеся наибольшим биоразнообразием как оптических брендов, так и свойств самих прицелов; к санкционным ограничениям 2020-х. И я вполне допускаю, что мы сегодня входим в новый период «оптической эры». Но о том, что будет потом, поговорим потом. Сейчас же немного о настоящем. Наш журнал провёл опрос, в котором отметилось более четырёхсот респондентов – достаточно много для репрезентативной выборки. Что же он рассказал?

Во-первых, мы спросили, стреляют ли наши охотники на охоте пулей. Хотя бы иногда. Это, разумеется, краеугольный вопрос любого исследования о прицелах: он говорит о том, есть ли вообще у нас с респондентом предмет для разговора. 87,2% опрошенных утверждают, что таки да, предмет есть. Стреляют. И лишь немногим меньше – 77,8% – утверждают, что пользуются на охоте оптическим прицелом. То есть около десяти процентов опрошенных оптикой на охоте не пользуются.

На самом деле здесь место для отступления. Наш опрос проводится в интернете, на страницах интернет-журнала, значительная часть материалов в котором посвящена спортивной и трофейной охоте. Поэтому и в опросе принимают участие охотники, которые заинтересованы в материалах такого рода. Я только что вернулся из Горного Алтая, где общался как минимум с десятком местных охотников, регулярно добывающих крупных копытных, медведей и пушнину – и ни у одного из них я оптического прицела на винтовке не видел. Не видел я прицелов и на винтовках кочевых эвенков в Южной Якутии, и у оленеводов Чукотки, и у промышленников Средней Колымы. То есть надо понимать, что наши охотники – это люди с достаточно высоким уровнем материального благосостояния; более-менее разбираются в технических новинках и способны их оценить; читают интернет и способны вменяемо отвечать на вопросы. То есть совмещают все эти качества в одном человеке. Не хихикайте, уважаемый читатель, все эти свойства совершенно не связаны одно с другим, поэтому наш респондент – довольно редкая птица в мутных водах Рунета и заслуживает всяческого уважения.

595
Adblock detector