С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на Камчатке

Вестник «Клуба горных охотников»
С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на Камчатке

Срединный хребет является водоразделом Камчатки, здесь берут своё начало большие и малые реки. Одни, как, например, Кирганик, несут свои воды в Тихий океан, другие, как Ича, впадают в Охотское море.

Самая высокая точка хребта – вершина вулкана Ичинская сопка (3621 м). Его южные склоны скованы ледниками, рождающими местные реки. А ниже ледников водятся снежные бараны, на поиски которых я и отправился сюда из Москвы.

«Ген» охотничьей страсти мне достался от отца. Благодаря ему я ещё мальчишкой пристрастился к охоте по перу – сначала он брал меня на утиные зори, потом окатило волной восторга после добычи кабана с вышки. До сих пор эти охоты, да ещё на лося на вабу и весной на гуся – самые любимые. Наверное, так и оставалось бы всегда, если бы не фильмы с участием Эдуарда Бендерского и Сергея Мазуркевича о горных охотах на сайте Клуба горных охотников. Они произвели сильное впечатление. Особую зависть вызывали запредельные дистанции на удивление точных выстрелов. Фильмы не оставляли сомнений в том, что горные охоты исключительно трудовые и готовиться к ним нужно серьёзно. Такое не может оставить равнодушным увлечённого охотника, и в конце концов я понял, что хочу себя испытать. И сделать это не где-нибудь, а на Камчатке.

Почему на Камчатке? Это длинная история. В школе я с однокашником сидел на последней парте, и учитель обращался к нам со словами: «Эй, там, на „камчатке“». Что-то было загадочное в этом слове, значение которого оставалось для меня совершенно непонятным, пока на уроках географии не выяснилось, что есть такое место на карте – Камчатка. Один из самых дальних уголков России, земля вулканов и гейзеров.

С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на Камчатке

Стало понятно, почему дальнюю парту учитель называл «камчаткой». И с тех пор этот край, омываемый водами морей Тихого океана, стал представляться мне загадочным, где я обязательно должен побывать. Разумеется, попасть туда было чем-то вроде идеи фикс, но долго не находилось повода. И вот однажды меня пригласили на полуостров на рыбалку – половить корюшку и сельдь. Девять часов пришлось добираться на снегоходе до озера Калыгирь, которое находится на Восточном побережье, южнее Жупановского лимана. Так что впервые довелось увидеть Камчатку зимой, под толстой снежной шубой.

Однако во время поездки познакомился с человеком, который пригласил приехать летом и увидеть полуостров во всей красе. И я не смог отказать себе в этом удовольствии. Мы снова рыбачили, ловили на спиннинг чавычу, которую за особый вкус совершенно справедливо называют «королевским лососем». Мне удалось поймать, может, не самых крупных рыбин, но это уже были трофеи! И ещё была прекрасная прогулка на катере по акватории океана вблизи берегов полуострова, которая оставила незабываемые впечатления. Так что выбирать, где и какой зверь станет моим первым горным трофеем, не пришлось: однозначно им должен был стать камчатский снежный баран. Хотя я понимал, что для начинающего горного охотника добыча такого трофея может оказаться весьма и весьма непростым делом.

Понятно, что прежде всего нужно было как следует подготовиться: обзавестись необходимой экипировкой (а горные охоты требуют особых одежды, обуви и много чего ещё), соответствующим оружием с высокоточным прицелом, а также усовершенствовать свои физические кондиции. Что касается оружия, то для такой ответственной охоты был приобретён Blaser Professional Success с карбоновым стволом калибра .300 Win. Mag. На него установлен прицел со встроенным дальномером от компании Swarovski Optik.

С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на Камчатке

Готовясь к охоте, я начал посещать стрелковый полигон и со временем определился с патроном – самозарядный в гильзе Norma с пулей Nossler Accubond Long Range 190 grain. Неплохая пуля, хотя и не лучше всех, просто из-за проблем с комплектующими пришлось остановиться на ней. Большое внимание уделил физической подготовке. За два месяца до поездки стал по возможности ежедневно выполнять специальный комплекс упражнений и совершал забеги на 7–8 километров.

Наверное, было бы интересно прилететь на Камчатку, купить путёвку на отстрел животного, самому добраться до горных районов и начать искать трофейного зверя. Но, увы, не у всех есть возможность затратить на охоту больше нескольких дней за раз, а летать на Камчатку с регулярностью метронома не получается. Так что вторым этапом подготовки должен был бы стать поиск подходящего организатора охоты. Однако делать этого не пришлось: мой друг Олег Буин, который помогал в подготовке к поездке и выразил желание составить мне компанию, на Камчатке «свой человек». Один из его друзей по имени Александр является владельцем компании «Чубук», организующей охоту в том числе и на снежных баранов в своих охотугодьях, считающихся одними из лучших на полуострове. С ним мы и договорились о проведении тура.

С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на КамчаткеИз Москвы вылетели 30 июля и 31-го прибыли в Елизово. Как обычно дошли пешком от самолёта до ангара, где выдают багаж, откуда с сумками и баулами поспешили на привокзальную площадь. Получение оружия также не заняло много времени, всё прошло довольно оперативно. Встреча с Александром тут же, на площадке у здания аэропорта, была тёплой и радостной. Я с ним не был знаком, но приятно было узнать, что это очень позитивный, располагающий к себе человек, с которым мы вскоре стали друзьями.

Погрузив в машину багаж, поехали мимо брутально защищённых листовым металлом торцов жилых домов посёлка Елизово на север. Не знаю, когда за эту транскамчатскую трассу взялись бы дорожники, если б не геологи, которые ищут в Срединном хребте золотую жилу. По прикидкам специалистов, она должна быть исключительно большой. Проложено уже много километров асфальта, ехать по которому и быстрее, и куда как приятнее, чем по гравийке, но есть и проблемы: где появляются геологи, там баран исчезает… Вот когда передвигались здесь на лошадях, места обитания барана были куда ближе к цивилизации.

Тем, кто путешествовал по Камчатке, хорошо знаком посёлок Сокоч, что в 60 километрах от Елизово. Другое его название – «Пирожковый рай». В местных кафе, выстроенных вдоль трассы, продаются изумительные пирожки и прочая вкусная еда, проехать мимо которых просто невозможно, каждый раз останавливаюсь здесь.

Асфальт закончился задолго до посёлка Мильково, а от него до базового лагеря у Ичинской сопки ехать было ещё «полстолько». В общей сложности по дорогам полуострова мы колесили порядка четырёх – четырёх с половиной часов. Причём заключительный отрезок пути – 12 километров – проходил на шестиколёсных багги. Эти машинки высокой проходимости егеря заранее доставили на манипуляторах к месту пересадки. На них перегрузили наши вещи, мы распрощались с Александром, который возвращался в город, и продолжили путь по бездорожью, регулярно пересекая русла ручьёв и речек. Глубина была незначительной, и багги вполне уверенно чувствовали себя на каменистом дне, но местами всё же застревали в глубоких бочажинах. Приходилось не без труда вызволять наших «стальных пони» из мокрой грязи.

С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на КамчаткеВсего через 16 с небольшим часов с момента вылета из Москвы мы оказались в базовом лагере, который за четыре дня до того поставили егеря Владимир Сергиенко и Николай Храпков. К ним присоединился проводник Дмитрий Каерков, проехавший от своего посёлка Эссо к месту охоты верхом на лошади несколько десятков километров. Не теряя времени, егеря отправились по разным направлениям на поиски баранов. То, что за два дня до нашего появления в лагере бараны уже были найдены, я узнал сразу, как только познакомился с егерями.

В лагере первым делом зашёл разговор об оружии и стрельбе. Николай рассказал, что раньше, когда охоты на баранов были привилегией в основном местных охотников, дальше, чем на сто метров, никто не стрелял. Считалось, что сто пятьдесят метров – это уже много. А сегодня считается нормальным выстрел на полкилометра. Честно сказать, меня это несколько насторожило. Я не так давно стал заниматься стрельбой на дальние дистанции, и пока расстояние уверенного выстрела для меня – не далее трёхсот метров. Незадолго до поездки начал осваивать дистанцию 500–600 метров. Но пока это только тренировки на полигоне, при стрельбе на ровной площадке, по неподвижной мишени. Так что на дистанцию больше трёхсот метров по баранам я стрелять не намеревался. Егеря поспешили успокоить, сказав, что сумеют подвести на комфортную для меня дистанцию. Почти сразу по приезде в лагерь пристрелял карабин на триста метров – оружие было готово к охоте.

Первый и последний

На следующее утро, 1 августа, был запланирован подъём по склону вулкана туда, где пару дней назад егеря обнаружили группу баранов, среди которых имелся трофейный экземпляр. Но в планы решительно вмешался туман, и с ним пришлось считаться. Камчатка непредсказуема в отношении погодных условий. Климат полуострова, омываемого с двух сторон морями-океанами, неустойчив, если не сказать капризен. Едва со стороны Тихого океана налетят циклоны, как солнечный день в мгновенье ока становится ненастным. Во всяком случае, наше первое утро здесь оказалось весьма холодным и пасмурным. Как подстраивались под переменчивый климат камчадалы времён Степана Крашенинникова, можно только догадываться, а сейчас население ориентируется на локальный прогноз погоды, который пообещал нам, что туман рассеется часа за два. В крайнем случае – к полудню. Так что решено было выходить.

С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на КамчаткеБагги позволили несколько сократить пеший путь, но как только начались курумники, техника оказалась бессильной. Для горной Камчатки обычны каменистые осыпи, или курумы, по которым и пешком-то двигаться совсем не подарок, что-то вроде подъёма по эскалатору, бегущему вниз. Зато было ветрено, и традиционный камчатский гнус не докучал.

Поднялись на перевал. Высота – 1450 метров. Именно здесь, за перевалом, егерями были недавно обнаружены животные, которых теперь предстояло найти нам. Начался хорошо известный горным охотникам поиск зверей путём тщательного осмотра в бинокли склонов. Потребовалось что-то около часа непрерывного «биноклевания», чтобы заметить одинокую самку, расположившуюся на скале примерно в километре от нас. Не скажу, что этот факт особо обрадовал в том смысле, что зверь тут есть. Я вполне доверял егерям, которые говорили, что именно здесь видели баранов, и потому вид одинокой самки скорее огорчил: бараны вполне могли кардинально сменить место пребывания за прошедшие пару дней. Однако отчаиваться никто не собирался. Решено было перевалить через хребет, за которым находится излюбленный чубуками цирк.

Несмотря на хорошую физическую подготовку, подъём этот дался мне тяжеловато. Видимо, потому, что я стал торопиться, хотел не отстать от егерей, для которых подобные подъёмы – дело обыденное. В результате, когда с трудом, обливаясь потом под громовые удары пульса в висках, добрался до хребта, решительно сказал сам себе: «Да, никакая другая охота не сравнится по трудности с горной! А я – всё! Больше не гонюсь ни за кем. Иду как могу».

Устроившись на хребте поудобнее, насколько позволяли обстоятельства, вновь припали к биноклям и принялись внимательно осматривать склоны, спускающиеся к «арене» цирка. И снова не увидели баранов. Увы, большая часть горной охоты – это пешие подъёмы и спуски, наблюдения и разочарования, а не любование обилием зверья и один точный выстрел по месту.

С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на КамчаткеЕгеря привычно посовещались и направились снова вверх. На этот раз идти пришлось по курумнику, плоские камешки которого ручьями стекали из-под ног. Однако трудность подъёма окупалась тем, что на глаза стали попадаться лёжки животных. Это место их устраивало, по-видимому, тем, что здесь непрерывно продувало ветерком и потому не было комара. Плюс к тому отсюда было отлично видно всё вокруг, что позволяло баранам обнаружить опасность заранее.

Дальше подниматься было особо некуда, поэтому решили спуститься до отметки 1100 метров, чтобы по гребню двинуться в сторону той самой самки, которую удалось рассмотреть с первой стоянки на перевале. Владимир, Николай и Дмитрий уже несколько раз высказывали мысль о том, что рядом с самкой мог быть самец, а после неудачи всех наших предыдущих манёвров использовать этот шанс казалось наиболее разумным решением. Гребень постепенно поднимался, однако идти по нему было не так утомительно, как по курумнику. Достигнув отметки 1580 метров, остановились, и стало ясно, что пора перекусить: организм потребовал восполнения затраченной на подъёмы энергии. Пока ели бутерброды с чаем, егеря продолжали осматривать окрестные склоны и Владимир заметил внизу у реки движение. К сожалению, это был не баран, а медведь, но я не особо расстроился: понаблюдать за хищником в условиях дикой природы было очень интересно.

Инициатива пройтись после ланча по хребту и посмотреть другие места принадлежала проводнику Дмитрию. Он был уверен, что обнаруженные ранее в этом районе бараны далеко уйти не могли из-за неблагоприятных погодных условий, а потому есть смысл осмотреть все соседние ущелья. «Они должны быть где-то поблизости», – несколько раз повторил Дмитрий, и то, с какой уверенностью он это произносил, вселяло оптимизм и в меня. До ближайшего ущелья прошли совсем немного и практически сразу увидели животных. Перед нами была та самая группа снежных баранов, которую раньше видели егеря. Однако к ним следовало ещё подобраться поближе. Мы с Дмитрием, Владимиром и Олегом отправились в обход, а Николай остался на гребне наблюдать за животными и корректировать наше передвижение.

Удачное стечение обстоятельств позволило приближаться к животным не «в штык», маскируясь складками местности, а обойти их за хребтом. Так что они нас не увидели и не услышали. На нашей стороне оказалось и направление ветра: он тянул от них к нам. Оставалось одно – определиться с дистанцией выстрела. Мой, а не арендованный карабин, из которого я уверенно стрелял на полигоне, не являлся проблемой. Однако стрельба в горах – это совсем не то же самое, что стрельба на равнине. Здесь много нюансов – это и ветер, и угол, под которым находится цель относительно стрелка, и сбившееся из-за сложного передвижения дыхание. Поэтому расстояние до цели являлось наиболее важным фактором для принятия решения о стрельбе, а оно было критичным. В общем, несмотря на то, что позиция являлась идеальной в плане установки карабина и места, где можно было комфортно разместиться, пришлось отказаться от выстрела.

С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на Камчатке

Мы стали сокращать дистанцию до более комфортных 300 метров, но теперь бараны могли нас видеть, и они не преминули это сделать. Естественно, как только это произошло, спокойно отдыхавшие животные начали уходить, то исчезая в складках рельефа, то появляясь. Пришлось сокращать расстояние бегом, уже не пытаясь прятаться. В двухстах восьмидесяти метрах от них спешно занял позицию для стрельбы, прицелился в самого крупного из трёх рогачей, уходящих за хребет, и выстрелил. По фонтану каменных брызг и пыли понял, что пуля ушла правее. Баран исчез за хребтом…

Досада из-за неудачи, однако, не помешала передёрнуть затвор карабина буквально на автомате. И очень скоро я был вознаграждён за это. Не могу сказать наверняка почему, но, видимо, испуганный эхом от выстрела, баран вдруг вернулся и побежал… практически на меня, сокращая дистанцию! Скоро он исчез в очередной складке. По рации Николай сообщил, что зверь продолжает бежать тем же курсом. Мгновенья показались вечностью, прежде чем рогач вдруг появился в поле зрения и спокойно двинулся вправо.

Боясь промахнуться ещё раз и упустить свой шанс, я стал ждать, когда зверь остановится. И он остановился! Больше ждать было нечего, и я выстрелил. Как потом стало понятно из видео, пуля прошла в нескольких сантиметрах выше холки зверя. Баран снова бросился бежать, заставляя меня испытывать настоящее отчаянье и ещё большую досаду, чем после первого промаха. И снова произошло чудо: через пару секунд зверь встал. Дистанция 241 метр, угол минусовый – 30. Третий выстрел свалил животное с ног. Есть камчатский толсторог! Стрелять мне, конечно, ещё и стрелять до уровня «прилично», но пусть и третьим выстрелом, а трофей добыт!

С первого подхода, с третьей попытки. Снежный баран на Камчатке

По заснеженному склону я скатился как на лыжах. И здесь, у трофея, сражённого насмерть единственной пулей, друзья принялись поздравлять меня с удачей. После разделки трофея егеря разложили по своим рюкзакам мясо, шкуру и рога, а мы с Олегом запихнули в свои рюкзаки их вещи. Груз у каждого получился приличный, и обратная дорога в лагерь далась очень нелегко.

Может быть, заядлому горнику будет забавно читать о том, какие выводы я сделал из этой охоты для себя, но, думаю, начинающих они могут заинтересовать. Правильная экипировка для горной охоты – это если не половина успеха, то как минимум треть. Погода в горах непредсказуемая, а потому надо иметь одежду на все случаи жизни, обязательно ветро- и влагоустойчивую, обязательно «дышащую». На этом экономить нельзя, поскольку куда более дорогая охота попросту может быть сорвана из-за «второстепенных обстоятельств». В целом я по экипировке был готов, во многом благодаря советам Олега, который не раз бывал на охоте на Камчатке. Единственную ошибку совершил при выборе спальника. Не думал, что будет так холодно. Благо столовая в лагере была с печкой, и пришлось переезжать на ночь из палатки в неё.

На память о первом горном трофее был сделан фильм, который, кстати, размещён на сайте КГО, и желающие могут его посмотреть. А что касается будущего, то горной охотой я «заболел», и теперь в планах по 4–5 поездок в год.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, август 2022

605
Adblock detector