Киргизские сюрпризы. Охота на барана Хьюма

Вестник «Клуба горных охотников»
Киргизские сюрпризы. Охота на барана Хьюма

Работая организатором горных охот преимущественно на Камчатке и в более северных регионах Дальнего Востока, я, с одной стороны, вынужденно расширяю географию поездок по стране и зарубежью, а с другой, мне самому это доставляет большое удовольствие.

Около месяца в прошлом году я посвятил экспедиции в Киргизию, где с практической точки зрения осматривал и оценивал условия охоты в нескольких охотхозяйствах. Основное место нашей компании «Эвентус» находится на Камчатке и в Корякии, но клиентов интересуют и другие регионы, так что я регулярно отправляюсь на «освоение» новых территорий, где непосредственно на месте знакомлюсь с качеством сервиса, плотностью зверя и прочими важными для охотника моментами.

Прежде чем предлагать кому-то охоту в новом для меня месте, придерживаюсь твёрдого правила: побывать там лично, увидеть всё своими глазами, «пощупать» своими руками, походить своими ногами. К тому же я не только организатор охот, но и сам охотник, являюсь членом Клуба горных охотников, участвую в рейтинге, и лично мне очень интересны в таких поездках как минимум три обстоятельства: знакомство с особенностями новых регионов, общение с людьми, увлечёнными тем же, чем и я, и собственно охота.

Киргизские сюрпризы. Охота на барана Хьюма

Горная охота – она везде разная. В Дагестане горы заросли травой до самых вершин, там легко забраться повыше, чтобы выйти на туров сверху. В Карачаево-Черкесии скалы покрыты соснами, которых в Дагестане нет. Вроде бы Кавказ – небольшая территория, а места так сильно отличаются. Что уж тут говорить про наши севера! Центральная Камчатка – это одно, север Камчатки, Чукотка – это совсем другое и по климату, и по рельефу: на севере горы более пологие, и бараны, например, держатся на высоте порядка тысячи метров, не выше, тогда как в более скалистой Центральной Камчатке охота происходит на высоте 1500–1800 метров. В Хабаровском крае баранов приходилось выслеживать на плато, среди островков кедрового стланика, где они питались грибами.

Так вот, в Киргизии я побывал в нескольких интересных местах, где были прекрасные базы, современный сервис, очень неплохая плотность зверя. Но особенно мне понравилось в хозяйстве, расположенном в Нарынской области, на границе с Китаем. Помимо прочего, в пользу этого охотхозяйства добавило «белых шаров» человеческое общение с его руководителем Джанибеком. В результате в ноябре – начале декабря я организовал там охоту для своего постоянного клиента из Германии по имени Гюнтер.

Киргизские сюрпризы. Охота на барана ХьюмаПознакомились мы с этим немолодым уже немцем на выставке в Дортмунде лет десять назад. Он с супругой тогда подошёл к нашему стенду, долго смотрел и наконец спросил, могу ли я организовать для него охоту на камчатского снежного барана с гарантией 100%. По его словам, он четыре раза охотился на Камчатке, и, увы, безрезультатно. Я возразил, что здравомыслящий человек не может поверить в такую гарантию, а порядочный организатор охоты не может её дать. Всё, что я могу пообещать, это то, что лично буду ходить с ним и сделаю всё, что от меня зависит, чтобы трофей был добыт.

Немец покачал головой, и они с женой удалились. Впрочем, минут через десять вернулись, и Гюнтер сказал, что верит мне, что готов заключить договор на охоту. В результате ему удалось буквально на второй-третий день добыть шикарного камчатского барана одним выстрелом на 310 метров. Остальные дни из двухнедельного тура, которые, как я полагал, он посвятит охоте на медведя, мы занимались с ним… сбором ягод и грибов. Медведи, как оказалось, в его коллекции трофеев уже были, а домой раньше срока он возвращаться не пожелал (это обычно для европейцев).

С тех пор Гюнтер не раз обращался ко мне с просьбой организовать ему охоту в разных местах России и СНГ. На Камчатку приезжал за лосем и благополучно его добыл, в Курганской и Оренбургской областях охотился на гуранов. Охоту на барана Хьюма, внешне похожего на барана Марко Поло, Гюнтер попросил организовать всё так же – со «стопроцентной гарантией». Понятно, что оптимальный регион для такой охоты – горы Тянь-Шаня, что и стало причиной моего интереса к посещению Киргизии.

В конце ноября Гюнтер прилетел в Бишкек, где я его ожидал после проведения охот с другими клиентами. Из столицы республики мы переехали на базу в нависающей над китайским Кашгаром Нарынской области, самой высокогорной и почти необжитой территории Киргизии. Средняя плотность населения здесь очень низкая – порядка пяти человек на квадратный километр, и подавляющее большинство из них (99%) – киргизы. Только в советские годы здесь был выстроен один-единственный город Нарым, давший название области, большинство же людей живёт в кишлаках у караван-сараев.

Нужно заметить, что Гюнтер, которому сейчас уже за семьдесят, физически крепок. Перед поездкой он проверился у врача и получил подтверждение, что с сердцем и давлением у него полный порядок. Это было совсем не лишним делом, поскольку высота нарынского Тянь-Шаня колеблется в пределах 3–4 тысяч метров над уровнем моря, и горным охотникам это о многом говорит.

Киргизские сюрпризы. Охота на барана Хьюма

Охотники в большинстве своём суеверны, и первый «облом» я воспринял с насторожённостью. Весьма комфортная база охотхозяйства, где мы планировали остановиться и откуда собирались совершать охотничьи вылазки, оказалась в зоне обильного снегопада. Это замечательно для фототуристов, которые могут сделать эффектные снимки в занесённых снегом горах. Но совершенно неприемлемо для охоты. Заваливший все низины, сравнявший все ухабы и рытвины снег, покрытый к тому же настом, становится настоящей ловушкой для лошадей, на которых передвигаются охотники. Джанибек сразу же предложил перебраться на «дальний кордон», за 70 километров, где должно было быть малоснежно, но рассчитывать на комфортное размещение там не приходится. Максимум, что организаторы могли предложить, это балок-вагончик, отапливаемый угольной печкой. Гюнтер спокойно согласился на такую «рокировку».

Новый лагерь оказался несколько выше – на отметке 3700 метров над уровнем моря. Зато снега там было совсем мало, и передвижение на лошадях не представляло проблемы. Рядом с балком располагалась кошара, где круглый год проживала семья пастуха. В отличие от вагончика, кошара отапливалась кизяком яков. Стадо этих животных было большим, кизяка хватало. Любопытно было узнать со слов пастуха, что именно ячий кизяк даёт больше жара, чем лошадиный или коровий. Знакомство с семьёй пастуха – он сам, его жена лет сорока с небольшим и двадцатилетний сын – вызывало смешанное чувство: то ли сочувствия, то ли зависти. Образ их жизни, как я успел понять, ничем не отличался от того, каким он был здесь и сто, и тысячу лет назад. Но они не чувствовали себя в чём-то ущемлёнными, по-своему были довольны жизнью, поскольку, видимо, другая жизнь им просто неизвестна, не с чем было сравнить.

Но вернусь к нашим баранам. Гюнтер каждый день принимал таблетки от горной болезни. Я этого не делал, и, как оказалось, напрасно. Как писал в своё время Джером Клапка Джером, большинство людей не знает, что страдает страшной болезнью, называемой «морской», пока они не окажутся на каком-нибудь плавсредстве среди волнующихся вод. Так и жители равнин, к каковым отношусь я, не ведают, что больны горной болезнью, пока не поднимутся выше трёх тысяч метров над уровнем моря. Мне в этом отношении сказочно повезло: спокойно переношу высоту, без таблеток поднимался выше 4000 метров на Кавказе. Но к концу пребывания на этой базе возникло неприятное ощущение, что трудно дышать по ночам. Отчасти это могло быть связано с тем, что я вместо чая пил кипяток с облепиховым вареньем, а облепиха, говорят, заметно снижает давление, и в результате возникают проблемы с дыханием.

Киргизские сюрпризы. Охота на барана Хьюма

Не буду останавливаться на деталях, которые вы в подробностях встретите в рассказах охотников: как поднимались в гору, как пили чай, спрятавшись за выступ, как безуспешно биноклевали. Скажу сразу, что в первый день охоты Гюнтер не добыл трофей. Баранов нашли, но пока мы подходили на дистанцию выстрела, они убежали. Во второй день снова поднялись в гору на лошадях и довольно быстро обнаружили хорошее стадо метрах в восьмистах.

На такое расстояние европейцы не стреляют, следовательно, стали обсуждать, как лучше к ним подходить. При этом мы рассматривали животных и окрестности в бинокли. Один из егерей вдруг заметил барана-одиночку с очень неплохими рогами, пересекавшего долину. При рассмотрении этого зверя в трубу я отметил шикарные рога, но… Животное находилось не менее чем в двух километрах от нас и двигалось не в нашу сторону. Так что мне казалась предпочтительнее группа в восьмистах метрах. Но тут егеря сказали, что смогут именно этого одиночку подманить.

Был конец ноября – самый пик гона, и рогачи в этот период не столь осторожны, как в другое время. Но как можно барана подманить?! Есть хорошо известный егерям приём – «толкнуть» зверя на охотника. Это когда егерь заходит к животным с противоположной от стрелка стороны и потихоньку идёт в сторону стада, которое так же спокойно от него уходит в направлении засады. Но в то, что барана можно подманить, я просто не мог поверить, поскольку и сам такого не видел, и нигде не читал о подобном. Естественно, к предприятию егерей отнёсся весьма скептически.

Они же тем временем надели белые маскхалаты и поднялись повыше, к самому гребню, где принялись возиться, ползая на четвереньках и поднимая пыль, которая была хорошо заметна на фоне ясного неба. И что вы думаете? Баран остановился и принялся рассматривать эту возню. Через минуту он изменил вектор движения и направился прямиком к нам! Прикрываясь складками местности, мы спустились, насколько было возможно, и Гюнтер приготовился к выстрелу. Баран подошёл на триста метров. Памятуя, что именно на такой дистанции Гюнтер взял чубука одним выстрелом, я уже не сомневался в удаче. Но Гюнтер, выпустив из карабина четыре пули, не смог попасть! Не то чтобы вообще ни во что. Во что-то попадание было, но не в барана. Ни шерстинки, ни крови мы не нашли. Великолепный трофейный зверь убежал…

Киргизские сюрпризы. Охота на барана Хьюма

Я был расстроен едва ли не сильнее Гюнтера. Он-то только из-за себя, а я из-за того, что придётся ещё терпеть недовольство егерей. Вообще, это обычное дело. Им хочется пораньше закончить охоту и получить причитающиеся «чаевые». Не раз приходилось слышать в разных местах от егерей «выговоры» по поводу того, что клиент свёл на нет все их усилия, что придётся теперь всю тяжёлую работу начинать с начала… Но по здешним егерям не было заметно, чтобы они бросали в стороны негодующие взгляды. Более того, они посоветовали мне не расстраиваться, сказали, что привыкли к подобным промахам, так что ничего страшного не произошло. Для меня это стало приятной неожиданностью.

На следующий день сделали загон, о возможностях которого упомянуто выше. Егеря обнаружили трёх хороших баранов, поставили клиента на верный лаз и «толкнули» зверей на него. Бараны медленно вышли на Гюнтера. Он подпустил их метров на восемьдесят и сделал три выстрела. Все – мимо!

Тут я расстроился куда больше прежнего и ночью начал ощущать трудности с дыханием. В результате на следующий день махнул «на вот это вот всё» рукой и не пошёл в горы, остался в балке. Как выяснилось позже, егеря подвели Гюнтера к трофейному барану метров на двести, и стрелок опять промазал!

Киргизские сюрпризы. Охота на барана Хьюма

На пятый день охоты с утра принялись обсуждать, куда бы отправиться на этот раз. В перспективных местах, где бараны встречались наиболее часто, Гюнтер основательно разогнал их своей незаурядной стрельбой. В этот момент в балок зашёл пастух и сообщил, что баранам вся наша возня, видимо, надоела и они сами пришли. Мы выскочили наружу – в четырёхстах метрах над нами по склону передвигалось большое стадо, в котором я без труда насчитал с десяток трофейных рогачей. Первым желанием было схватить карабин и броситься за животными в погоню.

Но один из егерей спокойно сказал, что не нужно суетиться, дождёмся, когда бараны зайдут за хребет, и тогда начнём подход с подъёмом к ним. Так и сделали. Я остался наблюдать, как охотники будут двигаться по склону, а Гюнтер с егерями отправились за баранами. В какой-то момент они остановились, и Гюнтер начал целиться. Однако выстрела не последовало. Прошло немного времени, охотники спустились метров на десять и продолжили движение к баранам, используя рельеф для прикрытия. Вскоре я потерял их из вида, но через несколько минут услышал выстрел. Сразу же заработала рация, и егерь сообщил, что баран добыт!

Вот и вся история, из которой я сделал для себя пару выводов. а) В следующую поездку сюда буду принимать медикаменты, чтобы не испытывать неприятных ощущений. б) вполне комфортная для пребывания в горах центральная база; в) исключительно спокойные по отношению к ошибкам клиента егеря-профессионалы.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, июль 2022

669
Adblock detector