Охота и легендарные охотники в карачаево-балкарском эпосе «Нарты»

Культура охоты
Охота и легендарные охотники в карачаево-балкарском эпосе «Нарты»

Охота с древнейших времён была важной частью мировой культуры и жизни человека вплоть до нынешних дней. Во многих районах нашей страны для некоторых народностей охота всё ещё остаётся важной составляющей их культуры.

Также и у балкарцев и карачаевцев в прошлом охота была не только одним из главных средств существования, но и важной частью духовной культуры. Охотники (кар.-балк. ууцу, уучу, др.-тюрк. аучи, очи) у карачаевцев и балкарцев пользовались большим почётом и огромным уважением, всегда были на высшей ступени социальной лестницы, независимо от своего происхождения. Даже князья относились к охотникам с особым уважением. На охотника не распространялись никакие ограничения. Охотник у карачаево-балкарцев всегда был символом благородства и ставился в пример для подражания.

До сих пор у карачаевцев и балкарцев бытуют легенды, воспевающие охотников, согласно которым были главные охотники Болжат, Жантуугъан, Хустос, Ачкерил, Бопу, Зарышкы и Бийнёгер. Все они имели личные охотничьи угодья, где могли промышлять только они: Болжат – в Суканском ущелье, Жантуугъан – в Баксанском, Хустос и Бопу – в Чегемском, Зарышкы – в Черекском, Ачкерил – в Малкинском, Бийнёгер – во всех ущельях Балкарии.

В этих же легендах об охотниках говорится, что рядовые нарты охотились лишь с разрешения указанных лиц. Все они хорошо знали язык диких зверей и птиц и были самыми почётными гостями у бога охоты Апсаты. Их именами названы многие места в Балкарии и Карачае. Они назубок знали охотничьи места, реки, озёра, горы, балки, овраги. Здесь я должен отметить один важный момент: охотники были лицами неприкосновенными и были окружены неимоверным почётом. Даже знать относилась к ним с почтением и никогда не нарушала этого неписаного правила.

Охота и легендарные охотники в карачаево-балкарском эпосе «Нарты»

Известный исследователь Кавказа К.А. Чхеидзе в своём интересном труде описывает быт балкарцев: «Горец не обязан быть звероловом, как не обязан уметь играть на агач-кобузе и рассказывать по вечерам легенды о временах минувших и о таинственном племени нартов – горных богатырей. Однако тот, кто охотник, уважаемее того, кто не охотник. Тенгиз был лучшим охотником не только в Безенги, но и во всей Балкарии. Тенгиз знал все оленьи тропинки и мог часами говорить о том, где и как они пролегают, сколько поворотов, какие ведут к водопою, а какие к заповедной трущобе, где разыгрываются бои самцов и игры при свете луны.

268