Весна, степь и «обрез»

С полем!
Весна, степь и «обрез»

Разве может что-то сильнее греть истосковавшееся в глухозимье сердце охотника, чем мысли о приближающейся весновке?

Ещё нет ни намёка на оттепель. Белым полотном укрыт пейзаж за окном. Морозными днями снег давит мягкой пуховой тяжестью на землю, ветви деревьев, крыши домов. Ночью в степи услышишь разве что взлаиванье загулявшего лисовина, идущего по остро пахнущей стёжке следов своей рыжей подруги…

И, казалось бы, о скорой весне напоминает лишь удлинившийся февральский день, но в мыслях у нашего брата уже вовсю раздаются тонко-гортанные крики пролетающих гусиных клиньев. Хотя стоп. О чём это я? У нас на юге зимняя оттепель иногда приходит пару раз в неделю. И вполне настоящий «весенний» запах открытой земли с пробивающейся зеленью можно периодически ощущать ещё с декабря. Типичная наша зимняя погода, особенно в последние годы, выглядит так: неделя дождя и грязи, потом пара-тройка дней мороза со снегом и сумасшедшим ветром, потом опять оттепель – и далее по кругу. Немало знакомых владельцев снегоходов из наших широт просто-напросто попродавали своих «железных коней» из-за нежелания держать такую технику для использования «два раза в год, но не каждый год».

Весна, степь и «обрез»

Но вернёмся к весенней охоте. Она для нас всё равно будоражащее явление, которое ждёшь с нетерпением. Ведь по-настоящему почувствовать вкус приходящей весны, ощутить себя единым целым с просыпающимися просторами и испытать единственное истинное единение с природой можно только на охоте. Вот и бежим мы из царства асфальта и выхлопных газов в поля и леса, туда, где ещё можно нащупать тонкую ниточку, соединяющую человечество с породившей его Землёй. В нашем регионе весенняя охота не открывается уже больше 15 лет, поэтому приходится искать её в других местах.

Кстати, многие соседи по югу России тоже пошли по пути запрета весенней охоты. Однако чуть севернее подобрали мы вполне степной по ландшафту регион, до которого эти неприятные веянья пока не добрались, и уже несколько лет ездим туда на весновку. Идея найти постоянное место весенней охоты, одинаково удобное для нескольких компаний наших друзей из разных регионов, возникла года 4 назад. Искал я его безо всяких советов со стороны, исключительно при помощи спутниковых карт (чтобы была водичка и рядом с ней подходящее место для лагеря) и интерактивных схем с границами охотничьих угодий (рассматривались либо общедоступные угодья, либо закреплённые за местными общественными организациями – чтоб и цены были демократичные, и «услуг по организации» не навязывали).

Весна, степь и «обрез»

Поиски увенчались успехом. Впервые встретившись с местным работником охотничьего хозяйства и представившись искателями весеннего гуся, мы его весьма удивили. Оказывается, гуся весной на его памяти здесь добывали всего пару раз, да и то случайно – при охоте на утку. Сказал он нам примерно следующее: «У нас тут и гуся почти что и нет. Я весной полтора-два десятка путёвок выдаю на утку, да и всё. За гусем в северные районы ездят, там, говорят, хорошо летит». Тем не менее мы без проблем получили разрешительные документы, да ещё и обстоятельную консультацию, где стоит поискать гуся, если уж нам «хватит пары-тройки останавливающихся на пролёте стай».

Кстати, охотящихся на утку местных мы вскоре встретили. Причём практиковали они такой способ (естественно, запрещённый весной), который корректней всего можно было бы назвать охотой нагоном (!). Но это уже совсем другая история. В остальном место приглянулось. Оно было как раз примерно посередине между нашими регионами, людей в угодьях (за исключением пары крупных водоёмов) было относительно мало, и никто не мешал в течение нескольких дней пообщаться с друзьями, отдохнуть от городской грязи и суеты и надышаться запахом ещё не нагретой солнцем степи. При этом добычливость там всегда была откровенно невысокая: обычно на компанию получалось добыть двух-трёх гусей да с десяток селезней разнообразных уток. В прошлом году результат несколько превзошёл привычный, а охота получилась довольно запоминающейся, поэтому расскажу о ней подробнее.

Весна, степь и «обрез»

Встречаться решили не на самое открытие короткого весеннего сезона, а ближе к его концу – так прогноз погоды вроде бы обещал больше охотничьих перспектив. Утром я направил колёса автомобиля на северо-восток. Через несколько сотен километров пути погода решила преподнести подарок, включив необычный для нашего юга мартовский снег, да причём ещё какой! Трасса прямо на глазах превратилась в несколько едва видимых колей в снегу. Но надо было двигаться вперёд, навстречу весенней охоте. Правда, полоса снега внезапно закончилась километров за 40 до места назначения. Съезд с асфальта, потом ещё вёрст 5 по раскисшей грунтовке, и вот он – лагерь, обустроенный в этом году в искусственно насаженной рощице на берегу небольшой степной речки. Раньше мы размещались километрах в 15 отсюда, но в этот раз небольшая предварительная разведка показала, что тут неподалёку есть перспективное гусиное поле, и расположение лагеря решили сменить.

Всего нас собралось 5, причём практически непьющих, человек. Раньше собиралось больше, но малорезультативные охоты отвадили некоторых. Ну а нам много и не надо. Два брата из Нижегородской области – Алексей и Сергей – прибыли на пару дней раньше остальных и уже успели взять несколько гусей и уток. Кстати, погода и тут творила всякие интересности. Пока братья охотились вдвоём, вокруг 2 дня бушевала метель. Смотря на фотографии гусиных чучел, присыпанных снегом, остальные участники охоты готовились приезжать в настоящую зиму, брали с собой белые маскхалаты и иные специфические средства маскировки. А в день нашего приезда весело засияло солнышко, снег растаял, обнажив грязь и многочисленные лужи.

Весна, степь и «обрез»

Первый вечер я решил провести на утиной охоте, для чего расположился буквально в полутора километрах от лагеря на разливе талой воды. Утки летало немного, но сезон открыть получилось. Сначала в чучела бухнулся селезень чирка-трескунка и был тут же добыт. А потом, уже почти по тёмному, прилетело несколько широконосок, и я, не без труда разглядев среди них самца, оставил на воде этого зеленоголового красавца.

А наутро ждала охота на гуся. Поле, на котором предполагалось охотиться, было покрыто совсем невысокой озимкой – не самый удобный вариант для маскировки. Однако ближе к середине поля вытянулся небольшой, но глубокий овражек с многолетней лужей воды, заросшей камышом. По его бровке росли кое-какие кустики, среди которых получилось соорудить некапитальное укрытие из бурьяна и камуфляжных сеток. Копать окопы было бесполезно: после одного штыка лопаты ямка тут же заполнялась водой. Воды вообще было много, всё поле было в лужах. А метрах в 300 спереди, в понижении рельефа, прямо по озимке растеклась гигантская лужа площадью этак в треть квадратного километра. Наверное, лучше было бы охотиться рядом с ней, но там не было вообще никакой адекватной возможности замаскироваться.

Весна, степь и «обрез»Наша искусственная присада планировалась пусть и не выдающаяся (всего 40–50 полнокорпусных чучел), зато с серьёзным козырем – живыми подсадными гусями. Нижегородские братья за год до этого у соседей по полю увидели, как стаи белолобиков хорошо реагируют на подсадных собратьев, и решили повторить чужой опыт. К вопросу они подошли серьёзно: по объявлению в интернете нашли и купили сразу 6 «матросиков», которые в свежепостроенных клетках приехали за сотни километров помогать нам в охоте.

Вышли затемно, серьёзно нагрузившись амуницией, причём самым неудобным грузом были как раз клетки с подсадными. Рассадили присаду, устроились в укрытии. Рассветало. Первые пролетевшие вдалеке стайки особо не реагировали на нас. Маскировка была неидеальна, «кричали» в духовые манки тоже не без огрехов, да и подсадные, вопреки ожиданиям, вообще не радовали – почти не демонстрировали никакой работы, больше времени уделяя питанию сочной зеленью. Однако потом дело всё же пошло немного веселее.

Не сказать, что лёт был шикарный, но одиночные стайки нет-нет да и находили на присаду. Вот удалось зацепить хорошую стайку манками, и она дала несколько кругов над присадой, но стрелять высоковато. Испуганные чем-то гуси не поверили нам и ушли в сторону большой лужи. Кто-то говорит, что можно было пробовать стрелять, но уже поздно. Следующая группа птиц примерно в такой же ситуации была обстреляна, но безрезультатно. Зря, не надо стрелять гусей на предельных дистанциях. А вот через десяток минут стайка поменьше уже подставилась по-настоящему, и от нескольких выстрелов на зеленя вывалилась парочка первых гусаков. Потом налетело по очереди несколько одиночек, одного из которых взяли, а одного позорно упустили, просто зазевавшись и не заметив.

А далее произошёл весьма запоминающийся случай. После очередного налёта подранок отделился от стайки и утянул за пару сотен метров в сторону большой лужи. Один из ростовских участников охоты (не буду называть его имени) радостно понёсся «в добор», однако при пересечении небольшой лужицы, находящейся буквально в нескольких метрах от укрытия, споткнулся и кувырком упал в неё, нырнув в прохладную весеннюю водичку. Всё бы ничего, да только во время этого падения произошёл случайный выстрел. Хотя никто не пострадал, но со стороны это выглядело очень пугающе: человек бежит и одновременно с выстрелом падает.

Весна, степь и «обрез»

Ствол ружья в момент выстрела оказался утоплен в жидкую грязь. Его, естественно, разорвало, а настроение от охоты как минимум у одного её участника было подпорчено. Правда, внешне он не унывал, и, несмотря на промокшую одежду, оставался с нами в укрытии ещё несколько часов, «подрабатывая» фотовидеооператором. Кстати, после полугода общения с заводом, местной лицензированной мастерской и разрешителями у нашего товарища появился «специализированный» полуавтомат с цилиндром для охоты на перепела.

Конечно, в этой поездке было много чего ещё – и добытых птиц, и внедорожных приключений по пояс в грязевой жиже, и весёлых застолий, когда под открытым ночным небом из казанка исходил умопомрачительный аромат свежедобытой гусятинки. В общем, всего, за что мы все так любим весеннюю охоту. Но случай с падением в грязь стал маркером поездки, событием, давшим имя всему мероприятию, которое наверняка ещё многие годы вспоминаться будет фразой «В тот раз, когда N обрез себе сделал...».

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, май 2022

333