Сбежавшая утка

С полем!
Сбежавшая утка

Охоту с подсадной уткой я очень люблю – за её рафинированную созерцательность. Наверное, по духу она ближе всего к, не удивляйтесь, охоте с борзыми! Почему? Потому что после выбора места и его обустройства охотник превращается в созерцателя, а весь активный процесс охоты берёт на себя подсадная.

Если она хорошо вызарена, свежа силами и не напугана, место выбрано правильно, а маскировка не вызывает у селезней подозрений, то охотнику остаётся только радоваться яркой квачке, наслаждаться облётами и виражами зеленоголовых или другой расцветки красавцев и, если внутренний голос не возражает, нажимать на спуск. Охота с хорошей подсадной завораживающа, красива, но когда охотишься не раз-два в сезон, то в остатке не так уж много по-настоящему сильных эмоций и ярких воспоминаний.

Это моё личное мнение, никому не навязываю, более того, действительно считаю охоту с подсадной очень достойной, просто отмечаю такую её особенность: когда всё правильно, дальше всё слишком гладко и на ровном дыхании. Кстати, если сомневаетесь, поищите статьи или рассказы об охоте с подсадными – чтобы были такими же эмоциональными, как описание гусиных перипетий, походов на ток и даже заветного цвиканья лесного кулика на тяге, где элемента неожиданности и то больше. Не так-то много и найдёте – в подтверждение моих слов.

Сбежавшая утка

И вот теперь, после всего вышесказанного, я хочу сам же и восполнить этот пробел, рассказав об одной охоте с подсадной, которая в виде исключения запомнилась очень ярко и, видимо, надолго. На деле там всё с самого начала складывалось не очень. Охотились мы с товарищем на большой реке, Западной Двине, уже ближе к концу апреля. Погода стояла сухая и тёплая, пик паводка с неделю или больше как прошёл. Вода медленно падала, но утка и селезни оставались на реке, несущей свои быстрые струи в крутых берегах, поскольку разлив всё ещё закрывал значительную часть прибрежных кустов. И так продолжалось до среды, пока ниже не открыли плотину, посчитав, видимо, что пришла пора набирать какие-то водохранилища.

В результате к пятнице река практически вошла в летние берега, и вода продолжала падать. А что такое летний уровень на Западной Двине? Это вода, текущая в «трубе» голых глинистых берегов и песчаных кос, а все ивовые кусты, в которых в это время находят убежище утки и селезни, остаются на зеленеющих свежей травкой сухих берегах. Утка к этому времени в районе пребывает только кряковая – редко-редко протянет ещё рекой запоздалый гоголь. Более того, к описываемому времени из-за ранней и дружной весны большинство уток уже село на кладки, а селезни начали сбиваться на большую воду – т. е. на реку, – всё ещё в активных поисках пары, но и с прицелом уже на то, что летняя линька не за горами.

Сбежавшая утка

532