Гуси – такая простая сложная стрельба

Оружие и стрельба
Гуси – такая простая сложная стрельба

Приближается сезон весенней охоты, а в южных областях страны он уже состоялся. Как всегда, самой популярной темой для обсуждений и вообще одной из наиболее популярных охот в настоящее время остаётся охота на гуся.

Но если о способах разведки, организации присад, маскировки и манения можно почерпнуть достаточное количество информации, то стрельба гусей как была, так и остаётся вопросом для многих потусторонним, не имеющим логического объяснения.

«Гусь бронированный» и всё, чего ещё обсуждать – такой видят охотники причину необъяснимых их логикой промахов. А промахов этих, если брать «в среднем по больнице», всегда больше, чем попаданий. Ведь расход патронов хотя бы 2–2,5 на одного добытого гуся для большинства недостижимый предел мечтаний. В чём причина и как улучшить стрельбу? Для начала надо избавиться от иллюзии бронированности гуся. Для этого нет ничего лучше, чем взять не сильно разбитую добытую птицу, для чистоты эксперимента уже после трупного окоченения, зафиксировать имеющиеся уже на туше пробития и выстрелить по ней с 35 метров центром осыпи вашего базового патрона с дробью № 3 или 1. Это позволит убедиться в том, что при качественном попадании на этой дистанции шансов у птицы просто нет.

Гуси – такая простая сложная стрельбаТочная вскидка. Гуси ~35-40 метров.

Остаётся две причины, и обе из них имеют место быть в равной степени и часто сопутствуют друг другу. Первая – в массовой недооценке дистанции стрельбы. Гусь – это цель огромных угловых размеров. При больших углах возвышения, т. е. при стрельбе на чистом небе, отсутствие ориентиров фона (кустов, краёв лужи или причалов) провоцирует обман зрения, особенно если наблюдать за птицами через элементы маскировки. Сейчас многие гусятники обзавелись подствольными камерами с длинным фокусом. Зная ширину поля кадра по горизонту, несложно оценить дистанцию стрельбы по среднему размаху крыльев гуся того вида, который был в кадре.

Оказывается, то, что из скрадка могло казаться «метров 20», на самом деле дальше 30. А «рабочие 30–35» – та дистанция, которая вызывает больше всего вопросов, – на деле уже за 40 м и больше. При низком восходящем солнце, которое подсвечивает гусей снизу, нередко стрельба начнётся и на 60 м – потому что уже хорошо видны и лапы, и пестрины. А каждый гусятник «с детства» затвердил формулу: «Видны лапы – можно стрелять». На самом деле детализация тут напрямую зависит и от резкости зрения, и от освещённости, и от контрастности и не является надёжным признаком убойной дистанции. Кстати, какая она на самом деле, надёжная? При попадании центром осыпи патроном с дробью № 3 из правильно подобранного сужения, дающего не менее 75% кучности, это 45 м. Рекомендую воспользоваться снова уже добытым гусем, отнести его на это расстояние и потренировать глазомер с привязкой, например, к срезу стволов на изготовке или большому пальцу вытянутой вперёд руки.

Гуси – такая простая сложная стрельбаМомент выстрела.

Ошибка в определении дистанции сама по себе чаще всего ещё не влечёт промах, но является значимой предпосылкой к нему. Чем дальше мишень, тем более точной обработки она требует. Точной вскидки, более строгой вилки по скорости обработки стволами и более точного попадания прицельной линией в траекторию не просто гуся как мишени, а в траекторию его корпуса. Вспомним ещё раз про «бронебойность» – каждому гусятнику знакомы звонкие щелчки дроби по перьям желанной птицы, после которых она исчезает вдали как ни в чём не бывало. Почему? Потому что так звонко дробь щёлкает только по маховым перьям крыльев, размах которых у гуся более чем в шесть раз превышает ширину собственно корпуса. Площадь же махового оперения каждого крыла также больше убойной зоны.

Т. е. когда мы слышим щелчки по перьям, это означает, как правило, чистый промах по убойной зоне: корпусу, шее и голове. Вся дробь осыпи проходит в стороне от неё. Потому что когда попадает по тушке, можно услышать совсем другой звук – глухой удар. Почему так происходит? Как уже выше написано, недооценка дистанции закладывает неправильный алгоритм обработки ещё до команды «Бьём!». Посмотрите на YouTube ролики с подствольных камер: даже откровенно близкие гуси, 20–25 м, стреляются (и мажутся) швырком и остановкой стволов в какую-то воображаемую точку впереди летящей птицы.

Гуси – такая простая сложная стрельбаДалекий (>45м) угонный гусьлетящий в горизонте. Момент выстрела - промах из-за отсутствия просвета, выстрел ушел выше. Относительно стрелка птица летит сверху вниз.

Легко заметить, что промах, как правило, из-за того, что эта точка совсем не в траектории. И чем больше дистанции, тем больше будет при такой обработке ошибка. Выстрел идёт где угодно: выше, ниже, справа, слева, спереди сплошь и рядом… Он близко к птице, очень близко – часто дробь щёлкает по крыльям, – но только толку от этого мало. А охотники вместо того, чтобы сконцентрироваться на точной и по угловой скорости стволов соразмерной скорости мишени обработке, начинают просто от балды выдумывать «упреждения»: то ли ещё корпус, то ли два…

Попробуйте пострелять на стенде высокие и хорошо видимые, открытые плоскостью к стрелку мишени на 30–40 м. Небыстрые, немного виражные. Вы очень быстро почувствуете, что стабильное попадание центром возможно только при точной вскидке и в узком диапазоне скоростей обработки. Отстал от мишени и бросился догонять – промах или осколок. Поторопился с обгоном и попытался «подловить» – то же самое. Стволы и осыпь моментально оказываются вне траектории. Вот ровно то самое происходит и при подобной стрельбе по гусям.

Гуси – такая простая сложная стрельбаСтабильный результат возможен только при точной вскидке не просто «в гуся», а в голову или основание шеи. Вскидываться всегда надо в точку, а не куда-то примерно в птицу размером с газетный лист. Но вскидка – это не только место, но и точное попадание стволами в угловую скорость птицы. После вскидки стволы должны сразу «приклеиться» к ней. Гусь – птица большая, тяжёлая и потому очень неманёвренная. Радиусы виража и набор скорости гуся даже на ветер гораздо меньше, чем у кряквы – самой простой в стрельбе утки. Но именно эта неманёвренность даёт обманчивое впечатление прямолинейности, из-за которого воображаемая стрелком точка выстрела оказывается вне траектории.

Особенно сложно предугадать траекторию на чистом небе, когда стая разворачивается от стрелка и набирает высоту. Отследить её можно, только «вцепившись» в гуся стволами, только тогда птица сама покажет, куда на самом деле надо делать вынос. Кстати, о выносе, т. е. упреждении. Развернувшаяся от стрелка стая под любым ракурсом – набор угонно-боковых мишеней независимо от дистанции. Даже на 50 и более метров там уже нет каких-то значимых упреждений. Любой выстрел в гуся, который от стрелка уже удаляется, это выстрел либо «в него», либо «на отходе» – т. е. при появлении видимого просвета. Конечно, при условии, что вы идёте от мишени, а не подлавливаете её где-то в воображаемой точке на остановке стволов.

Что делать, чтобы выполнить правильный выстрел при налёте и минимизировать вероятность описанных ошибок? Лучше всего при вставании из скрадка перенести взгляд от гусей немного вперёд, в то место, где они по опыту должны оказаться. Глаза расфокусировать вдаль и остановить, не метаться по небу взглядом, лишь бы «чего-то поймать». Всё как на стенде: мишень вплывает в поле зрения, корректировка изготовки, фокус на мишень, вскидка, обработка, выстрел. И твёрдо запомнить, что обработка – это от слова «работа»! Стволами необходимо работать, а не швырять их туда, куда подсказывает воображение: в стрельбе гусей самое важное – научиться его полностью игнорировать.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, апрель 2022

1209
Adblock detector