О волках и не только

Тема номера
О волках и не только

В Кировской области волк на данный момент является самым страшным врагом охотничьего хозяйства после браконьера. Но если борьбу с браконьерами в последнее время предельно усложняет законодательная сторона процесса, то с волками на бумаге вроде всё гладко. К сожалению, и это – только на бумаге. А вот если начать разбираться глубже…

Я – охотовед и госохотинспектор (межрайонный, на площадь более 530 тыс. га) с более чем тридцатилетнем стажем и буду рассматривать ситуацию со своей колокольни. Последние годы волка становится всё больше. Волки свободно заходят в жилые деревни, таскают собак, в том числе охотничьих пород, режут молодняк лося даже летом – в прошлом году, например, поступил сигнал, что на дороге Лальск – Коржа (регионального значения) обнаружен труп лося. Выезд на место показал, что это лосёнок этого года, задавленный стаей волков, видимо, перед самым рассветом. Время года – июль! Зимой же волчий прессинг возрастает во много раз. А в соседней с нашим районом Республике Коми волков уже обвиняют и в нападении на людей, и пока такие обвинения никто не опроверг.

В настоящее время силами охотколлективов и энтузиастов-общественников борьба с волками ведётся как в зимний период, так и по чернотропу. Добывается в зависимости от условий до 20 и более волков в год, при этом заметного уменьшения прессинга волка на охотничьи виды – в первую очередь это лось и кабан – не отмечается. С одной стороны, ситуация стабильна, с другой…

Зверь у нас в зимний период не только местный, но и проходной. Через район идёт миграция лося, также колеблется и численность кабана, это же касается во многом и волков. К оседло живущим в районе стаям зимой добавляются мигранты из других районов и областей. При этом охота на волка очень трудоёмка и затратна. Копытных привлекает большое количество вырубок, а значит, и волк ходит этими же местами.

Но при этом тяжёлый рельеф местности, практически без дорог, удалённость и обширность окладов крайне осложняют организацию охот. Без снегоходов и спецтехники, способной преодолевать зимники, такая организация невозможна. А это большие затраты. Чтобы стимулировать охотников и частично компенсировать им труд и время, за добычу волков полагается льготная лицензия на копытных в общедоступные угодья. Занимаешься волком, регулируешь серых хищников – получи льготного лося! Вроде всё просто, но дьявол, как обычно, в мелочах.

Видимо, для реализации модной нынче «антикоррупционной составляющей» кировские охотничьи власти обязали охотников подтверждать факт добычи волка… в районной ветеринарной станции! А для подтверждения факта добычи надо предоставить ни много ни мало голову волка, т. е. трофей. В результате охотники жалуются: это, во-первых, неудобно и требует много времени, потому что одним визитом дело не обходится, во-вторых, шкура и голова волка, особенно матёрого, всегда были ценным трофеем и по праву охоты принадлежали охотнику, который волка добыл.

Многие охотники, в том числе приезжие из других регионов, не хотят расстаться с ними даже ради бумаги на лося. Задача государственных охотничьих властей – стимулировать охотника-волчатника и помогать ему, а на деле получается только усложнение жизни. Человек тратит своё время, выходные, расходует десятки литров дорогостоящего топлива, а его заставляют ещё и в будни ездить, причём неблизко и не один раз, только чтобы оформить добычу серого хищника. Зачем? Нет доверия охотинспекторам и в департаменте опасаются, что льготные разрешения будут выписываться по нескольку раз на одних и тех же волков? Я даже затрудняюсь это прокомментировать.

Но это не всё, дальше ещё интересней. Осенью охотники из другого региона приезжали специально охотиться на волка. Они вабильщики, для них эта охота – самая интересная. За несколько выходов они добыли шесть штук волков – прибылых из одного выводка и взрослых. Разумеется, трофеи такой памятной охоты охотники оставили себе и увезли домой. А через некоторое время моё начальство – Кировская областная охотинспекция – предъявляет мне, районному госохотинспектору, претензию: почему я «не отчитался» о добыче в подответственном районе волков? В смысле не отчитался? Ну, почему нет акта из ветеринарной станции? Ну… Извините, это уже вообще бред!

Лицензии все оформлены, право охотников – забрать трофеи себе и самим решать, нужен им этот льготный лось в ОДУ, где были добыты серые хищники, или не нужен. А область будет уведомлена о факте добычи в обычном установленном правилами охоты порядке – при возврате в конце сезона специально для этого положенной части лицензии, где будут указаны дата и количество добытых волков. Какие проблемы? Вы сами усложнили процесс поощрения настолько, что люди с ним и связываться не хотят. Но при этом почему-то я, проработавший в системе не один десяток лет, вместо того чтобы ловить браконьеров, вынужден рабочее время тратить на сочинение объяснительных «почему я не обеспечил сдачу охотниками голов волка в ветеринарную станцию». А я вообще этим должен заниматься? Или, может, областные власти больше сочувствуют волкам (и браконьерам), чем охотресурсам и честным охотникам?

К такому неутешительному выводу заставляет склоняться не только вышеописанная ситуация. В настоящее время, опять же для «противодействия коррупционной составляющей», в большинстве областей (и в нашей тоже) госохотинспекторам, по сути, запрещено охотиться самим в своих районах. Даже если они всю жизнь тут прожили и это их родная земля. Ну, когда речь идёт о копытных и медведе, это ещё как-то можно понять. Но волк?! Я по роду деятельности значительную часть времени провожу в угодьях, которые знаю ещё с молодости, т. е. досконально.

Я нередко вижу волков или нахожу их свежие следы. Нередко бывает возможность тут же организовать охоту – благо есть люди, охотники, которые готовы в любое время суток и день недели сорваться, потому что понимают: волк – это враг. Но инструкции при этом запрещают мне самому охотиться и на волка. При том, что, как правило, без моего участия такая охота либо значительно осложняется, либо становится невозможной: большой коллектив быстро организовать трудно, а в маленькой компании каждый ствол имеет ключевое значение. А потом, если я, не дай бог, «где-то рядом оказался», снова начинаются «сигналы наверх» от местных браконьеров, которые любую возможность рады использовать, чтобы мне насолить. И снова мне вместо нормальной работы писать объяснительные об очередной охоте на волков: имел ли я к ней отношение и почему добытые звери записаны на того охотника или на этого.

Всё это порядком надоело, вымотало километры нервов и невольно наводит на мысли, что только на бумаге наша работа считается нужной, а на деле как будто районный госохотинспектор – как заноза не только местным нарушителям, но в большой степени и своему областному начальству. Может, хватит уже шельмовать нас? Ведь это на руку только вредным для охотничьего хозяйства хищникам – браконьерам и волкам.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, февраль 2022

788
Adblock detector