Аудад в Марокко, или Ovis 40

Тема номера
Аудад в Марокко, или Ovis 40

Как помнят читатели журнала, в январе 2021 года я летал в Судан, охотиться на нубийского козерога. В планах у меня тогда был и гривистый, он же берберийский, баран – аудад.

Но все, с кем я встречался и охотился вместе в Судане, говорили, что найти его очень сложно, несмотря на наличие лицензии.

В общем, суданские организаторы за аудада не брались. Я его там даже искать не стал.

В июне же поступило предложение, в котором говорилось, что охота на аудада готовится в Марокко.

Здесь надо сказать, что трофейная охота в этой стране была закрыта вообще, соответственно, возникло очень много проблем, которые должны были решать как организаторы охот, так и марокканские власти. Ну и я вместе с ними. В частности, в Марокко никто никогда не ввозил оружие как охотник. Ну вот вообще никто. И когда я соглашался на эту охоту летом, я не мог об этом не думать: ну что, охотиться мне на один из редчайших трофеев мира с арендованным у арабов дробовиком?

Хочу сказать, что на аудада я в принципе охотился. И добывал. Но не в местах его коренного обитания – не в Северной Африке. Он интродуцирован довольно много где: в Европе, в Северной Америке. Но для меня как для охотника имел значение аудад именно на своей родине – в горах Африканского континента.

Забегая вперёд, скажу, что оружие мне удалось привезти. Предшествовали этому большие переговоры с марокканской стороной. Они особенно упирали на то, что это ни в коем случае не должно быть оружие военного образца или адаптированное из военного, и даже фотографии прислали, каким оно быть не должно. Я, в свою очередь, отправил им фотографию моего любимого 7 мм Mannlicher – и ура, он был принят.

Аудад в Марокко, или Ovis 40

Сперва я планировал прилететь в Марокко 14 ноября, но мне сказали, что пока очень жарко, Атласские горы, в которых предстояло охотиться, очень залесённые, баран будет прятаться, его будет сложно найти. Поэтому я полетел 21 ноября, через Стамбул, так как все прямые рейсы на Марокко «Аэрофлотом» были отменены. В итоге я прибыл в Марракеш, который находился ближе к месту моей охоты.

Ну, встретили хорошо, растаможили оружие. С собой на охоту можно было взять только 20 патронов, причём обязательным условием было то, что вывезу с собой все стреляные гильзы и задекларирую их вывоз. Во избежание снабжения террористов боеприпасами, я так понимаю.

И вот, я на марокканской земле, первый иностранец, ввёзший сюда оружие на охоту. Дрон у моего оператора, правда, забрали, нельзя в Марокко с дроном. Но вернули на обратном пути.

Мы едем три с половиной часа к подножию Атласских гор. Останавливаемся у подножия, в небольшом посёлке, размещаемся в отеле – и сразу в горы. Чтобы не терять времени, потому что есть ещё три с половиной часа до темноты.

Аудадов мы в первый день не видели, но видели в горах много стад домашних коз и овец. Я даже расстроился: ну какая тут дичь при таком выпасе? Однако меня тут же уверили что есть здесь берберийский баран, есть, как его не быть…

Наутро мы сразу в горы.

Один из егерей сказал, что знает, где здесь точно живёт группа баранов – пять штук. Три самки, детёныш и трофейный самец. И вроде бы заметил их, на большом расстоянии очень, около километра. Начали подходить – метров семьсот, пятьсот. Я их пока не вижу и про себя всякое думаю про местных: ну, мало ли что они скажут неместному человеку…

Но вот подошли уже ближе полукилометра, и вижу я, что из кустов торчит круп барана. Стали подкрадываться – метров триста, двести пятьдесят. Двести! Мне местный шепчет что-то в ухо про ветер, я только плечами пожимаю. Какой там ветер на 250 метров при патроне 7 mm Remington Magnum, поправку на глаз внесу сантиметров десять… Наизусть знаю уже.

Аудад в Марокко, или Ovis 40

Ну, люди меня сопровождают южные, они тихо не умеют. Обсуждают, жестикулируют. Бараны в итоге встревожились, вышли из кустов и пошли. Впереди самки с ягнёнком, сзади он – самец! Метров двести, может, чуть больше. Бегут между кустами, выбираю прогал. Выстрел!

Баран подпрыгивает и делает скачок назад, потом валится метров десять по касательной, бьётся в последний раз и замирает. Оставшиеся ускоряются и, как умеют только бараны и козлы, взлетают по почти отвесным желтоватым скалам, скрываясь за гребнем.

Но меня это уже не интересует.

Вот он, берберийский баран, мой сороковой баран в шлеме Ovis 40. Я становлюсь девятым человеком в мире за всю историю охоты, собравшим такую коллекцию.

Меня переполняет радость. Мне показывают тут же, в горах, место, где ловит телефон, и я отправляю в журнал фотографию с трофеем.

Ну и надо собираться в обратный путь.

Ещё полтора дня я провожу в Марокко, осматриваю достопримечательности, снимаем обзорный сюжет для канала «Дикий».

И 26 ноября я уже в Москве, на празднике «Русского охотничьего журнала».

Стреляные гильзы я из Марокко таки вывез.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, январь 2022

422