Охотничьи награды: да, но…

Тема номера
Охотничьи награды: да, но…

Недавно почтальон доставил мне конверт из штаб-квартиры международного клуба Ovis, который объединяет преимущественно горных охотников. В нём – циркулярное письмо мне, как члену клуба, от президента Марка Хэмптона.

Стандартно отметив мой вклад в деятельность клуба, Марк предложил «раскошелиться» на благотворительные программы, нацеленные на поддержку военных ветеранов, юных охотников и сохранение дичи.

В общем-то, ничего нового. Мне приходилось уже жертвовать небольшие суммы на программы клуба. Но в этот раз глаз резанула табличка, напечатанная на обороте письма. В ней – тщательно прописанная система наград пяти уровней, которые ожидают доноров. Делая благотворительный взнос (от 250 до 100 тысяч долларов), вы автоматически покупаете себе награду и становитесь, например, «донором бронзового или бриллиантового уровня».

Да, речь идёт о пожертвованиях на благородные цели. Да, широко известна зацикленность североамериканцев на различного рода наградах (перстнях, вымпелах, флажках, кубках, значках, именных табличках и т. д.). Но когда речь заходит о благотворительности, возможно, вы со мной и не согласитесь, но мне кажется неприличным тешить себя любимого какой-либо побрякушкой. Не каждое благое дело, на мой взгляд, требует публичной огласки в свете софитов. Впрочем, ни на чём не настаиваю, как говорили римляне, suum cuique («каждому своё»).

Охотничьи награды: да, но…Признаюсь: мне писать о наградах в охотничьей сфере нелегко. Ведь я сам уже давно (с 1996 года) вхожу в ведущие международные и отечественные охотничьи клубы. И не просто являюсь их членом, но активнейшим образом участвую почти во всех программах, где успех поощряется различного рода наградами.

Любому начинающему трофейщику один лишь список этих наград приятно дурманит голову и захлёстывает воображение, побуждает немедленно заказать авиабилеты и сломя голову мчаться на сафари (куда же ещё?) за экзотической дичью. Уверен, что многие молодые охотники прошли через это «головокружение от будущих успехов», с азартом взявшись за восхождение по лестнице международного охотничьего признания.

Возьмём, к примеру, самую «любвеобильную» в плане наград охотничью организацию – SCI (международный охотничий клуб «Сафари»). Клуб, созданный в США и полностью контролируемый североамериканцами, запустил программу своих наград в 1984 году. Тогда появились первые «Большие шлемы» и «Охотничьи круги». Среди них такие громкие, как «Большая африканская пятёрка», «Опасные животные Африки», «Трофейные животные Северной Америки» , «Хищники мира» и т. д. Согласитесь, что ни название, то взрыв адреналина, призыв к немедленному действию!

Так вот, сегодня число «шлемов» (теперь их называют «вехи») возросло до 17 (на подходе, как говорят, ещё один, по малым антилопам Африки), а «кругов» стало 28. К ним добавились континентальные награды и многочисленные призы различным категориям охотников. Среди последних приз Дианы – женщинам-охотницам; приз Следопыта – людям с ограниченными возможностями; приз профессионального охотника; приз за вклад в этику и этичное развитие охотничьего бизнеса и т. д. Всего система клуба насчитывает более 60 наград!

Охотничьи награды: да, но…Ряд программ можно закрыть за одну поездку. К таким я отношу «трофейных животных Австралии и Океании» или «интродуцентов Северной Америки». В последнем случае достаточно провести неделю в Техасе и сделать в вольерах 18 точных выстрелов. (Опять же, на мой взгляд и вкус, такого рода охота удовлетворение не приносит.)

Но на «освоение» большинства программ уходят многие годы. Для этого требуется масса времени, большие средства, упорство и изрядное везение. Достаточно вспомнить невероятно сложную программу «Трофейные животные Африки», в которой для достижения алмазного (высшего) уровня необходимо добыть 80 животных из 174 разновидностей!

Вся система наград SCI напоминает мне грандиозный бизнес-план по стимулированию международной коллекционной охоты. Попав в сети этих программ, вольно или невольно охотник становится участником гонки за наградами. Тебя стимулируют табличками за каждое добытое животное хотя бы бронзового уровня. Отдельные трофеи попадают на страницы журнала и газеты SCI. Лучшие трофеи ежегодно удостаиваются специальных поощрений. И так из года в год, пока охотник не закрывает очередной «шлем» или «круг».

Регистрация каждого трофея, изготовление табличек и наград, разумеется, способствует обеспечению финансовой состоятельности самого клуба «Сафари». Но в глобальном плане не будет преувеличением сказать, что программа наград помогает развитию охоты во многих странах мира как средства сохранения дикой природы и её биоразнообразия.

Всё это, конечно, хорошо, скажет наблюдательный читатель, но вот как быть с тем, что сама охота за трофеями, которые и приносят в итоге награды, вызывает во многих странах мира сильное неприятие в обществе? И с этим наблюдением трудно не согласиться, при всей моей любви и приверженности к трофейной охоте.

Охотничьи награды: да, но…Мы видим, как болезненно, если не сказать истерично, часть общества реагирует на любую фотографию трофея в социальных сетях. Последняя история с травлей зоошизой Татьяны Баулиной за опубликованную ею фотографию с законно (!) добытым на Алтае козерогом у всех у нас на памяти и устах.

Уверен: охотничьему движению придётся перестроиться, если оно хочет сохраниться в стремительно меняющемся мире, и эта внутренняя перестройка должна затронуть и программу наград.

Неслучайно в лексиконе всё большего числа международных охотничьих организаций не находится места самому понятию «трофейная охота». Ему на смену приходит другая терминология. Сегодня речь предпочитают вести о природоохранной или природосберегающей охоте (на мой взгляд, абсолютные синонимы), о «сохранении через охоту» (conservation through hunting). И это совершенно правильно, так как приоритетом охотничьего движения сегодня (даже лексикологически) должно быть сбережение дикой природы и её обитателей, а не пьедесталы почёта.

И также неслучайно, что в статутах самых престижных международных охотничьих объединений важнейшим фактором успеха наряду с количественными показателями признаётся личный вклад номинанта на награду в сохранение дикой природы и благотворительность, связанную с потребностями охоты.

Думаю, и у нас в России ведущие охотничьи объединения (Росохотрыболовсоюз, КГО, московский клуб «Сафари») должны учредить новые награды, направленные на поощрение и стимулирование дичеразведения, восстановление популяций, регулирование численности хищников и т. д. Появление таких наград отвечало бы вызовам времени, с которыми мы должны справиться, если хотим сохранить за охотой будущее.

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, декабрь 2021

508