Безопасность немецкой охоты: «Как они тут все друг друга не перестреляли?»

Тема номера
Безопасность немецкой охоты: «Как они тут все друг друга не перестреляли?»

Первое, на что обращает внимание любой внимательный охотник, приезжая в Германию, – на охотничьи вышки. Они стоят буквально повсюду: рядом с автобанами, парками, прогулочными дорожками, иной раз в черте населённого пункта. Причём вышки явно рабочие, со следами свежего ремонта, а то и вовсе передвижные, только что установленные. Невольно возникает мысль: «Как они тут все друг друга не перестреляли?»

Менталитет? Дисциплинированность и законопослушность немцев не стоит переоценивать. Обычное дело – услышать от человека, который заказывает третью кружку пива, хотя ему ещё домой за рулём ехать: «Ничего, я знаю окольные пути, где полиции не бывает». Другое дело – сильно развитое чувство личной ответственности, которое вырабатывается ещё с начальной школы, где «домашку» почти не проверяют, но уже к концу второй четверти до всех доходит, что не делать – себе дороже.

Правила – всего, в том числе охоты – по большей части рациональны и написаны с точки зрения безопасности. В частности, там, где высока вероятность «выхода под выстрел» не только оленя, но и туриста, охотиться не с вышки, а просто притаившись под кустом, просто запрещено. И дело как раз в том, что что выстрел с вышки направлен вниз: даже при промахе пуля не улетит за линию видимости, а попадёт в землю. Незнание правил практически исключено. Как известно, немецкий «охотминимум» почти эквивалентен средне-специальному профессиональному образованию, получить его непросто и недёшево. Что само по себе дисциплинирует: потратив пару лет и несколько тысяч евро на обучение, как-то не хочется его терять. Не говоря уже об охотничьем участке неподалёку от постоянного места жительства – это отдельная история.

Опасно ли охотиться?

В 2011 году Национальная ассоциация стрелковых видов спорта США опубликовала исследование, в котором утверждалось, что ружейная охота – один из самых безопасных видов спорта. Количество несчастных случаев оценивалось в 50 на 100 000 участников, что в 25 раз безопаснее, чем езда на велосипеде. Подробные данные на сайте организации отсутствуют, но другие исследования говорят о похожих цифрах: до 100 несчастных случаев на 100 000 участников всего, из них около 3 – с летальным исходом. Для сравнения: смертность в результате ДТП составляет около 9 человек на 100 000 населения в год в Европе и около 12,5 на 100 000 – в США.

Не падай!

Львиная доля несчастных случаев на охоте связана с падениями с высоты. Разумеется, здесь надо сделать поправку на то, что большая часть статистики приходит из США, где одна из самых популярных разновидностей охоты – с портативного, монтируемого на деревьях, лабаза (tree stand). Впрочем, и с основательными европейскими вышками надо быть бдительным. Совсем недавно в Австрии 19-летний юноша, проходя ночью мимо охотничьей вышки, не удержался от соблазна на неё залезть. Его тело нашли на следующее утро: согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, он не удержался на лестнице и упал головой вниз, получив несовместимые с жизнью травмы. В Германии падения составляют порядка 30% всех происшествий на охоте, в Швейцарии – больше половины, правда, падают там обычно со скал.

Безопасность немецкой охоты: «Как они тут все друг друга не перестреляли?»

Кстати, о квартирном вопросе. В Германии почти невозможно встретить бетонные джунгли а-ля Москва. Даже крупные по местным меркам города (порядка полумиллиона жителей) обычно состоят из агломерации пригородов, больше похожих на деревню. Дома в девять этажей тут редкость, а у квартир нет номеров – на почтовых ящиках пишут фамилии жильцов. Сказать, что все друг друга знают, всё-таки будет преувеличением, особенно там, где каждый четвёртый родился за пределами Германии. Но, скажем, продавец в винной лавке, скорее всего, в курсе, кто на районе охотник и даже когда тот что-то добыл (догадайтесь почему). И что точно знают все постоянные жители – где стоят вышки и почему в полнолуние мимо них лучше не гулять. Именно для этого вышки располагаются открыто, на всеобщем обозрении. Для самих охотников это не очень удобно: в последнее время среди защитников прав животных широко распространена практика эти вышки сжигать, разрушать, а то и подпиливать с таким расчётом, чтобы залезающий на них охотник получил травму. Но если бы вышки пытались маскировать под окружающую растительность, было бы много хуже.

Охотники, в свою очередь, с уважением относятся к интересам соседей. Это проявляется, в частности, в том, что на вышке никто не сидит круглые сутки. В густонаселённой местности на вышку садятся за пару часов до рассвета и берут зверя в предрассветных сумерках. Когда встанет солнышко и собачники, владельцы горных велосипедов, любители скандинавской ходьбы и другие мирные жители допьют свой утренний кофе и выйдут в божий мир, косуля будет уже висеть в холодильнике, и лишь Дерсу Узала или бушмен-трекер определит, что на этом поле сегодня кто-то кого-то убил.

Микробы атакуют

Не ходите, дети, в Африку охотиться на обезьян с местными браконьерами: от приматов можно подцепить много всякой гадости, включая лихорадку Эбола и ВИЧ, особенно если подранок тебя тяпнет. Но и в цивилизованных местах риск заражения опасным заболеванием от добытого зверя или птицы существенно выше нулевого. Про трихинеллёз и туляремию мы знаем, есть и другие болячки. В США и Канаде зафиксированы заражения токсоплазмозом после употребления в пищу оленины. В Германии – гепатитом Е от кабанов, в Австралии – бруцеллёзом от одичавших домашних свиней. По данным испанских исследователей, благородный олень и дикий кабан могут переносить туберкулёз, причём если в диких популяциях риск невелик, то в вольерных охотхозяйствах он существенно возрастает. Зато птичьего гриппа, кажется, можно не опасаться: математическое моделирование показало, что риск заразиться им от дикой птицы имеет вероятность, мало отличимую от нуля.

Берегите сердце!

Область сердца – не только оптимальная цель для выстрела, но и ведущая причина смерти среди охотников. Так, согласно данным одного из исследований, чаще, чем на боли в области сердца, при обращении к врачу охотники жаловались только на ножевые порезы. За 9 лет на северо-западе штата Колорадо, где проводилось исследование, было зарегистрировано 7 случаев смерти охотников в результате сердечно-сосудистых заболеваний, и лишь 2 – по причине несчастных случаев с огнестрельным оружием и ДТП! Кардиологи провели эксперимент, повесив датчики, мониторящие состояние сердца, на охотников-добровольцев. Почти у всех участников эксперимента при виде оленя пульс устремлялся в значения, характерные для предынфарктного состояния. Ещё хуже оказывалась ситуация, когда растренированный городской охотник пытался вытащить из леса добытого-таки зверя. Так что следите за сердцем и запишитесь уже в спортзал!

Безопасность немецкой охоты: «Как они тут все друг друга не перестреляли?»

Косуль на своём участке охотник знает почти что поимённо: кто уже набрал трофейные кондиции, кому надо дать годик подрасти, а кого по возможности отстрелять до гона, чтобы не портил своими короткими и кривыми рожками генофонд. И к охоте у него совсем другое отношение, чем у воскресного охотника в иных странах, который вырвался из города раз в сезон и должен закрыть лицензию непременно сегодня. Взять первого попавшегося зверя любой ценой – об этом речи не идёт. Перед выстрелом охотник будет долго разглядывать – благо сейчас по всей Германии разрешено использование тепловизоров и приборов ночного видения, – тот ли козлик перед ним или не тот. А заодно несколько раз убедится, действительно ли это косуля, или это особо романтически настроенная парочка пристроилась под кустом…

Безопасность немецкой охоты – вещь системная. Она обеспечивается не каким-то одним конкретным решением. Не существует волшебной немецкой таблетки, которую заглотил – и вес снизился, мочеиспускание нормализовалось, а волосы стали мягкими и шелковистыми. Есть кумулятивный эффект от нескольких факторов, каждый из которых сам по себе мало что решит, но зато усиливает действие других, и все они вместе складываются так, что снижают риски почти до нуля. И лучшим доказательством этого служит стресс-тест 2020 года, когда лишённые возможности поехать куда-нибудь за границу или на побережье немцы массово пошли гулять по охотничьим угодьям. Несмотря на это, количество несчастных случаев не выросло.

Трёхфакторная идентификация

Всякий уважающий себя охотник без запинки оттарабанит: «Нельзя стрелять по неясно видимой цели!» И каждый год десятки человек по всему миру прощаются с жизнью в результате именно таких выстрелов. Наше воображение – великий льстец; если ты очень хочешь увидеть оленя, то оно тебе услужливо дорисует недостающие черты, превратив белый носовой платок в пятно под хвостом, звук сморкания – в предупреждающий всхрап, а раскачиваемые стволом закинутой за плечо винтовки ветки – в рога (реальный случай из Новой Зеландии, закончившийся летальным исходом). Для предупреждения таких случаев нужно взять себе за правило никогда не принимать решение о выстреле на основании данных только из одного «источника»: только глазами или только через оптический прицел. В идеале идентификация должна быть как минимум трёхфакторной: невооружённым глазом; через бинокль, ПНВ или тепловизор; и лишь в последнюю очередь – в прицел.

Старикам здесь не место?

Есть мнение, что несчастные случаи – удел молодых и неопытных. Статистика говорит об обратном. По данным многих исследований, за большую часть несчастных случаев несут ответственность люди в возрастных группах 40–49 лет и 50–65 лет, описывающие себя как «опытных охотников». Это касается и Новой Зеландии, где каждый год кто-то попадает в товарища по охоте, хотя думал, что стреляет в оленя, и падающих с лабазов охотников в США, и статистики случайных выстрелов в Германии. С возрастом ухудшаются физические кондиции, зрение и слух, но охотник отказывается сам себе в этом признаваться: я-де ещё молодой, и опытный, всё знаю, что со мной может случиться? А вот самая старшая группа, 65+, в статистику попадает реже всех. Будьте мудрее!

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, ноябрь 2021

380