Тянь-шаньский козерог, или Невероятное спасение одной охоты

Охота за рубежом
Тянь-шаньский козерог, или Невероятное спасение одной охоты

Вы когда-нибудь испытывали состояние «обухом по голове»? Вот так, чтобы дар речи – как отрезало, в глазах звёздочки, а под ногами неотвратимо разверзается бездна? Думаю, нет. Потому что вряд ли кто-то из вас, получая в полпятого утра свой карабин в аэропорту Бишкека, вдруг обнаруживал, что он… без затвора!

Затвор! Чёрт, где затвор?! Как можно было несколькими часами ранее минут сорок болтать с инспекторшей СБ «Шереметьево», принимавшей вот этот самый карабин, и не заметить, что в нём отсутствует одна из главных частей? Как она не заметила? Как не заметила другая «капитанша», забиравшая оружие на борт? Чёрт, чёрт! Любой мужик сразу бы заметил, а мы… Да, а мы всё это время обсуждали детей, школу, родительские собрания и прочее сопутствующее бытовое. Это когда до рейса было ещё часа четыре с лишком – я ведь очень предусмотрительно заранее приехала в аэропорт, чтобы никаких проблем не возникло с ПЦР-тестом. И вот теперь… Теперь я прилетела в Киргизию, на главную свою охоту года, по сути, без оружия!

«Нурлан! У меня проблемы! – пишу организатору, – Я прилетела без затвора! Ты не знаешь, где можно достать затвор от „Тикки“?!» Чёртов затвор… Чёртовы сборы, как обычно, за 20 минут, когда я вдруг обнаружила, что патронов-то у меня в обрез, и попросила знакомого помочь с релоадингом. «Что-то ствол у тебя пыльный…» – сказал он, когда необходимый десяток патронов был собран. «Пыльный? Ну так вот шомпол», – бросила я на автомате, наспех собирая в тот момент сумку с вещами. «Привет! – пишу я из Бишкека в пять часов утра по местному времени, в два ночи по Москве. – Ты куда затвор сунул?»

Тянь-шаньский козерог, или Невероятное спасение одной охоты

Видимо, рингтон «Ватсапа» разбудил его, и через некоторое время приходит ответ: «Затвор?.. В коробку положил». В коробку с ружейной химией, а винтовку – левой стороной вверх, так я её в чехол не глядя и сунула. «Думаю, нигде, – отвечает Нурлан. – Ну ты даёшь. Может, кто-то из иностранцев тебе свою даст, как отстреляется? Хотя наверняка не уверен». Нас трое охотников: я, молодой мексиканец и дедушка-американец, он ещё не прилетел. В прострации листаю «мордокнигу»: о, кто-то из фейсбучных друзей-охотников летел тем же рейсом. Хватаясь за любую соломинку, пишу в личку: «Привет! Одним рейсом летели. У меня проблемы. Не знаешь, где взять затвор от „Тикки“?» Конечно, не знает, тем более в три часа ночи…

Вот так начиналась эта охота. Утром прилетел американец, и нас всех втроём повезли на юго-восток, куда-то за Иссык-Куль в горы. Пять часов по всё более тряским и тряским дорогам, телефон уже практически не принимает, и тут приходит уведомление в ФБ: «Вам пытались дозвониться». Хватаясь за соломинку, прошу остановиться где-нибудь, где связь прорезается. Созвон: «Есть затвор от новой „Финлайт“». – «Стоп! „Финлайт“?! Точно? Это же „Сако“ – он не подойдёт. Мне нужен от „Тикки“…» – «Так, сейчас уточню…» И через пять минут: «Всё! Точно есть от „Тикки“! Тебе передадут!» Логистика этого тринадцатого подвига Геракла, заслуга которой целиком и полностью на организаторе охоты, достойна отдельного описания.

Тянь-шаньский козерог, или Невероятное спасение одной охоты

150