«Большой бекас» Аквитании: зарисовки французского вальдшнепятника

Охота за рубежом
«Большой бекас» Аквитании: зарисовки французского вальдшнепятника

Чем замечателен его величество вальдшнеп? Вы, конечно, скажете, что этот скрытный и ещё малоизученный лесной кулик доставляет невероятную радость от таких разных весенних и осенних охот. И будете правы.

Вы также скажете, что вальдшнеп – это поэтика весенних закатов, описанных у Тургенева и Толстого. А ещё это удивительные по красоте работы собак в опавшем осеннем лесу в дождливый, сумрачный день. И тоже будете абсолютно правы!

Для меня вальдшнеп – это ещё про путешествия. Да какие! В средней полосе России я гонялся за вальдшнепом не хуже, чем за теми же гусями: от Московской и Рязанской до Кировской области и Крыма. В Великобритании, где я живу последние годы, я изъездил в его поисках Уэльс и Шотландию. Сегодня же мы отправимся в гости к заядлому вальдшнепятнику Бенуа Жамету в сердце Франции – в город Лимож, столицу фарфорового ремесла, в регионе Новая Аквитания на юго-западе страны.

«Большой бекас» Аквитании: зарисовки французского вальдшнепятника

Бенуа охотится на «большого бекаса», как называют здесь вальдшнепа, с 1995 года – с легавыми собаками. Первые два года он охотился с немецким браком, а спустя два года увлёкся французскими браками и остаётся верен этой породе до сих пор. Глядя на карту Франции, сразу понимаешь, что регион Лиможа находится на пересечении нескольких путей миграции вальдшнепов. Здесь часто пересекаются пути миграции русских и скандинавских птиц. Кулики, проводящие весну и лето в России, начинают миграцию в октябре и летят через территорию Беларуси, Польши и Германии, откуда направляются в Великобританию или летят через Францию и Испанию в Северную Африку. Вальдшнепы Финляндии, Швеции и Норвегии летят другим коридором через территорию Дании и Германии, откуда опять-таки перемещаются на зимовку или в Соединённое Королевство, или во Францию. Первых вальдшнепов Бенуа замечал уже в сентябре, хотя он затрудняется сказать, местные ли это птицы или особенно ранние мигранты.

Регион вокруг Лиможа очень разнообразен: есть тут и болота, и большие лесные холмистые массивы, что довольно редко для Франции. Птицам есть где спрятаться и кормиться. С 15 октября начинается более активная фаза миграции. Сначала появляются птицы родом из Германии и Дании. Позднее к ним подсоединяются русские и скандинавские кулики. Пик миграции, по многолетним наблюдениям Бенуа, приходится на 10–25 ноября. Мои записи не сильно отличаются от наблюдений Бенуа: примерно в это же время я попадал на лучшие прилёты куликов в Великобританию. Направление ветра и луна особенно сильно влияют на миграцию: если в России и Восточной Европе тепло и преобладает встречный западный ветер, то миграция может не состояться до декабря и даже до января.

«Большой бекас» Аквитании: зарисовки французского вальдшнепятника

После прилёта во Францию птицы держатся в основном кромки дорог, лесов и высоковольтных линий. После 25 ноября некоторые птицы начинают откочёвывать южнее – в Испанию или Марокко. Некоторые кулики остаются на зимовку в Лиможе. При этом погода активно влияет на перемещение вальдшнепа. Если в Шотландию или Уэльс приходят заморозки, птицы перемещаются в Европу. Если в Испании стоит сильная засуха, то птица перекочёвывает севернее, в более влажные угодья. Если во Франции выпадает снег, то птица начинает перемещаться очень активно и приходит в Лимож из северных регионов. В прошедшем сезоне у Бенуа снег держался в горных массивах и на холмах на высоте более 600 метров около 40 дней – это очень большая редкость для Франции. И все эти недели у Бенуа были неплохие охоты ниже линии снега, где кулики могли добыть корм из влажной земли.

Благодаря значительным осадкам в прошлом сезоне кулики держались в регионе, где охотится Бенуа, весьма охотно. А вот три года назад в Лимож пришла засуха – куликам это совсем не понравилось, и они быстро откочевали в более северные или южные регионы. В результате сезон получился очень посредственный. Но, говорит Бенуа, он считает, что всё равно находится в более привилегированном положении, чем некоторые его друзья, живущие на юге Франции.

Хуже всего приходится охотникам в районе Марселя. Климат там становится всё более и более засушливым, дожди идут всё реже и реже, а встреча с куликами – всё большей редкостью. Регион Бордо птицы по-прежнему любят. Там много влажных дюн недалеко от океана. Провинции Бретань и Нормандия остаются столицей вальдшнепиных охот Франции благодаря очень мягкому климату и частым осадкам из-за близости Гольфстрима.

«Большой бекас» Аквитании: зарисовки французского вальдшнепятника

Что такое хорошая охота на вальдшнепа во Франции? По словам Бенуа, на юге Франции неплохим будет считаться день, когда охотнику и его собаке встретятся две-три птицы. В угодьях вблизи Лиможа встреча с пятью куликами будет считаться удачной. Семь птиц – это уже много. Самый везучий день у Бенуа был несколько лет назад в Бретани, когда он поднял 15 птиц за день. С точки зрения российского охотника большинство таких дней будут считаться слабыми. Подъём трёх вальдшнепов за день никак богатым днём не назовёшь. Пятнадцать подъёмов – это, конечно, уже неплохой день. Но, скажем, по меркам Уэльса и Шотландии день уж точно не королевский. Мне случалось поднимать более тридцати птиц за день, а один раз – около сорока.

Справедливость ради надо сказать, что Уэльс и Шотландия считаются столицей вальдшнепа в Европе наравне с Ирландией. Может быть, есть где-то места получше – я, например, не имел возможности изучить, как обстоят дела с охотой на североамериканского кулика. Но в Европе Франция стоит, наверное, на втором месте после Скандинавии и Британских островов по качеству охоты на лесного кулика.

Важно, с моей точки зрения, рассказать про лимиты добычи кулика во Франции. Слишком распространено у нас ошибочное убеждение, что во Франции «нашего вальдшнепа» бьют нещадно без ограничений. Так вот – Бенуа может стрелять не больше трёх бекасов в день и не больше 30 за сезон. В других регионах добыча ограничена 15 птицами за сезон. Понятно, что кулик не кабан. Можно спрятать тихонько в рюкзак и сказать, что ничего не добыл. Охотничьи власти это хорошо понимают, поэтому используют другие ограничения, которые намного тяжелее обойти.

«Большой бекас» Аквитании: зарисовки французского вальдшнепятника

В некоторых регионах охота ограничена одним днём в неделю. Переместился, скажем, вальдшнеп из Англии из-за заморозков и скопился в Бретани. Казалось бы, идеальные условия для охоты. Однако если охотиться можно только по понедельникам, то не факт, что птица задержится ещё на неделю до следующего понедельника. «Схитрить относительно дней охоты просто невозможно. Никто не пойдёт гулять с ружьём в запрещённый день. Тебя сразу заметят и оповестят об этом власти. А наказанием будет конфискация лицензии на оружие на пять лет и изъятие автомобиля», – говорит Бенуа.

Как уже рассказывал Бенуа, бекасы, остающиеся на зимовку в Лиможе, уходят вглубь лесных массивов и после 15 декабря и до отлёта обратно в Россию и Скандинавию в марте перемещаются крайне редко. При этом после середины декабря вальдшнеп значительно «умнеет». Во-первых, к этому времени на зимовку подтягиваются самые старые и опытные особи, которые летят позднее молодняка. Во-вторых, кулик начинает разбирать звуки колокольчика, повешенного на шею собаки. Пришёл охотник в угодья – а вальдшнеп уже оповещён звоном колокольчика и ретируется в другой лесок, от греха подальше. Для меня рассказ Бенуа стал неожиданностью.

Я много раз видел в России работу собак с колокольчиками по вальдшнепу и даже не предполагал, что кулики могут привыкать к звукам и различать их. Бенуа уверяет, что это зависит от количества охотников и продолжительности «обучения» птиц. Понятно, что в России и птица по осени молодая и неопытная, и прессинг охотников не столь велик. «Во Франции мы говорим, что умная собака работает лучше, чем собака с уникальным нюхом», – добавляет Бенуа. По его словам, охотиться на только прилетевшего кулика в начале сезона вдоль опушек не составит труда даже молодой собаке. А вот в середине и конце сезона, когда кулики становятся очень пугливыми и знают наизусть территорию зимовки, охотиться хорошо под силу только опытной собаке.

«Большой бекас» Аквитании: зарисовки французского вальдшнепятника

Чем сильнее ветер, тем, например, аккуратнее должна работать собака. Во Франции девять из десяти собак на охотах по вальдшнепу – это легавые. Одна из десяти – спаниели или лабрадоры. Среди легавых самая распространённая порода – английские сеттеры. Они выносливы, а территорию надо покрывать большую из-за того, что птицы немного. Пойнтеры слишком нежны для колючек и кустарников.

По мнению Бенуа, сеттеры, конечно, прекрасны своей стойкой и широтой поиска, но он считает, что в последние годы слишком большой упор делается на красоту в ущерб эффективности. В результате собака слишком часто «тужит» и «пустырит». Может быть, птица в угодьях и есть, но перемещается она настолько быстро, что собака не успевает как следует встать по ней. Вообще, отношение среди французских охотников к линиям собак, разведённых для филдтрайла, неоднозначное. Казалось бы, это прекрасные легавые с широким поиском. Но навыки их очень далеки от реальных охотничьих требований. Так что многие собаки для охоты подбираются не обязательно из известных питомников, но и от небольших разводчиков, особенно для таких малоизвестных за пределами Франции пород, как французский брак.

«Большой бекас» Аквитании: зарисовки французского вальдшнепятника

Бенуа говорит, что после того, как он попробовал охотиться с французским браком, он понял, что эта порода очень легко поддаётся дрессировке, вынослива, не боится холода или жары и всегда подходит к птице на один-два метра вместо того, чтобы останавливаться в 15–20 метрах от неё. «Для меня близкий подход к птице означает, что собака умеет пользоваться своим носом», – говорит Бенуа. И здесь я с ним полностью согласен. А вот дальше мы с Бенуа немного расходимся во взглядах. По словам Бенуа, после подхода собака никогда не должна поднимать птицу на крыло на подскоке. Даже если кулик сидит в непроходимом кустарнике. Этим должна заниматься команда охотников, считает Бенуа.

– Что же делать, если команда не может подобраться? – спрашиваю я.

– Мы можем бросить в сторону птицы пустую гильзу или какой-нибудь обрубок палки. Пошуметь. Наконец, просто ждать, – говорит Бенуа.

Я понимаю, что дело, наверное, в том, что кустарник кустарнику рознь. В Крыму такой метод просто не сработал бы из-за плотности кустарника. Там для охоты пригодны только собаки, именно поднимающие птицу на крыло. А с другой стороны, и слава богу! Перефразирую старую поговорку: что русскому (легашатнику) хорошо, что французу... не очень. Тем и славна охота!

Все статьи номера: Русский охотничий журнал, август 2021

531