Кирпич, ружья… и киты. О чистке оружия

Боец-охотник
Кирпич, ружья… и киты. О чистке оружия

Многие читатели если не в добровольном, то уж наверняка в принудительном (в рамках школьной программы) порядке читали повесть Лескова «Левша».

Для тех же, кто сумел этого избежать или давно забыл содержание, напомним финал:

«...Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни бог войны, они стрелять не годятся.

И с этою верностью левша перекрестился и помер.

Мартын-Сольский сейчас же поехал, об этом графу Чернышеву доложил, чтобы до государя довести, а граф Чернышев на него закричал:

– Знай, – говорит, – своё рвотное да слабительное, а не в своё дело не мешайся: в России на это генералы есть.

Государю так и не сказали, и чистка всё продолжалась до самой Крымской кампании. В тогдашнее время как стали ружья заряжать, а пули в них и болтаются, потому что стволы кирпичом расчищены.

Тут Мартын-Сольский Чернышеву о левше и напомнил, а граф Чернышев и говорит:

– Пошёл к чёрту, плезирная трубка, не в своё дело не мешайся, а не то я отопрусь, что никогда от тебя об этом не слыхал, – тебе же и достанется.

Мартын-Сольский подумал: „И вправду отопрётся“, – так и молчал.

А доведи они левшины слова в своё время до государя, – в Крыму на войне с неприятелем совсем бы другой оборот был.»

Кирпич, ружья… и киты. О чистке оружия

Отметим, что вряд ли историю про чистку ружей кирпичом Лесков придумал самолично. Скорее всего, он просто таким образом интерпретировал весьма распространённый в тогдашнем обществе миф, что едва ли не главной причиной поражения стало превосходство союзников в стрелковом оружии. Между тем у Е.В.Тарле в его «Крымской войне» чистка упоминается лишь как одна из причин в очень длинном ряду:

«...Готовы ли мы к войне? По совести говоря: нет, далеко не готовы! Во-первых, мы дурно вооружены.

Наша пехота снабжена гладкоствольными ружьями, винты которых большею частию нарочно расшатаны для лучшей отбивки темпов... а внутренность стволов попорчена... чисткой; от этого наши ружья к цельной стрельбе совершенно непригодны. Всего по 96 человек на батальон имеют бельгийские штуцеры, но малопригодные. Затем у нас очень мало людей, умеющих стрелять, так как этому искусству никогда не учили толком, систематически, никогда не употребляя по назначению порох, отпускавшийся в ничтожном... количестве для практической стрельбы, а раздаривая большую его часть знакомым помещикам или продавая за деньги.

Затем, другим оружием пехота не снабжена, так как нельзя же без шуток считать оружием тесаки, болтающиеся сзади у унтер-офицеров и солдат... Тесак решительно ни к чему не пригоден. Вообще говоря, ни солдаты, ни офицеры не знают своего дела и ничему не выучены толком... У нас все помешались, что называется, исключительно на маршировке и правильном вытягивании носка».

529