Автобизнес: год в условиях ковида

Транспорт охотника
Автобизнес: год в условиях ковида

29 марта 2020 года началась самоизоляция в нашей стране в связи с распространением опасной заразы COVID-19.Оставайтесь дома! Не выходите! Не контактируйте! И т. д. и т. п. Помните, было такое? Сейчас 2021 год, и ровно год с небольшим прошёл с того момента, как мировая зараза захлестнула в полной мере и нас.

Несомненно, за этот период произошли изменения во всех областях человеческой деятельности. Понятно, что пресс самоизоляции и ограничений спал и привнёс некоторую динамику в мир продаж автомобилей (я говорю конкретно про Россию). Если в 2020-м в апреле все сидели на удалёнке, то сейчас, конечно, такого не наблюдается. Приспособились! А как приспособился, даже, скорее, изменился мир в автобизнесе, а именно в продажах автомобилей? Попробую рассказать.

Если начать с общего, то в апреле 2021-го продажи рванули вверх! Всё просто: год назад из-за удалёнки всё остановилось, а сейчас – «восстановилось». Разница между показателями оказалась колоссальная, цифры стали космическими: апрель 2020 года – 38 922 автомобиля, апрель 2021 года – 151 964 автомобиля. + 390% роста к предыдущему году по результатам апреля! Все же работают в штатном режиме, дома не сидят и на работу ходят.

…Теперь подробнее про внедорожники – то, что нашему брату интересно более всего. По сути, рынок внедорожников схож с рынком остальных машин, производители одинаково выпускают и те, и те. Сейчас относительно всё стабильно: продажи из месяца в месяц, нет рывков и скачков вверх или вниз (не сравнивать с предыдущим «закрытым апрелем»), однако есть одно «но»! На мой взгляд, это тактика производителей – и их можно понять. Это же бизнес, и цель любого производителя машин – заработать деньги. Если раньше, до 2014 года, любой покупатель приходил в автосалон и на стоянке выбирал из множества машину, которую хотел купить, то сейчас ситуация кардинально другая. Дефицит, причём у всех (я, опять же, про российский рынок продаж): машин нет, надо ждать, зачастую от 3 до 6 месяцев. Почему так происходит? Объяснение есть, и довольно несложное.

Автобизнес: год в условиях ковида

Ковид принёс изменения, связанные с закрытием границ, усложнением поставок комплектующих для производства машин, а как следствие, и удорожанием всех сопутствующих услуг (объёмы-то упали). Основополагающий фактор – финансовая нагрузка на дилера. Даже если навыпускает завод много автомобилей, а реализовать-то их как?.. Дилеры покупают машины у производителя, и им (дилерам) необходимо продать их населению, а у населения доход упал, не восстановился и как минимум нестабилен. Как следствие, нельзя точно спрогнозировать весь этот финансовый поток, ну или можно, но в условиях нынешнего времени присутствуют большие риски, чем были ранее. И даже если завалить машинами весь рынок, то где гарантии, что они не зависнут на складах у дилеров? А это заморозка денег и «слив» для высвобождения активов! Кому это надо? Автобизнесу – точно нет, ибо это не ведёт к заработку, как минимум эффективному заработку.

А покупатель за предыдущую пяти-семилетку уже привык приходить в автосалон как на базар и торговаться. Но это невыгодно ни производителю, ни тем более дилеру. И заводы избрали другую тактику – «лучше меньше, да лучше», т. е. выгоднее держать продажи в дефиците: меньше издержек, проще регулировать/прогнозировать расходы и, как следствие, заработок. Т. е. производитель в глобальном смысле даёт заработать продавцу (дилеру): какие могут быть скидки, если товар в дефиците? «Слива», какой бывал раньше, нет, но, с другой стороны, нет и прошлого объёма продаж (такого, какой был до 2014 года). Авторитейлеры адаптировались к изменённым условиям, и сейчас, не побоюсь этого слова, на первый взгляд наблюдается какой-то ажиотаж. Правда, только на первый взгляд (объёмы-то меньше). А покупатель – он же привык – требует скидок. И сейчас происходит переломный момент от «были скидки » до «скидок больше нет». Понятно, что скидки есть, они всегда присутствуют, но они не носят такого масштабного повсеместного характера.

Автобизнес: год в условиях ковида

Теперь о грустном. Дефицит порождает не только отсутствие скидок как таковых, но зачастую и манипуляцию, а именно завышение рекомендованной цены. Не то что бы обман, нет, просто если в наличии и есть свободный автомобиль, то он, как правило, более прибыльный для продавца, а именно с допами (дополнительными незаводскими опциями, установленными в дилерском центре). Где-то в разумном пределе, а где-то, возможно, и нет – всё зависит от востребованности машины на рынке. И это в рамках закона, ибо любой дилер – это коммерческая организация, целью которой является прибыль. Кого винить покупателю в сложившейся ситуации? Дилера, который накручивает? Производителя, который даёт мало машин? Ковид, который создал дефицит? Или, может, ещё кого? Вопросы риторические, каждый додумает по-своему. Но факт остаётся фактом, и в ближайшей перспективе ждать каких-то глобальных изменений в доступности автомобилей, на мой взгляд, не придётся.

Хотя есть один фактор. Он весомый. Расскажу отдельно, не переключайтесь! Речь о Китае. Он уже всюду. Шмотки уже не такие некачественные, электроника более качественная, вон телефоны только чего стоят. Мототехника сильно потеснила именитых канадцев (речь о квадроциклах), да и множество, огромное множество людей пользуется известной интернет-площадкой и никто не парится о качестве, ибо всему своя цена. А как же машины? Их черёд настал вслед за вышеперечисленным. Китайский автопром серьёзно нацелился на российский автомобильный рынок, и он, несомненно, бьёт в цель.

10–15 лет назад на российский рынок массово начали заходить корейские автопроизводители. Их воспринимали довольно прохладно: «Да ну, „кореец“ – лучше „японца“?», «Корея и автомобиль – не, не слышал, как-то не вяжется». А потом они начали вытеснять японцев с рынка, и очень даже вытеснять. Вот пример двух корейских и двух японских компаний суммарно: объём продаж «Тойота» и «Ниссан» в 2008 году – 336 513 машин, «КИА» и «Хёндэ» – 280 871 машина; а в 2020 году у японцев – 147 950 машин, а у корейцев – 365 168! Вот и съели! Что важно: в корейцев не верили именно из-за качества т. к. Япония была эталоном (умышленно не затрагиваю немцев), при этом ценник у них был на голову ниже японского автомобиля. Что сейчас? Корейский модельный ряд очень обширен, объёмы продаж обогнали японский автопром колоссально, а корейский ценник на данный момент практически равен японскому, а то и больше. И если посмотреть на это противостояние с высоты прожитых тех же 10–15 лет, что произошло с качеством? Может, качество у „корейцев“, выпущенных на начальном этапе, при том низком ценнике, относительно сегодняшнего состояния дел было лучше? Вам не кажется? Вопрос чисто риторический, вывод за читателем.

Автобизнес: год в условиях ковида

Так почему бы китайцам не пойти тем же путём? Сделать низкий ценник и качественный автомобиль (которому пока доверяет мало людей, как и корейцам 15 лет назад), а потом этот ценник догнать до среднего рынка? (Ну, когда доверие будет уже стопроцентным.) И вытеснить тех же корейцев, как они, в свою очередь, сделали с японцами… На мой взгляд, получается очень складно, хотя, опять же, данное мнение, возможно, не поддержит большинство. Посмотрим.

По большому счёту, сейчас новый автомобиль начинается от 1 млн рублей (наша «Лада» заряжённая уже так и стоит); далее от 1 до 1,4 млн – легковой бюджетный автомобиль корейского производителя (немцев умышленно снова не трогаю для целостности картины); от 1,3 до 1,7 млн – корейский компактный кроссовер и только от 1,8 и до 2,2–2,5 млн – среднеразмерный кроссовер японского или корейского производителя (всё уже давно производится в нашей стране). «Китай», аналогичный среднеразмерному кроссоверу, – от 1,4 до 1,8 млн в среднем: дельта от более именитых аналогов – 400–600 тыс. рублей, при этом с одинаковыми характеристиками, а иной раз и превосходящими –  как в техническом аспекте, так и в нетехническом (сервис, дилерская сеть, гарантия). А по дизайну так и вообще превосходят именитые аналоги как внешне, так и по оснащению внутри: автомобили выглядят новее и свежее. Для совершенствования необходима новая кровь, и она вовремя.

Русский охотничий журнал, июнь 2021

565
Adblock detector