Сергей Ястржембский. Проблемы и перспективы охоты в России

Персона
Сергей Ястржембский. Проблемы и перспективы охоты в России

Сегодня в гостях у «Русского охотничьего журнала» Сергей Владимирович Ястржембский, самый известный на сегодняшний день охотник в России. Человек, который стоял у истоков всех российских организаций трофейных охотников.

Сергей Владимирович до сих пор активно принимает участие в самых разных аспектах российской охотничьей жизни, начиная от взаимодействия с властными и законодательными органами и заканчивая общественно значимыми мероприятиями. Ко всему прочему, ездит на охоту сам и снимает очень интересные фильмы.

Михаил Кречмар (М. К.): Сергей Владимирович, мы в новой российской реальности живём больше 30 лет. Как вы думаете, как изменилась охотничья жизнь в России за это время? Не леса и поля, а именно российская охотничья жизнь?

Сергей Ястржембский (С. Я.): Вопрос для меня рубежный в том плане, что 30 лет назад я ещё не охотился. Первый свой выстрел я сделал на охоте в Словацкой республике, где служил послом России, это была охота на косулю, и было мне тогда 43 года. Как видите, моё приобщение к охоте было весьма запоздалое. Тем не менее кое-какие наблюдения у меня за этот период появились, поскольку и книги были написаны об охоте, и много статей, в том числе и в вашем журнале, за что спасибо. И было снято больше 10 фильмов о дикой природе и охоте.

Прежде всего, если брать ощущение атмосферы вокруг охоты, то она существенно ухудшилась, на мой взгляд. Она ухудшилась в мире и на глазах ухудшается в РФ, причём абсолютно незаслуженно. Потому что гонители охоты – люди очень эмоциональные, что как раз и является их недостатком, так как они ничего не понимают ни в охоте, ни, к сожалению, в дикой природе. Я имею в виду «зоошизу», радикальные «зелёные» организации, которых тысячи, которые поедают деньги спонсоров, но ничего не делают, по сути, для защиты дикой природы. Но это отдельный феномен, он мировой, увы. У этого феномена много причин. Когда я начинал охотиться, то подобного и близко не было ни в мире, ни в РФ. Это первое.

Второе – если сравнивать прошедший путь охотничьего движения, то могу сказать, что внутри охотничьего движения произошло расслоение, и довольно серьёзное. Расслоение не только по интересам охоты (кто по перу, кто по горному зверю, кто по равнинному и так далее), но и материально-экономическое. Внутри охотничьего движения появились люди с большим достатком, которые стали увлекаться трофейной охотой. У нас появилась трофейная охота, которая до исчезновения Советского Союза была в нашей стране никому не известна. Опять же, это явление с точки зрения развития тенденций в мировой охоте не новое.

Всё то же самое существует во всех странах мира, которые давным-давно установили правила игры внутри трофейной охоты. Но такого антагонизма, который я иногда вижу между так называемыми простыми охотниками и трофейными охотниками в России, в других странах мира не наблюдаю. У каждого есть свой бюджет, этот бюджет они используют в соответствии со своими интересами, и нет такого «большевистского» наследия в проявлении неприязни к своим соратникам по увлечению. У нас в стране это, к сожалению, присутствует. Это второе, общее замечание.

Сергей Ястржембский. Проблемы и перспективы охоты в России

62