Охотхозяйство «Вятский берег». «Сейчас все учатся уже у нас…»

Дела текущие
Охотхозяйство «Вятский берег». «Сейчас все учатся уже у нас…»

Есть ли охота в Татарстане? Меня как редактора «Русского охотничьего журнала» временами волновал этот вопрос – хотя бы потому, что очевидно было, что охота в Татарстане есть. Татарстан – крупный, богатый и разнообразный в ландшафтном и биологическом плане субъект Российской Федерации, так что плохо с охотой там не может быть по определению.

Поэтому мы с большим интересом приняли приглашение на итоговую коллегию государственного комитета Республики Татарстан по биологическим ресурсам. Коллегия проходила на территории охотничьего хозяйства «Вятский берег», расположенного неподалёку от Елабуги. На коллегии присутствовали как ведущие специалисты в области охотничьего хозяйства, так и директор охотдепартамента Республики Татарстан Фёдор Сергеевич Батков и вице-премьер Республики Рустам Камильевич Нигматуллин. Обсуждался широкий круг проблем – от особо охраняемых природных территорий до борьбы с браконьерством. Естественно, прозвучал и доклад хозяйства сделанный на коллегии управляющей делами хозяйства Гульниры Наильевны Пестерниковой.

Сам факт проведения такой коллегии на базе отдельного, пусть даже и очень продвинутичьего хозяйства не мог не привлечь нашего внимания и к самому хозяйству.

Персонал – 15 сотрудников: 5 сотрудников базы, 5 егерей и 5 сотрудников фермы. По итогам работы хозяйства за 2018–2021 год обслужено 1848 охотников, в том числе 24 зарубежных охотника. Несмотря на то что 2020 год в этом отношении выглядел не очень радужно, Гульнара Наильевна смотрит в будущее с оптимизмом – ещё бы, охотникам из Европы были обеспечены и обслуживание, и трофеи по высшему классу.

Охотхозяйство «Вятский берег». «Сейчас все учатся уже у нас…»

Также хозяйство приложило и прикладывает большие усилия, чтобы увеличить поголовье косули. Благодаря усиленным биотехническим мероприятиям и грамотно организованной охране численность этого зверя увеличилась до 150 голов. «Вятский берег» работает и над увеличением численности водоплавающей дичи. В хозяйстве есть небольшая птицеферма, из поголовья которой осуществляется выпуск до тысячи голов кряковой утки ежегодно. Надо сказать, что для консультации в «Вятский берег» приглашался известный эксперт по охоте и разведению водоплавающей дичи Дмитрий Мельник, «Школа охотничьего мастерства».

Сегодня одну из основных ставок управление сделало на развитие оленеводства. Такой популярный вид, как кабан, переживает в Татарстане, как и во всей России, не лучшие времена. И если сегодня его популяция в хозяйстве кажется процветающей, то все всё равно понимают: в любой момент над ней может свистнуть дамоклов меч африканской чумы свиней, и все усилия, направленные на увеличение численности, пойдут прахом. Поэтому руководство пригласило известного специалиста по разведению оленей в условиях фермы Андрея Подлужнова (кстати, постоянного автора нашего журнала), по проекту и при консультации которого на территории «Вятского берега» была создана настоящая оленеферма, на которой содержатся три вида оленей, предназначенных для содержания в вольере и интродукции в дикую природу: благородный олень, пятнистый олень и лань.

Принятие решения о развитии фермерского разведения оленей, строительство инфраструктуры для вольерной охоты и развитие предпосылок для выпуска зверей в природу – это долгосрочные вложения, причём серьёзные вложения: то, к чему в нашей стране не очень-то и привыкли. Это не только разведение самих зверей в специализированных вольерах, это и ведение племенной работы, приобретение подкормки, распашка и засев кормовых полей, приобретение сельхозтехники и многое-многое другое. Владельцы хозяйства готовы к тому, что финансово значимые результаты они получат лишь через несколько лет. А на начальном этапе затраты уже составили около 90 миллионов рублей.

Охотхозяйство «Вятский берег». «Сейчас все учатся уже у нас…»

Менеджеры «Вятского берега» посетили за прошлый, 2020, год более десяти хозяйств, занимающихся фермерским оленеводством, посмотрели и проанализировали ту работу, которую они провели у себя, и пришли к выводу, что Республика Татарстан и Елабужский район будут тем регионом, в котором можно успешно работать по данному направлению.

Куда же думают двигаться управляющие «Вятского берега» в этой ещё пока достаточно экзотической и малопонятной для России области?

  • Это охота (как трофейная, так и с целью выбраковки животных), в том числе в вольере.
  • Выпуск зверей в угодья с целью дикого разведения и обогащения фауны.
  • Продажа живых животных в другие хозяйства.
  • Выращивание животных в товарных целях – для получения мяса и пантов.

Достижение этих целей требует как специального комплекса мероприятий, так и строительства специализированных сооружений. Под территорию самой фермы отведено 55 га, под охотничий вольер – 250 га, поля для заготовки кормов – 45 га. В качестве сооружений инфраструктуры мы можем отметить раскол для работы с отдельными животными (это такой специально спроектированный загон для отлова, в котором оленей с минимальным стрессированием можно отделять от группы, проводить осмотр, вакцинацию и прочие процедуры ветеринарного обслуживания), зимник (8 загонов по 0,5 га); летник (10 загонов по 5 га), зимник для телят, ангар для кормов и 7 единиц сельскохозяйственной техники. Общая протяжённость ограждений фермы составила около 20 км, из них территория фермы – 12 км, а вольера для полувольного содержания – 7,4 км. Внушает? Внушает. В планах на 2022 год – создать такой же специализированный кластер для пятнистого оленя, в размере 400 га.

Охотхозяйство «Вятский берег». «Сейчас все учатся уже у нас…»

На данный момент общее количество оленей в хозяйстве составляет более 400 особей. Это 240 голов благородного оленя, 150 голов пятнистого оленя, 11 ланей. Пастбища, общая площадь которых составляет 40 га, планируется засевать многолетними травами. В планах увеличить к 2023 году общее поголовье до 800 животных, начать с 2022 года продажу мяса и дериватов и стартовать охоту на оленей в вольерах.

– Спортивна ли охота на оленя в вольере? – дискутируем мы с одним из управляющих «Вятского берега».

– В большом вольере в несколько сот га, включающем в себя элементы сложного рельефа, лес, кустарник и заросшие поля, – однозначно спортивна. Надо помнить ещё, что зверь на такой площади быстро осваивает местность и приучается пользоваться всеми её преимуществами, а приезжий охотник её практически не знает.

По окончании коллегии работники хозяйства устроили редакционной группе снегоходную экскурсию. За без малого два часа мы увидели четыре выводка кабанов, лося и косуль – что, разумеется, подкрепило нашу уверенность в том, что грамотно охотничье хозяйство здесь ведётся не только на ферме, но и по всей территории «Вятского берега».

– Как возникла мысль создать хозяйство именно здесь? – спрашиваю я у одного из руководителей. – Татарстан – большая республика, места много.

– Ну, мы здесь живём, здесь родились. В детстве я здесь, на берегу Вятки, провёл много времени, мой дед – охотник, мой отец – охотник. Второй мотив был – хотелось качественной охоты. Когда мы говорим «качественная охота» – это когда есть и зверь, и сервис. Тогда были и мои какие-то опыты трофейных охот. Но создание такого хозяйства – это отдельный большой кусок работы, при этом этот кусок работы неблагодарный. В общем, мы вышли на аукцион и купили это хозяйство, в частности эту базу. Возможно, если бы мы эту базу не переделывали, а строили с нуля, это было бы и проще, и дешевле, чем реконструкция всякого недостроя.

Тем не менее мы взялись за это и сделали. Я, кстати, рекомендую всем не покупать готовое, если можно, а самим грамотно спроектировать всю нужную инфраструктуру на ровном месте. И хорошо бы, чтобы кто-нибудь консультировал. Кто-нибудь, у кого есть опыт, потому что опыт этот всегда уникален и не описан ни в каких книгах. Например, если бы я занимался обустройством базы заново, с уже имеющимся у меня опытом, это было бы у меня совершенно по-другому. Хозяйство мы взяли в 2008 году, про оленей думали давно. Мы объехали много оленьих ферм и по итогу этого объезда поняли, что у нас для фермы есть всё: идеально подходящая земля, инфраструктура. Поэтому у нас с одной стороны – ферма, с другой – вольер, всё исключительно хорошо располагается.

– А с помощью каких биотехнических мероприятий вы поддерживаете численность копытных на основной территории хозяйства?

– В 2008 году это было «чистое поле», как и во многих других местах России: пол-лося и два кабана. Кабана мы нарастили за несколько лет путём охраны и переселения его из других хозяйств; гораздо сложнее была история с лосем. Потому что на территории самого хозяйства лось был, по сути, полностью отстрелян, а лось миграционный приходил и уходил обратно. Несколько лет назад у нас на зиму оставалось два лося. Сегодня же мы знаем, что у нас не меньше сорока голов, зверь стоит, никуда не уходит.

Охотхозяйство «Вятский берег». «Сейчас все учатся уже у нас…»

Здесь надо отметить и роль государства: в Елабуге построили деревоперерабатывающий завод, лес стали рубить-пилить, при этом и засевая вырубки свежим. Ну и подрост молодняка начался, что повысило привлекательность этих угодий для лося. Плюс соль – в буквальном смысле «засоливание» территории. Кладёшь буквально через каждые 200 м по солевой таблетке. Это всё работает на притормаживание зверя на территории. Кроме того, имеют значение жёсткая борьба с браконьерством и зоны покоя. В этих зонах мы делаем всё, чтобы лес оставался нетронутым, непроходимым. Сегодня уже сильным местом «Вятского берега» является охота на лося на реву. К нам приезжают европейские охотники, которые все возвращаются домой с достойными трофеями европейского лося. У нас и на кабана хорошо охотятся: средние трофейные клыки у нас от 25 см.

– Как вы относитесь к проблеме с АЧС?

– Много лет она обходила Татарстан стороной. Сейчас она пришла, мы будем принимать какие-то меры. Но развитие ситуации, увы, зависит уже не от нас.

– Как вы приходили к схеме внутрихозяйственного устройства? Вышки, солонцы, путики…

– Для меня мы к идеалу ещё не пришли. Потому что эта работа – стройка на всю жизнь.

– А как вы решили вопрос с местным населением?

– Если говорить о браконьерстве, то за 12 лет мы с браконьерством вроде бы справились, незарегистрированные ружья исчезли из оборота. Все охоты на копытных проводятся в сопровождении егерей, они максимально упорядочены.

– Что вы считаете сильной стороной вашего хозяйства?

– Сильной стороной являются наши егеря. Перспективы же хозяйства у нас сейчас связаны с улучшением сервиса и с развитием дичеразведения, в частности оленеводства. Я думаю, через 4–5 лет мы будем охотиться на пятнистого оленя в природе. Ну и будет спрос на вольерную охоту, спрос на эти охоты растёт. Постоянно будем работать над селекционным отстрелом, чтобы трофейные качества улучшались. Любую охоту можно научиться делать, было бы желание. Несколько лет назад я посылал егерей с требованием «Ревите лосем!» – тогда никто в Татарстане не умел этого делать. А сейчас все учатся уже у нас.

Русский охотничий журнал, май 2021

418