Охота на тяге – то, что хотелось бы, но пока не случилось

С полем!
Охота на тяге – то, что хотелось бы, но пока не случилось

С января 2021 года в России вступили в действие новые правила охоты. Значительные изменения коснулись весеннего сезона. Самое главное и обсуждаемое – это продление сроков охоты с подсадными утками на селезней. Теперь эта охота станет доступной в течение почти целого месяца, а где-то даже больше.

Потенциально большие, если не сказать революционные, изменения могли бы произойти и с другими видами весенней охоты. Речь о пункте 46: «Высшие должностные лица (руководители высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации при определении параметров осуществления охоты в охотничьих угодьях, расположенных на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, вправе провести разделение территории субъекта Российской Федерации на зоны (с указанием муниципальных районов) и установить различные сроки весенней охоты (каждый продолжительностью не более 10 календарных дней на глухаря, тетерева и вальдшнепа, а также продолжительностью не более 10 календарных дней для весенней охоты на иные виды пернатой дичи), в том числе в каждой из зон».

Он позволяет устанавливать различные сроки весенней охоты на гусей, глухаря, тетерева, а также вальдшнепа на вечерней тяге. Различные – это значит разнесённые друг от друга по времени. Например, открыли глухаря, через неделю – тетерева, ещё через неделю – открыли гуся, а не всё одновременно, как мы привыкли. Инициатива, мне кажется, совершенно правильная, её необходимость обсуждалась на протяжении значительного периода. Разнесённые сроки позволили бы снизить пресс на угодья, открывать охоту на каждый вид в оптимальные для размножения сроки. На глухаря и тетерева – в начале токования, когда ещё мало кур на току. Или, наоборот, в конце, когда большинство самок уже сидят на гнёздах, а к току активнее подключаются молодые и не участвующие в оплодотворении самок петухи.

Охота на тяге – то, что хотелось бы, но пока не случилось

Гуся можно было бы добывать тогда, когда основная (и очень незначительная) гнездящаяся часть поголовья уже пролетела. В общем, много чего можно было бы, не отдай федеральный центр в этой части инициативу регионам. Не то сейчас в регионах состояние, чтобы проявлять на свой страх и риск такого плана инициативы. Тем более беспрецедентные, поскольку реальных примеров такого разнесения таких коротких сроков охоты не было никогда ни у нас в стране, ни за рубежом. Тем более сама формулировка п. 46 допускает разночтения: то ли на глухаря, тетерева и вальдшнепа надо один (единый) срок устанавливать, то ли можно различные… Короче, на настоящий момент никто не захотел рисковать, и в этой части всё оставили как есть. А жаль.

И дело не только в большей рациональности весенней охоты на токах и на диких гусей. Разнесение сроков охоты открывало бы совершенно другие возможности и для любителей охоты на тяге – самой массовой весенней охоты. Каждую весну охотники (мало сведущие в биологии лесного кулика) сокрушаются, что вот опять открыли поздно – «весь вальдшнеп пролетел». И мало кто знает, что период лучших тяг наступает значительно позднее, чем закрываются охоты во всех регионах средней полосы.

Охота на тяге – то, что хотелось бы, но пока не случилось

Неслучайно всероссийский учёт вальдшнепа на тяге традиционно проходит 25 мая, тогда как охота у нас в Вологодской области закрывается обычно в районе 3–4 мая. А лучшие и самые стабильные тяги на севере области наступают уже в первой декаде июня. Так же и у восточных соседей, в Кировской области и в Коми: вальдшнеп после середины мая только начинает нормально тянуть. Нет, бывают, конечно, неплохие тяги и в сезон охоты, но редко. Даже при идеальной для тяг устойчивой погоде, когда тепло, тихо, пасмурно и сыро в течение нескольких дней, на них приходится обычно один заметный пик тяги, а остальное время летает относительно слабо. Относительно – потому что всё познаётся в сравнении.

Для большинства весенних охотников увидеть 10–15 птиц, из них 4–5 на выстрел – это уже большая удача. Но стоит оказаться в правильно выбранном месте через 2–3 недели, и можно чуть не каждый вечер наслаждаться токовыми полётами вальдшнепов, которых будет 30–40, а на выстрел 15–20. Самое интересное в интенсивности тяги – то, что она, судя по всему, зависит не столько от погоды, сколько от… географической широты местности. Да-да, пик тяг наступает одновременно по всей широтной полосе. Даже в Ирландии, где есть своя популяция постоянно живущего там европейского вальдшнепа и откуда вся основная зимующая птица уходит ещё в марте, пик интенсивности токового поведения наступает после 10 мая. Так же как в Московской области или Пермском крае.

Охота на тяге – то, что хотелось бы, но пока не случилось

Интенсивность токовых полётов лесного кулика достигает максимума не просто после того, как все мигрирующие птицы давно уже пролетели, а когда основная часть самок уже сидит на кладках. Вот тогда к тяге подключаются не только практически все доминантные самцы, остающиеся на тот момент без самок, но и часть самцов, имеющих более низкий социальный статус. Поэтому резко возрастает количество игрунков, бывает, что практически все птицы гоняются друг за другом, а в воздухе над большой поляной (зарастающим полем или вырубкой) может находиться одновременно до десятка птиц.

При этом С.Ю. Фокин в своей книге «Вальдшнеп и охота на него» неоднократно указывает на то, что всегда и везде в тяге участвует лишь незначительная часть самцов от общего количества. Он приводит в пример опыт, поставленный в одной из скандинавских стран, где в локальном лесу, в котором просто не могло быть подпитки вальдшнепами извне после окончания миграции, в течение нескольких недель группа охотников отстреливала тянущих вальдшнепов. Снизить интенсивность тяги даже массовым отстрелом не удалось: место добытых тут же занимали более молодые птицы с более низким социальным статусом.

Из этого (как и из многих других фактов) можно сделать вывод, что вальдшнепа в любом конкретном месте всегда на порядок больше, чем нам с вами удаётся увидеть или даже отработать с собакой. Поэтому в случае с лесным куликом охота только на местного вальдшнепа уже после окончания миграции не может привести к истощению «местных запасов». Тем более надо понимать, что даже в сезон охоты основная охотничья нагрузка и так приходится именно на местного вальдшнепа. Просто потому, что эта птица очень привязана к местам, где родилась и выросла, а на пролёте в тяге участвует лишь малая часть птиц. За этот факт говорит, например, то, что вальдшнеп движется за фронтом весны, но тяги при этом начинаются обычно через неделю после появления в местности первых птиц. Ну так за эту неделю фронт весны уходит на северо-восток в среднем на 350 км – и во всей этой полосе уже тоже будет вальдшнеп, который пока не участвует в тяге.

Охота на тяге – то, что хотелось бы, но пока не случилось

В общем, именно на вальдшнепа можно было бы смело переносить открытие на 3 (или больше) недели позже и давать охотникам возможность наслаждаться этой охотой в той мере, в которой «душа пожелает». Нормы весенней добычи этой птицы вообще никак научно не обоснованы, наоборот, из приведённых выше фактов следует, что вальдшнеп у нас – это вид «недоиспользуемый». А если рассматривать данные по суммарной годовой добыче, то доля России в ней настолько низка, что не превышает 5%.

Даже если наши охотники станут добывать вдвое-втрое больше вальдшнепа на тяге, на состоянии популяции это очевидно никак не отразится. Но такое увеличение при переносе сроков охоты ближе и непосредственно на период пика токового поведения вальдшнепа вряд ли случится. Для большинства охотников весенний вальдшнеп не является добычей ради количества. Тем более в гастрономическом плане он значительно уступает осеннему и годится разве что в суп.

Русский охотничий журнал, апрель 2021

703