Рынок оружия – регионы

Тема номера
Рынок оружия – регионы

Сегодня гость нашей редакции – Константин Кузнецов, хорошо известный многим как ORENGUN.

Его оружейный канал, с моей точки зрения, лучший в Рунете. С Костей мы знакомы давно, и время от времени я задаю ему вопросы и пытаюсь получить ответы. Сегодня мы поговорим об оружейном рынке за пределами МКАД – Костя знает его очень хорошо.

Михаил Кречмар (М. К.): Как давно ты в этом бизнесе? Мы говорим о лицензионном оружии и боеприпасах к нему.

Константин Кузнецов (К. К.): В декабре 4 года назад я открыл первый лицензионный магазин в Оренбурге. До этого было 12 нелицензионных магазинов: пневматика, луки, арбалеты, одежда и прочее.

М. К.: Это был 2016 год, уже после всех санкций. Как ты рискнул?

К. К.: Время пришло. Обороты у компании довольно большие, дилерство серьёзное, хорошие ценники. Понимал, что открываться нужно именно в Оренбурге, где я живу.

М. К.: Как помогает в работе проект ORENGUN? У тебя стрельбище, прекрасные ролики, которые смотрят сотни тысяч человек. Как реагировал покупатель, когда ты только открылся, и что люди ждут от оружейного магазина в регионе сегодня?

К. К.: Люди ждут ассортимент, наличие и низкие цены. Сейчас ещё очень ждут новинок. По большому счёту, кто привозит новинки, кто имеет прямые договоры с производителями, а не покупает у перекупщиков, тот на коне. Когда я открывался, я позвонил в «Калашников». Мы понимаем, что у нас одно предприятие производит 95% оружия в стране («Молот» то производит, то не производит, и качество... не будем говорить плохо). В общем, я позвонил в «Калашников», но планка была слишком высока. У меня тогда не было ни денег, ни клиентской базы. И я покупал у перекупщиков: у того же «Шанса», «Ижевского арсенала» – у нас масса компаний, которые покупают у концерна и потом перепродают более маленьким магазинам. Цена закупки, плюс транспортировка, потом они складируют, платят налоги, ставят свою накрутку и распродают таким, как я. Поэтому я не смог сделать ценник слишком низким. Держал хорошие цены и ассортимент, но всё же меня обгоняли магазины, которые возили напрямую.

М. К.: Значит, между производителем и розничным магазином в регионе есть всегда хотя бы один дилер?

К. К.: Не всегда. На данный момент у меня нет никаких прокладок. Я перестал кормить оптовиков и работаю напрямую, и всем советую. Это намного выгоднее и лучше с точки зрения качества, новинок, обработки браков, получения запчастей и так далее. Есть один-единственный плюс работы с перекупами: у них большой ассортимент. Ты в одном месте можешь купить и «Молот», и «Калашников», и «Орсис», и ещё что-то. Но ты за это платишь своим рублём. Многие были вынуждены это делать, потому что входной билет тогда был большой. А сейчас в концерне «Калашников» нет входного билета, и любой магазин, даже начинающий, может стать даже оптовиком. Там не будет, может быть, какого-то бонуса за объём, но это не очень большие суммы. Если бы сейчас я открывал первый магазин, я бы уже никогда не пошёл к перекупам. Сразу же пошёл бы к производителям и даже в Турцию полетел сам. Это несложно сделать.

Рынок оружия – регионы

М. К.: Ситуация изменилась за последние 4 года или сейчас?

К. К.: Она менялась все 4 года. В концерне (мы говорим про концерн, потому что у нас больше новинок каждые 2–3 месяца на рынок никто не выбрасывает) ассортимент действительно очень большой. Он перекрывает рынок не только оружия, но и патронов, появился тюнинг, фонари и много всего, в том числе благодаря мне. Совсем простым вход в концерн стал буквально с декабря 2020 года, то есть недавно. И если какой-то магазин не знает об этом, то советую обратиться в компанию РСО: концерн будет рад всё напрямую поставлять своими автомобилями и без проблем.

М. К.: Люди, конечно, читают про «блазеры», «хеймы» и так далее, но когда они решают купить оружие и приходят в магазин, в первую очередь они смотрят, что у них в кошельке. Насколько я понимаю, отечественное оружие выигрывает по цене?

К. К.: Я бы сказал, по двум позициям. По цене и тому, что я раньше называл надёжностью, но наш общий друг Георгий Губич называет это более правильным словом «ресурсность». Именно ресурс отечественного оружия и его всеядность склоняют человека к нашему оружию. К сожалению, в стране климат нехороший. Мы не в Майями, у нас то снегопады, то песок, то ещё что-то. Наше оружие нужно постоянно чистить, после каждой охоты, поэтому хромированное предпочтительнее.

М. К.: Да, хромированное – это, конечно, очень сильное преимущество. В совокупности с патронами. Но мы сейчас говорим о нарезном оружии. А дробовики? Можешь что-то сказать о преимуществе ижевских переломок перед «турками»?

К. К.: Честно, не силён в них, не любитель понятия «честная охота». Я даже когда на стенд езжу, беру полуавтомат. 155-ю. Из всех переломок мне больше всего нравится, как бы ни странно это звучало, CZ Mallard. Прямо нравится, и когда друзья ко мне приезжают в магазин, я им именно CZ Mallard рекомендую. Прекрасное оружие.

М. К.: Раз уж мы заговорили об иностранном оружии: какие «иномарки» пользуются популярностью в регионах?

К. К.: Я бы выделял не марку, а ценовой сегмент – до 100 тыс. руб. Самолёты из Оренбурга в Москву сейчас настолько доступны (рейс примерно 4–5 тыс. руб.), что дорогое оружие проще купить в столице. А мне, чтобы иметь «Бенелли» или «Беретту» в ассортименте, нужно их хотя бы 10 штук. Купят в регионе одну-две в месяц. Все деньги сейчас кредитные. Я, потратив деньги на 10 «Бенелли» (1,5 млн), в месяц продам на 300 тыс. руб. и в лучшем случае окуплю проценты по кредиту. Я ведь могу не попасть под желание человека. Возможно, ему не подойдёт камуфляж, длина ствола, царапинка маленькая окажется, он захочет две-три повертеть одинаковые…

А ассортимент мне невыгодно держать.Поэтому, когда человек приходит ко мне, я ему говорю: «Слетай в Москву в „Кольчугу“ и купи там. Ты потратишь полдня». А если, не дай бог, одно из проданных мной ружей сломается и вернётся ко мне? Я с этой компанией не работаю напрямую. Понадобится создать целую логистическую цепочку, чтобы это ружьё отправить на экспертизу. Я потрачу слишком много денег. Поэтому для бизнеса это невыгодно. А выгодно людям в регионах покупать оружие до 100 тыс. руб. Свыше 100 – это уже в крупные магазины в Москве и Питере. А до 100 тыс. выбор у нас не такой уж и большой. Если говорить о нарезном, то очень сильно на рынке не хватает Orsis. Их 120-х и 140-х моделей. Я часто путешествую по регионам и заезжаю в магазины. Ассортимент таков: 80% – концерна, 10% – «Молота».

Рынок оружия – регионы

М. К.: Что про болтовики думаешь?

К. К.: Новый «Лось» прекрасен. И .308 и .223, и 9,6×53, который ещё не вышел, мы его все ждём с нетерпением. У меня есть «Лось», и он проходит у нас испытания, как и многое другое оружие. Далеко не всё оружие концерна, но 90% «Калашникова» проходит испытания у нас.

М. К.:. В каком ассортименте у тебя есть турецкие полуавтоматы и что насчёт будущего турецкого оружия? Не задавят они нас?

К. К.: Будущее «турок» – это нишевый сегмент не совсем качественного оружия (это тенденция такая, во всём мире). А чем они нас могут задавить? Количеством? Мы проводили довольно большие ресурсные тесты, и единственное, что сейчас вызывает уважение, это бренд Huglu. Я был на этом заводе, хороший бренд, но ценник – 40 тыс. и больше. Неплохой бренд ATA, но там вообще ценник от 70 тыс. рублей. Ну куда это?

М. К.: А Stoeger?

К. К.: Ну да, кстати, неплохой бренд. Но тоже под 40 тыс. Мы ресурсные тесты не проводили, но о нём достаточно хорошие отзывы, ни одного возврата от клиентов. Если взять тот же Hatsan, когда зашли на рынок его дешёвые версии, мы купили сразу 10 штук. И у нас после первой продажи сразу пошли проблемы. Мы вывезли один на тест (на YouTube есть) – вообще не прошёл. И я лично 9 штук вернул импортёру. Такое оружие я не готов рекомендовать и продавать. Не настолько нам нужны деньги. Ещё был очень интересный тест с господином Дегтярёвым из концерна, когда он прилетал. У нас была новинка, МР-156. Он сам прилетел и захотел принять участие в тесте. Мы были не против, нам всегда интересны новые люди, тем более независимый эксперт. И был тест как раз инерционок: две 156-е и две Hatsan Dynova и Hatsan Dynamik. Так вот, Hatsan Dynova и Hatsan Dynamik не дошли до конца. Одна у нас сломалась по ходу, вторая была тоже очень проблемная. После этого мы их вернули и больше не закупали.

Рынок оружия – регионы

М. К.: Раз уж мы о патронах заговорили. Какой боеприпас к нарезному оружию вообще рулит?

К. К.: 9,19. Покупают тиры и стрелки. Но сейчас с ним большая проблема: с Нового года подняли цены на 30%. И как пойдёт, неизвестно. А если берём что-то подальше, то .308. Просто надо понимать, что Оренбург и Оренбургская область – это 90% степей, 6% лесопосадки, и то из них 5% – искусственные. У нас там однозначно дальний выстрел. А есть Краснодар, в котором и реки, и леса. Где там нужен дальний выстрел? То есть не будет показательным, если я скажу .308. Это в Оренбурге, а в других регионах своё.

М. К.: А по модельному ряду? Сейчас армейские переделки рулят? Или всё-таки их теснят более гражданские варианты?

К. К.: Честно, всё берут! Покупают всё. У нас в регионе 7 лицензионных магазинов с нарезным, гладкоствольным и травматическим оружием, и моя доля рынка – 74%. А остальные магазины делят оставшиеся проценты.

М. К.: А нарезной импорт у тебя тоже есть? А мелкашки?

К. К.: Большой ассортимент CZ, потому что он востребован на рынке и имеет довольно хороший ценник. У CZ есть прекрасный болтовик CZ Eclipse. Это новинка второй половины того года. Стоит в районе 70 тыс. руб. В пластике – просто отличный! Я из него сам не стрелял, но люди довольны и очень позитивно отзываются. Мелкашки – тут «Соболь» с CZ делят место. У концерна нет большого ассортимента мелкашек, но их «Биатлон» прекрасен. Тем более за те деньги, за которые он продаётся. Я не совсем понимаю их экономику и не знаю, как им удаётся сделать такую цену. А CZ имеет огромный ассортимент на российском рынке, какие хочешь стволы.

М. К.: ATA TURQUA вы продолжаете возить? Где ручку отломали.

К. К.: Нет, всё, спасибо. Там, кроме ручки, со стволом проблемы были большие, с хромированием затвора. И новый «турок» появился, про него в интернете мы уже видели отзывы. Говорят, что стреляет просто при нажатии на предохранитель. Я не готов на себя такую ответственность брать.

М. К.: AR-образные. Насколько они у вас распространены?

К. К.: Вообще нет. Дорого. Просят Курбатова иногда, и я сколько прошу… Опять же, вся проблема у небольшого производителя – это логистика. Мне хочется покупать, но они не могут доставить. А заказывать доставку – это 70–80 тыс. руб. Допустим, привёз я патронов на 20 млн. Тогда я могу потратить на доставку 80 тыс. руб. Но когда мне нужно три карабина по 80–90 тыс., то отдавать цену карабина за доставку какой смысл? Какую цену я должен предложить тогда покупателю, чтобы оправдать затраты?

М. К.: Может, ты меня поправишь, но сейчас всё время идёт разговор о легализации оружейного законодательства. А я считаю, чтобы было проще с оружием, нужна легализация торговли. Насчёт Оренбурга не скажу, но представляю себе, например, Красноярский край. Промысловый район с эвенками, где человеку из посёлка Бахта нужно лететь в Красноярск трижды, чтобы купить малокалиберную винтовку для промысла. Надо легализовать систему оформления помещений и доставку. Тогда проще будет людям из удалённых регионов иметь оружие. Сейчас мы на самом въезде притянуты к большим городам. Расстояния от промыслового района до большого города бывают очень-очень большие, и слетать туда и обратно обходится в 35–40 тыс.

Рынок оружия – регионы

К. К.: А вы поймите бизнесмена, который откроется ради трёх мелкашек…

М. К.: Вот мы этого и не имеем. Я просто застал в молодости момент, когда я мог, едучи по Колыме, купить оружие просто по предъявлению охотничьего билета. Всё это записывали в амбарную книгу, было тогда начало 80-х годов. И никто из этого оружия никого не поубивал.

К. К.: Убивает не оружие, убивает человек. Если человек захочет убить, то способов много, и намного более тихих.

М. К.: Какие основные проблемы сейчас у твоего бизнеса в Оренбурге? Логистика, насколько я понимаю?

К. К.: Ну как логистика… Мы привыкли к этому. На самом деле эти проблемы, не буду лукавить, не мои. Все проблемы – это проблемы конечного потребителя. Бизнесмены не «Красный Крест», мы хотим зарабатывать. Кто-то пытается зарабатывать 10%, а кто-то хочет 50%.

М. К.: Что думаешь о будущем? Как рынок развиваться будет?

К. К.: Я вижу, что происходит. Например, новые разработки; вижу, куда движется МОП, – не совсем понимаю, но вижу. Новые ПП они разрабатывают и карабины. Я, честно, у себя на прилавках не вижу, чтобы их покупали тоннами. Но если законодательство не пойдёт навстречу людям и у нас останется 5 лет нарезного стажа, то «ланкастеры», «парадоксы» – это наше всё. Рынок будет развиваться в этом направлении, и оно довольно уместно, если мы не берём дроби или стрельбу по тарелкам. Там выбор огромен.

Русский охотничий журнал, март 2021

1056