Нубийский козерог

Охота за рубежом
Нубийский козерог

Нубийский козерог – очень редкий трофей, водится только в Судане, Египте и Израиле. В Израиле и Египте охота на него закрыта, в Судане уже 9 лет тоже не было охоты. И только в конце ноября прошлого года охоту всё-таки открыла одна компания.

Охота эта весьма непроста: двое моих друзей туда уже слетали, были 14 дней и ничего не добыли. Потому что оружие своё брать нельзя, только арендованное. Они потратили целый день на пристрелку, пристрелять толком ничего не смогли. Козероги выходили на них, и не один раз выходили. Хорошие козероги. Но друзья не рискнули стрелять, так как расстояние было, кажется, около 300 метров – непонятно, попадёшь или нет. Я тоже с этим столкнулся, но об этом позже. Мне обещали дать разрешение на ввоз, но, в общем, и этого не произошло. Я даже поменял рейс ради этого и до последнего ждал… Увы, ничего так и не сделали.

Приехал туда, встретили хорошо, в VIP-зале, всё было очень комфортно. Заехали домой к организатору охоты и даже поспали часа три, а рано утром вылетели из Хартума в Порт-Судан. Я специально подбирал рейс, чтоб в понедельник лететь в 10 утра. В 11 уже были на месте, получили багаж и сразу поехали пристреливать оружие. Они предложили мне на выбор три винтовки – под патроны .308 Win., .300 WM и .243 Win. Начал .300 пристреливать. На 100 метров выстрелил 2 раза, и неплохо, обрадовался, решил, что это то, что надо. Но отошёл на 200 метров – и пули полетели в разные стороны. Оружие стреляет, но, видимо, порох плохой. Я расстроился, беру .243. В общем, более-менее пристрелял его. И вроде тоже уже обрадовался, что пристрелял, но на 200 метров стреляешь – и опять полетело вправо и вниз. Рассчитал траекторию и решил, что дальше 400 метров точно стрелять не буду, потому что это уже бесполезно. Ну… делать всё равно нечего, да и авось повезёт и выйдут недалеко! А не повезёт – возьму частотой выстрелов.

Нубийский козерог

Короче, поехали на охоту, на берег Красного моря, это так и называется – холмы Красного моря. 3,5 часа дорога. Приехали, разбили лагерь. Лагерь был – две палатки, а все остальные спали на земле. Встали в 5 утра, позавтракали и где-то в 7 пошли в горы. Поехали с группой, видно уже, что у них традиционно охота только загонная: ставят тебя на точку, вокруг тебя – горы. Первый загон проходил около двух часов. Ничего не было. Вообще ничего. В десятом часу они приходят и говорят: «Ну, всё, пошли домой». Мы в 7 вышли, час всего шли, недалеко, кстати. И вот они говорят: «Всё, охота закончена, давайте завтра попробуем другую гору». Я говорю: «Вы что, ребята, с ума сошли?» Дело в том, что никто из них завтрак с собой не берёт, ни еды, ни воды, ничего, поэтому они есть хотят и уже не готовы работать. С горем пополам уговорил их сделать ещё загон, раз уж мы у этой горы. Они согласились, подвинулись чуть подальше, буквально на полчасика, окружили большую гору и сделали ещё загон. В результате у нас это заняло в общей сложности ещё 3,5 часа. И мы поняли, что зверя тут нет.

Вернулись, быстро перекусили и приняли решение сменить место охоты. Переехали в другое селение, как они называют, к другому шейху. Первобытно-общинный строй жуткий: ни телефонов, ни электричества, ни газа, ни воды... Ничего! Просто костёр и кофе. Только кофе они с собой носят, а еду нет. Чуть что, в любой момент костерок и кофе, всё. Собаки у них – одна кожа и кости. Но колбасу нашу, московскую, не едят. Я в шоке был. Сервелат взял, а псы не стали есть.

Нубийский козерог

В общем, переехали, приехали уже в сумерках. Организаторы договорились с шейхом, что он с загонщиками придёт к нам в 6 утра. Разбили палатки (нам две палатки поставили, я был с болгарским оператором, он же был у меня переводчиком). Проводник Абдул Рахим очень хорошо владел английским, 7 лет прожил в Лондоне. Поэтому у нас проблем не было, он с местными довольно неплохо взаимодействовал. Тем не менее мы встали полпятого, уже 6, 7 утра, и никого нет. Говорю: «Может, съездим в деревню?» Они отвечают, что так не принято. Может, шейха не устроили условия и никто не приехал, не знают почему. Мы прождали до 7 утра, и так никто и не подъехал. Нам сказали, что раз никто не пришёл, значит, не готовы с нами сотрудничать. Тогда мы приняли решение дальше переезжать.

С 7 до 9 переезжаем в другое место, в другое селение, которое просто жуть: нищета, бедность, хижины из палок. Нам говорят, что готовы организовать охоту. Быстро там завтракаем и около 11 выходим в горы. Мне сказали, что эта гора сложная и подниматься нам придётся минимум 2,5–3 часа. Я ответил, что лёгких путей не ищем, и мы пошли. Я подумал, что чем ближе к деревне, тем меньше шансов, а подальше и шансы какие-то появляются, а чем выше – тем более! Где-то 2,5 часа мы поднимались в гору, дошли и начали делать загон. Около часа ждали. Очень мне повезло, что я взял 4 рации, так как у них своих нет. Рации оказались хорошими, на 5 км работали легко. И нам это сильно облегчило жизнь, это одна из немаленьких составляющих успеха.

Нубийский козерог

Начали загон часа в 2. Я ещё взял три дальномера с собой и раздал их. Понимал, что шансов, что мне правильно скажут дистанцию, мало, но всё же. Вообще, когда прихожу, я точки всегда пристреливаю и для себя беру крайние точки. Тут я отметил для себя, что дальше 400 метров стрелять не буду. И понимал, что замерять расстояние у меня тоже времени не будет, поэтому буду стрелять только выносом (я для себя изучил и запомнил, что на 200 метров будет 11 см, на 300 м – 44 см, на 350 – 70 см и так далее). Всё до 400 метров подсчитал.

Начался загон. Я, если честно, не понимал, начался он или нет, но вроде начался, так как люди стали появляться с одной стороны. Увидел на одной из дальних верхушек козерогов и быстро показал оператору и проводнику: «Смотрите туда!» Прикинул: мне показалось, что где-то около 350–400 метров – это дальняя точка, до которой я мог стрелять. Потом выяснилось, что было там 335 метров. Короче говоря, я, недолго думая, выбираю цель и стреляю. Как мне казалось, видел я только голову и шею. (Но потом, при ближайшем рассмотрении видеоролика, понял, что грудь и тело тоже были.) Поставил прицел на 5, потому что, если в загоне поставишь на 15 или на 24, то потом зверя после первого выстрела не найдёшь долго, а времени и так нет. Поэтому лучше уж далеко, но видеть хорошо. Когда ты стреляешь на малом зуме, то всё-таки видишь действия зверей. А на большом зуме стреляешь и всё, дёрг – и звери пропали. И если они переместились, то не сразу найдёшь.

Нубийский козерог

Это была правильная идея, но, тем не менее, она не очень помогла мне. Звери мгновенно пропали. Я видел трёх зверей, но потом на видеоролике оказалось, что их было не менее 7. Выстрелил, понимал, что, скорее всего, попал, но зверь не упал, и все убежали. Мы ещё минут 10 подождали, повертелись, чтобы увидеть, куда звери побегут, однако ничего не поняли. Принято было решение отправить людей смотреть кровь. Кровь нашли, и, слава богу, были рации, это очень помогло. С другой горы мне передали, что видели – зверь раненый: пробежал – лёг, пробежал – лёг. Мы поняли, что ранение серьёзное. С одной стороны, обнадёжились, с другой – что делать? Вернулся, в общем, я на позицию свою, где был. И вдруг случается чудо: где-то через полчаса после первого выстрела этот козерог пробегает мимо нас на расстоянии меньше 200 метров. Я принял решение стрелять по нему. Но пока изготовился к стрельбе, козерог скрылся внизу, а через пару минут выскочил уже на другой стороне… Похоже, я попал. Сперва зверь замедлился. Я стреляю ещё раз – он ещё медленнее. И вот последний выстрел – и тот падает. Три попадания. Это был второй и последний день.

Все счастливые, радостные. Мне говорили, что вряд ли раненого получится выгнать, он мог уже уйти куда-то, не было надежды. Но зверь всё-таки выбежал почти на нас – тогда, когда мы решили, что он уже ушёл. Начали спускать его и уже на половине спуска опомнились: какой смысл делать фотосессию внизу? Поэтому на половине горы делали с ним фотографии. С высоты горы, конечно, круче было бы. Но вышло так…

Нубийский козерог

Устраиваем танцы с местным населением, празднуем, утром отсыпаемся как следует и в 11 выезжаем в Порт-Судан. Посещаем порт, мини-экскурсия, обедаем в ресторане и едем в аэропорт, чтобы улететь домой.

Русский охотничий журнал, март 2021

402