Лук зырянский

На острие клинка
Лук зырянский

…Луки и стрелы до сих пор употребляются не только остяками, но и зырянами, живущими в самых диких и недоступных частях Северного Урала. Мне самому не удалось видеть такие орудия, но лица, заслуживающие доверия, не раз говорили мне, что зыряне-раскольники, поселившиеся на западных предгорьях Урала, по верховьям рек Печоры и Илыча, продолжают и теперь охотиться с луком и стрелами в руках.

В.А. Русанов. Исследования Камо-Печорского края (1902–1903)

Древнейшие луки на территории Коми, относящиеся ещё к эпохе мезолита (среднекаменного века), были найдены в районе знаменитого таёжного реликтового озера Синдор в бассейне р. Выми. Эти ассиметричные луки простого типа, обнаруженные в числе других уникальных деревянных артефактов при раскопках знаменитого Висского торфяника (Вис-I), изготавливались из хвойной древесины и имели подчас весьма внушительные размеры. Концы луков оформлялись по-разному: на одном из них вырезалось листовидное навершие с отверстием, в котором жёстко крепился один конец тетивы, а другой заострялся и имел паз для накидывания петли другого конца тетивы.

Комплекс археологических памятников Висского торфяника был открыт известным в Коми археологом Г.М. Буровым, чьё имя, если речь заходит о древних луках, должно прозвучать как минимум дважды, и вот почему. Вскоре после открытия памятника Вис-I этим же учёным на том же Висском торфянике был открыт и исследован ещё один археологический памятник – Вис-II, относящийся ко времени раннего средневековья (начала Ванвиздинской культуры) – V–VI вв. н. э. Этот памятник, помимо прочего, был уникален тем, что сохранил в своих слоях множество деталей сложных луков «скифского типа». Деревянные части этих композитных луков были изготовлены из древесины хвойных пород (сосны), что было характерно и для луков коми более позднего времени.

Лук зырянскийФрагменты сложных луков и деревянных стрел V в. н. э. с поселения Вис-II. Из публикации Г.М. Бурова «Луки и деревянные стрелы V–VI вв. н. э. с поселения Вис-II в Привычегодье»

Впервые упоминания непосредственно «луков зырянских» (коми) встречаются в таможенных книгах Сибири XVII в. Это вполне естественно, если учесть, сколь активное участие принимали коми в освоении и колонизации Сибирского края в XVI–XVII вв. и насколько серьёзное влияние оказала их традиционная охотничье-промысловая культура на формирование аналогичной культуры колонистов Сибири. Благодаря сохранившимся таможенным записям известно, что зырянские сложные луки ценились среди русских промышленников выше и стоили подчас в полтора раза дороже русских луков. Так, согласно таможенной оценке 1632 г. в г. Берёзове лук приравнивался к топору или пешне и стоил 20 коп., в то время как «зырянские» луки стоили уже от 25 до 30 коп. (кстати, в эту же цену оценивались и «тунгусские луки»). Возможно, разница цен была связана с тем, что эти луки были гораздо более приспособлены к условиям местного климата и температур, а потому оказывались более надёжными.

Лук зырянскийТрадиционный сложный лук коми XIX – нач. XX вв. Реконструкция

Вероятно, остатки именно зырянских луков были найдены на территории первого русского заполярного города Мангазеи – столицы русского пушного промысла XVI–XVII вв. По сохранившимся деталям мы видим, что эти луки при сравнительно небольшой длине имели достаточно широкие (максимальная ширина составляет 65–75 мм) и тонкие плечи.

Лук зырянскийОстатки древнейших простых луков эпохи мезолита c памятника Вис-I. Коллекция Национального музея Республики Коми

Сложные луки коми конца XIX – начала XX вв., согласно сообщению Б. Адлера в его сочинении «Лук и стрелы Северной Азии», относились к наиболее простым типам сложного лука. Они, как и в прежние времена, изготавливались лишь из двух пород дерева (у Адлера указаны берёза и лиственница) и имели черёмуховые концы-рога с достаточно простой – в виде чашки – системой крепления тетивы (Русский антропологический журнал № 3–4 за 1903 год).

Лук зырянскийМесто стыковки черёмуховых рогов с кибитью для прочности дополнительно обматывалось тонкими берестяными полосками. Коллекция Национального музея Республики Коми

К сожалению, в настоящее время традиционная технология изготовления лука коми среди местного населения утрачена. Однако основные её положения, вероятно, были близки тем, что использовались при изготовлении луков соседними народами: хантами и манси. Первым делом подбиралась качественная древесина. Для хорошего лука требовались прямые и без сучков стволы берёзы и хвойного дерева: лиственницы, сосны или кедра. Хвойная древесина обязательно должна была быть смолистой, в связи с чем старались найти дерево, выросшее на южном склоне. При изготовлении планок будущего композитного лука особое внимание уделялось тем сторонам заготовок, которые приходились на место будущей склейки: их особо тщательно выравнивали. Концы лука – рога – изготавливались из черёмухи (а также, согласно информации Н.Д. Конакова, из рябины). В месте стыковки с основными заготовками кибити они имели форму клина, который помещался между берёзовой и хвойной планками. Плечи сохранившихся музейных образцов коми луков, как и на образцах из Мангазеи, являются довольно широкими, хотя несколько уже, нежели на мангазейских находках. Так, максимальная ширина плеч двух композитных луков из коллекции Национального музея Республики Коми составляет 6 см (плечи традиционных луков соседних народов – хантов и манси, – которые автору доводилось видеть в музейных собраниях, были намного уже).

Лук зырянскийСклейка всех деталей производилась при помощи животного либо рыбьего клея, который изготавливался из чешуи, жаберных крышек, плавников и кишок рыбы крупных пород. Для защиты лука от воздействия атмосферной влаги и от чрезмерного пересыхания древесины он обклеивался тонкой вываренной берёстой. Берёста наклеивалась в виде сплошного покрытия, при этом качество поклейки было настолько высоким, что со стороны могло показаться, что вы держите в руках изделие, покрытое «родной» берёзовой корой. Помимо берестяного покрытия в этнографии описывается и другой вариант, когда лук «для крепости обматывали тонкой бечевой или узкими полосками сыромятной кожи, которую предварительно осмаливали». Такой вариант описала в своих трудах советская этнограф В.Н. Белицер. Однако автору ничего подобного встречать не доводилось. Места, где лук испытывал наибольшие нагрузки, в частности на участках стыковки черёмуховых рогов с кибитью, дополнительно обматывались прочными берестяными полосками, тонким кедровым корнем либо дратвой.

Тетива для луков коми могла изготавливаться из скрученных лосиных или оленьих сухожилий, из кожаного шнура, а также из растительных волокон. Готовый лук, судя по сохранившимся образцам, в распрямлённом состоянии без тетивы имел длину около 160–170 см.

Деревянные стрелы длиной до 80 см имели тройное оперение из хвостовых перьев тетерева и – в зависимости от конкретной цели – различные типы наконечников, которые принципиально практически не изменились со времён средневековья. Так, для охоты на пушного зверя использовались цельнодеревянные либо роговые (из лосиного рога) томары, способные убить зверька, не повредив при этом шкурку. На крупную дичь и водоплавающую птицу использовались различные железные черешковые наконечники работы местных кузнецов. По сведениям коми этнографа Н.Д. Конакова, охота с луком обычно велась вдвоём: в то время как один охотник стрелял, другой внимательно следил за полётом стрелы и в случае промаха подбирал её.

Лук зырянскийЖелезный охотничий наконечник стрелы коми (приблизительно XVIII–XIX вв.). Частная коллекция

Как долго просуществовала охота с луком в Коми? Разные авторы указывают разное время его исчезновения из обращения. В противовес утверждению В.А. Русанова, которое приведено в самом начале моего рассказа, российский этнограф Б. Адлер в уже упомянутой выше работе «Лук и стрелы Северной Азии» на тот же самый период времени – 1903 год – говорит о практически повсеместном исчезновении лука у коми-зырян и замене его огнестрельным оружием. Но «практически повсеместное» вовсе не означает «полное исчезновение». Согласно сведениям этнографа Н.Д. Конакова, полученным от информаторов, во многих хозяйствах на Верхней Печоре охотники активно использовали луки ещё в 1920-х годах, после Гражданской войны, что было связано с дефицитом пороха и боеприпасов. Он же упоминает о продолжавшемся использовании луков некоторыми группами верхнепечорских старообрядцев, но на сей раз уже по религиозным соображениям – в связи с отказом от огнестрельного оружия (дымный порох, как известно, содержит в своём составе серу).

Вероятно, подобная ситуация была характерна далеко не только для района Печоры. Так, два экземпляра сложных луков из коллекции Национального музея Республики Коми были приобретены в 1919 году в Удорском районе Коми (который, кстати, тоже населяли коми, исповедовавшие старую веру). Таким образом, хотя и не от хорошей жизни, на территории Коми охота с луком сохранялась как минимум до 1920-х годов XX века.

Русский охотничий журнал, февраль 2021

648