Иранский марафон

Охота за рубежом
Иранский марафон

От редакции: Как мы уже писали, Александр Егоров ещё раз подтвердил репутацию охотника № 1 в мире, будучи удостоен высшей охотничьей награды – WeatherbyAward. В этой статье он рассказывает о своём недавнем приключении – путешествии в Иран между военным конфликтом и пандемией.

Иран – очень привлекательная страна для охотника. В ней обитает ряд редчайших видов горных копытных, обладать которыми – честь для любого трофейщика. Мне уже дважды удалось побывать там, но в этот приезд я нацелился на целый набор интереснейших зверей, добыча которых подразумевала путешествие по всей стране.

Надо сказать, что ситуация перед поездкой была не из лучших. Буквально только что американцы убили в Багдаде иранского генерала Касема Сулеймани, поэтому въезд в страну категорически не рекомендовался нашим МИДом. Все источники, в том числе и из самого Ирана, говорили, что охота в этот период нереальна на девяносто девять процентов. При этом приход коронавируса ещё только маячил в отдалении, и никто не представлял себе его пришествия в самом ближайшем времени.

Иранский марафон

А возможность добыть редкие трофеи очень манила. Манил ширазский муфлон, на которого до этого девять лет охота была вообще закрыта. И только сейчас чуть-чуть приоткрылась щёлочка, в которую иранские власти решились выдать несколько разрешений! Манил южный персидский козерог. Манили армяский муфлон и эракский баран.  Ну и ещё оставалась персидская газель.

Наконец, все сомнения были оставлены, все препоны пройдены, собран багаж и любимый карабин Mannlicher Classic под патрон 7 Rem. Mag. Это лёгкая винтовка, что очень важно в горах, я подобрал к ней патрон, Hornady, которым она стреляет исключительно точно. Итак, вылетаю в Тегеран, к аутфитеру Иману Наджимеддину.

Иман хоть и молодой аутфитер, но достаточно известный. Он организовывал охоты и для Рене Шнайдер, и для Рекса Бейкера, и для Джима Шоки. Он очень тщательно подошёл к организации моей поездки и даже выслал мне фотографии лицензий. Вылет был назначен на 19 февраля, обратный рейс – на 8 марта (7 марта был последний день сезона охоты в этом году). Моим товарищем и оператором был давнишний спутник, – аутфитер и оператор из Болгарии Стилиян Кадрев.

Иранский марафон

Мы тогда до конца не осознавали, как придётся помотаться по стране. Нам предстояло за две недели поохотиться в пяти провинциях в разных концах Ирана – а Иран очень большой. Впервые в моей практике мне пришлось пользоваться в Иране внутренними перелётами, иначе бы мы просто не уложились в график. Здесь я хочу сказать о ещё некоторых чувствительных ограничениях охоты в Иране. В частности, на добычу одного трофейного зверя у них отводится определённое количество дней и не больше. Плюс к тому охотник может ввезти в Иран не более тридцати патронов, что тоже довольно сильно ограничивает в манёвре.

Прилетаем в Тегеран, улаживаем с Иманом все формальности, едем в Исфахан. Пункт номер один – персидская газель. На следующее утро выдвигаемся на охоту. Ну, местность там слабогористая, степная. Февраль – было не очень жарко, градусов так двадцать пять. Зверей было много. Уже в первый же час мы видели и стадао исфаханских муфлонов, и газелей. Охота была не очень сложная: сделали три подхода, выстрел на двести метров – и трофей взят! В первый же день охоты!

Иранский марафон

А мы торопимся в другие угодья – туда, где нам выделили квоту на добычу ширазского барана. Это уже провинция Йезд. Горы, на первый взгляд, тоже не очень сложные. Останавливаемся в избушке местных инспекторов природоохраны. Несмотря на то что приехали затемно, я настаиваю на пристрелке. Те, кто читал мою книгу «Анатомия охоты», помнят, как тщательно я отношусь к пристрелке оружия и насколько неукоснительно требую её проведения после каждого переезда или перелёта. С моей точки зрения это настоятельная необходимость. Выстрел – венец охоты, и он должен быть точным. Сомневаться можно в чём угодно, но только не в своём оружии. Удостоверился – всё в порядке, ложимся спать. А на рассвете – в горы!

Инспектора, которые тут выполняют и роль егерей, провели предварительную разведку и сообщают: бараны есть! Подъезжаем на машине к отрогам гор, ну а потом идём по ущельям, ищем зверей. Но там, где якобы вчера они видели баранов, мы ничего не находим. Делаем крюк километров десять. Обнаруживаем чуть далее километра от нас группу из трёх баранов с хорошими вроде рогами.

Иранский марафон

Лежат. Пришлось спуститься с отрога, обойти гору, чтобы выйти на выстрел и не вспугнуть зверя.Стали подходить – бараны встали, начали пастись. У одного вроде рога потолще, так мне инспектор говорит. Выбрал место для выстрела, замерил расстояние: 355 метров. Баран встал под камень, я выжал спуск! Баран пробежал метров пятнадцать и упал.

Ну, счастлив был, конечно. 9 лет не давали квоты на этот вид – а тут р-раз – и сразу! Один рог у моего экземпляра, правда, был обломан, но радости моей это не омрачило.

Следующий переезд, за персидским козерогом в провинцию Керман, занял у нас целых два дня. И горы в Кермане уже были посолиднее – настоящие горы, крутые и острые. Плюс в стране начал чувствоваться коронавирус: нам стали везде давать «зелёную улицу» – лишь бы как можно скорее выпроводить иностранных туристов из страны.

Добрались до места охоты, наутро поехали к местному жителю, тоже инспектору природоохранной службы, он-то и был у нас основным проводником. Прошли одно ущелье – ничего. Второе – ничего. Уже часа в два дня местный говорит: ну вот сейчас-то пойдём туда, где сто процентов! Я, конечно, сомневаюсь, не очень я верю всем этим ста процентам от местных людей. Часа через полтора-два увидели несколько групп козерогов А впереди – где-то в полутора километрах – группу просто огроменных козлов.

Я сразу принял решение: идём к ним! Мы к ним – а они от нас, спускаться стали, возможно, их какая-нибудь боковая разведка нашей группы спугнула. Причём ходом пошли. Встревожились, и не догонишь. И часа три дня уже, довольно поздно. Вся команда заговорила: «Не наши, не наши. Пойдём других искать». А я – упёрся. Козероги, говорю, устанут, а я никогда не устаю. Уверенность у меня такая есть, в горах у меня обычно открывается второе, а потом и третье дыхание.

Иранский марафон

Пошли. Я с Иманом и с нами ещё один молодой инспектор, остальная группа сразу отстала, где-то сзади плетутся. Часа через два мы этих козерогов всё же догнали! Обошли понизу, а они вот, из-за хребта в наше ущелье входят. Расстояние до них 250 метров. Один вываливает – у меня даже дыхание захватило: такой трофей! Ну, тут-то расстояние небольшое, я выстрелил – и он рухнул на месте!

Когда я подошёл, то понял, что ничего подобного ещё не видел. Просто гигантские рога! Предварительные промеры показали 112,3/8”. Кричим по рации, группа поддержки вместе с оператором до нас ещё полчаса шла. Местная инспекция тоже сразу зверя промерила: рога, тело, взяли биопробы на генетический анализ, всё как положено.

Спускались мы уже в полной темноте, часа два. Пришли в избушку, попили чайку, пока не спустилась сопровождающая нас группа и не вынесла трофей. Заполнили все документы и в этот же день вылетели из Кермана в Тегеран, А из Тегерана через два часа приехали на машине в город Арак, охотиться на аракского барана.

Выезжаем в угодья, находим группу баранов, я определяю расстояние, стреляю – и… промах. Стреляю второй раз – промах. Бараны уходят, мы смотрим следы: всё чисто, крови нет, просто не попал. Почему? Ошибка дальномера. Я определил дистанцию в 360 метров, а она фактически, как потом выяснилось, оказалась 325. Вот эти тридцать пять метров разницы меня и подвели. Высота же убойной зоны у барана всего сантиметров тридцать, так что чуть ошибся – и мимо. Повезло ещё, что пуля прошла выше и я не ранил зверя. Иначе «Спасибо за охоту. До свидания! Приезжайте на следущий год».

Иранский марафон

Мы пообедали, переехали примерно в то же место, но чуть в стороне. И довольно быстро увидели группу баранов. Они тоже заметили нас и побежали. Один приостановился, я колебаться не стал и примерно с трёхсот метров, даже не успев внести поправки в прицел, а просто взяв на полметра выше, выстрелил. Попал в позвоночник, и баран рухнул как подкошенный.

Итак – восемь дней охоты и четыре трофея! Уже ночью вернулись в отель, быстро поужинали, и, поспав буквально пару часов, поехали в аэропорт Тегерана. Ранним утром перелёт, и мы мчимся к последнему пункту программы – озеру Урмия, где на острове Кабудан ещё со времён иранского шаха живёт завезённая довольно большая популяция армянского муфлона. Остановились на часок, чтобы позавтракать, в отеле, выехали на берег огромного озера, перешли на двух катерах на остров. На базу идём пешком, но сразу с охотой.

Довольно быстро обнаружили группу муфлонов. Начали обходить их – обошли: вышли сбоку и чуть ли не в упор! Бараны – бежать. Но куда тут бежать, когда расстояние всего сто метров? Я не раздумывая немедленно выстрелил. Отличный трофей! Охота закончена. Всего за девять дней!

Иранский марафон

В лагерь с трофеем пришли глубоко ночью. Хорошо поужинали и легли спать. Рано утром я пожарил печёнку. Сразу же поменяли билеты на самолёт. И тут началась история с эвакуацией. Потому что пока я охотился, ковид в Иране набирал силу. Вылетаем мы уже не из того города, в который прилетели. Гоним машину, успеваем еле-еле: из-за нас задержали самолёт.

В Тегеране проблемы у Стилияна: «Турецкие авиалинии», которыми он должен был лететь в Болгарию, отменили рейсы, страна закрывается! Стилиян пытается улететь через Баку – и здесь не получается. Так и пришлось ему добираться, уже через два дня после меня, через Москву, спасибо «Аэрофлоту».

Оглядываясь назад, я понимаю, насколько невероятной вышла эта поездка: мы прошли буквально по лезвию бритвы между эпидемией и военным конфликтом. И при этом сумели добыть потрясающие трофеи!

Русский охотничий журнал, август 2020

271

Похожие статьи