Пуледробовые и комбинированные

Тема номера
Пуледробовые и комбинированные

В 1987 году мы с приятелем испытывали попавший нам в руки «парадокс» Explora от компании Westley Richards.

Тот, кто даже довольно вдумчиво употребляет слово «шаманство» по отношению к огнестрельному оружию, не достиг и четверти того левела, коего добились мы за без малого месяц возни с этим раритетом давно прошедшей эпохи. Одна история по изготовлению пресса для аэродинамического медного колпачка свинцовой пули на оборонном ленинградском заводе заслуживает отдельной песни. А подборка пороха и установка пули в папковую гильзу точно согласно рецепту 70-летней давности! О-о-о, это была вещь сильнее «Фауста» Гёте, как говаривал один персонаж новейшей истории.

Сухой остаток же был удручающе невысок. Все эти пляски с бубнами выдали нам результат, никогда не превышавший круга диаметром 25 см на 100 м. Который с хохотом побивался моим приятелем Дамиром и его браунингом Auto-5 с пулями Полева.

Вывод из всего вышеперечисленного был не столь явен, но так же очевиден. Я сформулировал его так: «Любой самый плохой карабин лучше самого лучшего гладкоствольного ружья, „обученного“ стрелять пулей». Кто бы мог подумать, что признанная во всём мире тупиковой концепция пуледробовых ружей найдёт своё возрождение в современной России? И не только возрождение, но даже развитие, что у нас с конструкторскими идеями случается не часто.

Особенно меня умиляли успехи насадок «парадокс». Они были длиной 30 мм, и 50, и 70, и даже 150.

– Вот ставишь её, – консультант магазина устанавливал её на «Сайгу» «коротыш» 12-го калибра, – и у тебя полноценный карабин, хоть на километр стреляй. Даже ствол удлинился, от этого пулей бой крепче.

– А вот, – накидывал он на конец ствола другой хомутик, поменьше, – это чок. С ним она будет бить гуся как «Бенелли».

– А ствол же короткий? – пытался поймать ушлого продавца столь же ушлый покупатель.

– А это только для пули важно. Она в длинном стволе разгоняется. Дробь же, наоборот, тормозит…

Пуледробовые и комбинированныеОбъяснение этому всему могучему тренду у меня есть лишь одно. Люди, взявшиеся их конструировать, ничего не знали об опыте предшественников. То есть нашем. И у них рядом не было друга Дамира. Интересно, что практические стрелки, видимо, раньше всех поняли бессмысленность этих упражнений с «парадоксами» и просто освоили стрельбу пулями из гладкого ствола на 100 метров.

Параллельно с пуледробовыми ружьями существовали комбинированные. И это уже были настоящие ружья. В разное время мне приходилось пользоваться довольно обширным их ассортиментом. Преимущественно в условиях экспедиций или на промысле. Нет, неправильно, не так. Только на промысле и в условиях экспедиций. Трезво подумавши, я никогда не стоял в европейской части на загоне или на зорьке с бокбюксфлинтом или дриллингом. Хотя в разное время жизни всё это у меня было. То есть вот лично я в разные времена (и не всегда предсказуемые) доверял комбинированному оружию свои жизнь и благосостояние.

Но здесь надо понимать, что в ситуации с комбинированным оружием вы обычно имеете на одном прикладе и с одним механизмом два разных ружья, принципиально отличающихся по возможностям. А не один ствол, посредственно (и зачастую непредсказуемо) выполняющий обе функции. Более того, среди экспедиционного люда 1970-х – 1980-х были довольно популярны тройники. Дриллинги. Я вот недавно с интересом подумал, что в этот период у моих знакомых (да и частично у меня) перебывало не менее двадцати пяти разных тройников, все, без исключения, немецкого производства, от 1890-х до 1944 годов выпуска. Это ж сколько было их изготовлено в разное-то время, а?

А двойников у этих людей практически и не было. С одной стороны, это и правильно: двустволка плюс киплауф гораздо удобнее двух одностволок – дробовой и нарезной, хоть и спаренной. С другой – причина этому крайне проста: в СССР было совершенно искажённое представление о ценности нарезного комбинированного импортного оружия – в страну его привезли люди, не имеющие никакого понятия о ценообразовании. Боец Красной Армии видел в брошенном фольварке в Германии ружьё о двух стволах и о трёх – и справедливо отдавал предпочтение последнему. Ну и патронов к нарезным стволам уже практически не было к концу 1970-х.

Поэтому в рамках повышения универсализации я бы отдавал предпочтение комбинированному оружию, просто надо помнить все факторы, лимитирующие его применение. Прежде всего, комбинированные ружья всегда будут достаточно дорогими. Потому что дорогим является их производство, для их изготовления требуются некоторые специфические умения, не исключаю и изрядного количества ноу-хау. На пустом месте хорошие комбинированные ружья не растут. Даже все знакомые мне МЦ5, из элитного, казалось бы, ЦКИБ СОО, крестили безбожно. Так что оно и правильно, что в Ижевске вообще прекращают выпуск комбинированных ружей: не по Сеньке шапка.

Но дороговизной их минусы не ограничиваются. Проблемы с сострелом стволов встречаются не только у российских, но и у чешских, итальянских и даже немецких комбинированных ружей. На всякий случай поясню, что сострелом называется явление, при котором оба (а иногда и три) ствола гладкий (-е) и нарезной стреляют в одну точку. Оно у разных ружей разных компаний и в разных странах (имейте это тоже в виду) – разное. Оно может меняться и от температуры воздуха, и от количества выстрелов, и как это происходит, надо точно знать хозяину. К примеру, на трёх тройниках, из которых мне приходилось много стрелять, эффект «клеттерн» присутствовал на двух, а на третьем его не было. И почему так – не знает никто.

Пуледробовые и комбинированныеЕсли это тройник, то там вынужденно весь объём колодки занят механизмом «на пределе» – и у него могут возникнуть проблемы с надёжностью. Есть и абсолютно надёжные тройники – с внешними курками, скажем, но тогда это или очень старые ружья, или штучные. Что, опять же, возвращает к пункту 1. Также, если это тройник, то стволы его будут короче, чем у нормального дробовика – из-за необходимости сохранения баланса. С моей точки зрения, при применении современных порохов это на качестве боя не сказывается, но есть люди, придерживающиеся прямо противоположной точки зрения.

Двойники в настоящее время использует несколько моих знакомых, все – для пеших маршрутов и сплавных экспедиций в достаточно удалённых районах. И все они использовали бы тройники, да вот незадача: тройник стоит раза в два больше двойника (см. п. 1).

Следующее ограничение, которое накладывает отпечаток на охоту и стрельбу из комбинированного оружия, – это сам охотник. Я уже перечислил достаточно моментов эксплуатации комбинашек, которые предполагают умение соображать и знать, а не бездумное пользование машинкой для стрельбы. А их, уверяю вас, гораздо больше. Комбинированное оружие – оружие знающих и смекалистых людей. Впрочем, каждый может попробовать себя, скажем, на MP-94 «Тайга», которым прекрасно пользуется широко известный в охотничьих кругах Дядя Лёша и от воя по недостаткам которого раскалывается интернет.

Так вот, ограничения, в рамках которых находится использование комбинированного оружия, достаточно серьёзны. И поэтому на сегодняшний день самым универсальным ружьём продолжает оставаться просто двустволка.

А что же автор не рассказывает о ружьях сверловки «ланкастер», справедливо одёрнет меня читатель. Поправляюсь. Оружие со сверловкой «ланкастер» под патрон с оболочечной пулей малого калибра – это оружие, прежде всего, пулевое. Второй корень в нём – на всякий случай. Нет, это не значит, что из него нельзя выстрелить специально снаряжённым патроном дробью или картечью, но создавались они не для этого. И использование этих снарядов в таком оружии – достаточно редкий и специфический сегмент.

Именно на пулевом аспекте стрельбы из них делается упор всеми оружейными экспертами всех стран мира, которым они только попадают в руки. Подивится чех или финн TG3 или «Егерю» под эдакий патрон, выстрелит из него и даже попадёт, иногда далеко попадёт. И возвращает в руки с застенчивой улыбкой: «Это всё, конечно, хорошо, но я не понимаю зачем, когда есть винтовка». Так что всё нынешнее развитие пуледробового оружия в России может быть обнулено упразднением пятилетнего нарезного стажа. А пока он сохраняется, гибридные конструкции будут лезть из-под земли как грибы после дождя. Мне вот интересно, кто у нас, наконец, сделает пуледробовой аналог мелкашки? Уверяю: решения могут оказаться очень неожиданными.

В свою очередь лично я, если передо мной встанет вопрос о единственном ружье, которое я смогу сохранить, при условии, что у нас в стране можно будет иметь всего одно ружьё, без разницы, гладкоствольное или нарезное, отвечу: дриллинг. А если из уравнения исключить слово «нарезное» – то просто двустволка.

P. S. Когда я заканчивал статью, то написал про свои опыты тридцатитрёхлетней давности моему коллеге Алексею Морозову. Он немедленно отреагировал:

– Прислать тебе скан из Double Gun Journal, как это было у Росса Сейфрида? Только не совсем сразу?

– Без разницы, это мне сугубо для общего образования. Надеюсь, что никогда больше я не буду маяться этой фигнёй.

Подумал и добавил:

– Впрочем, в 1987 году я говорил себе то же самое.

Русский охотничий журнал, июль 2020

314