Вставные стволики

Оружейная палата
Вставные стволики

Во времена СССР вкладные стволики под различные нарезные патроны изготавливались колхозными или заводскими умельцами и в большинстве случаев были абсолютно и бесповоротно нелегальны.

Я говорю «в большинстве», потому что в начале 1970-х годов в журнале «Охота и охотничье хозяйство» в рамках борьбы за универсальное промысловое ружьё вдруг предложили вкладной гладкоствольный стволик для переломного охотничьего ружья. Предложен он был, как обычно, в целях мифической экономии боеприпасов при добыче соболя и белки: в канал ствола ружья 12-го, 16-го или 20-го калибра вставлялся вкладной стволик под обрезанную «по плечики» гильзу от трёхлинейной винтовки, которая снаряжалась слабым дробовым снарядом. Экстракция гильзы предусматривалась отвёрткой, центровка, по-моему, не предусматривалась вообще: приспособление делалось для выстрела по неподвижному объекту на расстоянии от пяти до пятнадцати метров.

Сейчас, по прошествии уже почти пятидесяти лет, трудно понять, было ли это характерной для советского времени попыткой эзопова языка, призванной научить пользоваться вкладышами владельцев гладкоствольных ружей, или, наоборот, присвоение уже установившейся и проверенной практикой народной мудрости для выполнения НИОКР по какой-то хозяйственной теме и получения государственных ништяков. Но факт остаётся фактом: публикация такая (возможно, и не одна) в отраслевом журнале проходила, более того, на руках я даже видел такие стволики, изготовленные фабричным способом. На самом деле эта история прекрасно иллюстрировала одну из главнейших особенностей советской жизни: сказать одно, подразумевать другое, а третье, самое главное – опустить.

Вставные стволики

Самым главным в проекте этого вкладыша длиной около 450–500 мм было то, что он должен был быть нарезным. И изготавливали их народные умельцы сразу с послевоенного периода, когда в быту безо всякого учёта появилось огромное количество неисправного военного оружия. У которого, скажем, можно было отпилить или открутить ствол. Из этих стволов изготавливались вкладные стволики, а также фрагменты ствольных блоков в промысловые ружья, в частности «Белки». Из ствольного блока извлекался нижний ствол, 28-го калибра, и туда вставлялся, впаивался и ставился на шплинт ствол под 7,62×39, 7,62×54R или 9,3×53.

Но чаще всего переделка не носила столь радикального характера. Имевшийся нарезной ствол обтачивался и вставлялся в дробовик при необходимости выстрелить чуть дальше и чуть точнее, чем обычной пулей для гладкоствольного охотничьего оружия. Впрочем, иногда и не «чуть».

В общем, всё зависело от квалификации изготовителя и стрелка. Я встречал вкладыши, очень точно фиксировавшиеся в патроннике с помощью всяких ухищрений и требовавшие лишь перепристрелки при всякой переустановке. То есть владелец такого аппарата не носил его в сапоге и не вставлял в ружьё при случайном появлении лося, а уходил в тайгу всерьёз и надолго, ставил его в ствол, устанавливал на ружьё прицельное приспособление, пристреливал и так носил весь сезон, не вынимая. Такое ружьё легко угадывалось по двум признакам. Во-первых, по приспособлениям для точной стрельбы пулей (гнёзда для установки оптического прицела или установленный кольцевой прицел или подъёмный целик). Когда ты спрашивал владельца такого ружья о причинах и он начинал тебе с жаром объяснять, что вот, дескать, оно у него исключительно бьёт пулей, поэтому без оптики-де нельзя – можно было с 80% уверенности сказать: оно. А во-вторых, для полной уверенности можно было открыть стволы и увидеть где-то на двух третях канала ствола очень характерное колечко – следы вылетающих из винтовочного вкладыша частей оболочки и коррозии, вызванной активно корродирующим капсюлем армейского (чаще всего) патрона.

Вставные стволики

Другой очень распространённой разновидностью вкладыша в гладкоствольное оружие были вкладыши под патрон .22 LR. У этих вкладышей была своя специфика, и они требовали ещё более точной фиксации в патроннике и канале ствола дробовика – из-за необходимости соблюдения эксцентричности при пробое края донца гильзы с запрессованным в него воспламеняющим составом. Эти вкладыши использовались почти исключительно промысловиками, устанавливались на весь сезон и пристреливались с применением малократной оптики – чаще всего ПУ-4, самого распространённого на наших просторах оптического прицела.

Но я должен сказать, что даже пресловутый «вкладыш в сапоге» из ствола от автомата ППШ, с патронником, развёрнутым до ×39, давал весьма значительное преимущество перед обычным выстрелом пулей. Им уверенно можно было попасть в мишень размером с лист А4 на 100 м и с лист А3 на 150 м – очень неплохо в те времена, когда не было пуль Полева. А из такого же вкладыша под .22 LR – в белку на 10–15 м, что давало охотнику экономию в размере стоимости гладкоствольного патрона – стоимость же .22 LR в советские времена стремилась к нулю (о времена, о нравы!).

Итак, вкладной стволик в дробовик под нормальный винтовочный патрон весьма добавлял ему универсальности. А что же обычные комбинированные ружья, спросит меня уважаемый читатель, и чем они в указанное время были хуже этих страхолюдных самоделок? А в указанное время – с примерно начала 1960-х до 1996 года (времени появления комбинированного ружья «Тайга») – их на нашем рынке и не было! Немецкие трофейные комбинированные ружья были изготовлены под патроны, отсутствовавшие в свободной продаже; ружья серии МЦ проходили по категории предметов высшей роскоши, как личные автомобили; ну и вообще нарезное оружие в стране было под фактическим запретом с 1968 года.

Вставные стволики

А зачем нам тогда вспоминать об этом в нашем 2020 счастливом году, когда у нас имеются комбинированные ружья на все вкусы – от той же «Тайги» до любого комбинированного Blaser с промежутками вроде Marocchi Finn? А вот зачем.

Как я многократно писал, самым универсальным оружием в мире является гладкоствольная двустволка 12-го калибра. А вкладной ствол под нарезной патрон умеренной мощности увеличивает её универсальность сразу в два раза. То есть на плече у вас двустволка – это одно ружьё. Вставил стволик – совершенно другое по функционалу. Если вкладыш хороший и к нему настроены прицельные приспособления – вы имеете уверенный выстрел из винтовки с необходимой охотнику кучностью примерно до 300 м.

Да, у ружья со вставным стволиком есть ряд значительных недостатков. Во-первых, согласно существующему законодательству стволик должен быть зарегистрирован как самостоятельная единица нарезного оружия, иметь номер и на него выписана РОХ. Во-вторых, он утяжеляет неплохой и, как правило, лёгкий дробовик. Все фабричные производители вкладышей в развитых оружейных странах заботятся об этом, делают их предельно лёгкими – но дополнительные полкило ружью они обеспечивают. А ведь есть ещё и прицел с кронштейном. В-третьих – вот это он. Прицел. Кто бы и с какой тщательностью ни изготавливал вставные стволики – хоть сам Манфред Вутти! – ему потребуется пристрелка при каждой новой установке.

Вставные стволики

Современные вкладные стволики оснащаются специальным механизмом регулировки точки прицеливания на конце ствола, но от этого они теряют одно из главных достоинств вкладышей советских браконьеров – их портативность. Нынешний вкладной стволик немецкого, австрийского или чешского производства – это длинная тонкая обточенная трубка на всю длину того гладкого ствола, под который он изготовлен. С промежуточными рёбрами для центровки иногда.

В-четвёртых – экстракция. На подавляющем большинстве народных вкладных стволиков родом из СССР обычно предусматривалась прорезь под экстракцию гильзы с помощью отвёртки. Отвёртка носилась на верёвочке, привязанная к шейке ложи. На более сложных конструкциях можно было встретить экстракторы и даже эжекторы – в том числе под патроны с проточкой вместо закраины. Современные европейские вкладные стволики имеют все как минимум экстракторы.

Да, конечно, при использовании вкладного стволика в двустволке можно иметь и вкладыш длиной 450 мм, и просто с жёсткой фиксацией в стволе. Но проблема в том, что вкладные стволики в европейской традиции чаще всего применяют для расширения функционала тройников – чтобы иметь в придачу к 9,3×74R ещё и 5,6×57R, скажем. То есть на определённой дистанции точку сострела обоих этих стволов необходимо свести к одной СТП, и в этом им помогает специальная гайка-эксцентрик на стволе. В ситуации же, когда мы должны иметь удовлетворительную охотничью кучность, скажем, в 3 МОА на 100 м и сводить её со стандартной кучностью стрельбы пулей из гладкого ствола на дистанции в 50 м, необходимость в этом приспособлении отпадает.

Вставные стволики

То есть сегодня мы снова имеем дело с двойственностью ситуации. Иностранные производители охотничьего оружия выпускают продукцию исходя из потребностей своего рынка – российский они видят примерно как блоху на обеденном столе. Российский же производитель… Ну, право, я не знаю, о чём он думает. Явно не о наличии армии в 150 тысяч охотников-промысловиков и не о владельцах нескольких миллионов двуствольных охотничьих ружей, желающих увеличить функционал своего арсенала. Относительно недавно я встречался с конструкторами, которые предлагали установить в ствол 12-го калибра вкладной стволище во всю длину, весом около килограмма (а то и более), а о необходимости установки на всё это сооружение прицельных приспособлений (с чем в первую очередь сталкивался даже самый тупой советский браконьер) они и вовсе не думали. Сунул себе ствол в двустволку – и шмаляй как из нарезного. Классно, правда?

При этом надо заметить, что на другом конце пользовательского спектра у нас то ли стрелок, то ли охотник, который спрашивает, как установить купленный им вкладной стволик под .345 ТК «Ланкастер» в MP-155.

На самом деле отсутствие возможности совместить СТП по двум стволам с одним прицелом играет злую шутку с другой возможностью установки дополнительных стволиков – в цевьё полноценного охотничьего карабина. Такая схема достаточно давно (как минимум с 1928 года, Кристофом Функом) опробована в Германии, где стволик под патрон .22 LR монтировался под ствол мощной винтовки. Перезарядка и спуск осуществлялись с помощью клавишного затвора. О точности история умалчивает, но она вряд ли уж была хуже, чем у пресловутого «вкладыша из сапога».

Вставные стволики

Завершая разговор о вкладных стволиках, я не могу совсем уж напоследок не рассказать о вкладышах в патронники для оружия под патрон 5,6×39 и .223 Rem. Они практически полностью копировали внешние контуры патрона и были довольно сложно устроены: развинчивались пополам, в них устанавливался патрон .22 LR, затем вся конструкция укладывалась в магазин и подавалась в патронник как обычный патрон. При выстреле боёк затвора или замка колодки бил по специальному, наискось установленному внутри конструкции бойку, и тот пробивал кромку гильзы с воспламеняющим составом. Затем патрон извлекался затвором из патронника, раскручивался, в него снова устанавливался малокалиберный патрон кольцевого воспламенения, и так далее. Я был знаком с энтузиастами этой системы, которые имели по 10 таких псевдопатронов – чтобы иметь возможность перезаряжать ими как минимум один магазин при израсходовании второго. Уравнивание цен на .22 LR и 5,6×39 поставило точку на этих экспериментах…

По этому же принципу устроены современные вкладные стволики в нарезные патроны карманной носки, используемые на европейских охотах для достреливания раненых животных. Они представляют собой такие же разборные конструкции с эксцентрично расположенным бойком и коротким – 20–70 мм – нарезным стволиком калибра 5,6, вставляющимся в патронник и ствол .30-06, 8×57 или 9,3×74R.

Русский охотничий журнал, июль 2020

608