«Околоохотничья кухня»: охотнадзор

Дела текущие
«Околоохотничья кухня»: охотнадзор

Общаясь с разными людьми на охоте, читая специализированные интернет-форумы и комментарии в социальных сетях, порой поражаешься полному отсутствию у большинства охотников сколько-нибудь адекватных представлений о том, как вообще устроена система функционирования охотничьего хозяйства нашей страны.

Зачастую даже довольно старые и опытные охотники путают егеря и «охотинспектора», не понимают разницу между «общественными» и общедоступными угодьями, считают «заказниками» всё что угодно от зон охраны охотресурсов до «частных» охотхозяйств…

Ни в коем случае не настаиваю на том, что знания эти в принципе необходимы для охотничьего счастья и успешной охоты. Напротив, как раз опыт многих показывает, что это далеко не так. Тем не менее для интересующихся я решил подготовить ряд статей про «околоохотничью кухню», позволяющих получить пускай поверхностное и упрощённое, но хотя бы приближённое к реальности понимание сложившихся отношений в этой сфере. Ведь столько интересных тем существует «около» охоты: охотпользователи и охотугодья, взаимоотношение охоты и смежных отраслей (в первую очередь лесного и сельского хозяйства), региональные Красные книги и другие способы охраны животного мира, охотоведение и его место в системе охотничьего хозяйства России…

«Околоохотничья кухня»: охотнадзор

Материал статей будет представлять собой не только и не столько подборку законов и подзаконных актов (которые каждый интересующийся, в общем-то, может изучить самостоятельно), сколько некий обзор практики – то есть того, о чём из прочтения нормативных актов узнать не получится.

И начать я хотел бы с охотничьего надзора. Как известно, сейчас любая сфера человеческой деятельности стремится к нормативному зарегулированию. Охота, хоть и является для многих в какой-то мере «бегством» от современного мира, тоже не избежала такой участи. Для соблюдения всеми участниками процесса определённых норм существуют специально уполномоченные государственные органы по охране, надзору и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания. Об этих органах и их надзорной деятельности и пойдёт речь в данной статье.

Полномочия по охотничьему надзору в постсоветской России успели «попутешествовать» по разным структурам, но в итоге в конце 2000-х годов были переданы с федерального уровня на уровень субъектов Российской Федерации, где остаются и по сей день. Исполняют надзорные функции региональные органы исполнительной власти. Органы от региона к региону достаточно серьёзно различаются по организационной форме, структуре и кадровому наполнению. Это может быть как отдельный орган (департамент, комитет, управление, служба, инспекция), так и структурное подразделение (обычно управление, иногда – один или несколько отделов) в составе какого-нибудь «большого» регионального органа, чаще всего министерства (природных ресурсов, экологии, сельского, лесного хозяйства и т. д.).

В части регионов помимо органов государственной власти созданы подведомственные им бюджетные учреждения, наделённые в том числе надзорными функциями. Это сделано в основном в целях экономии денежных средств. Сотрудники бюджетных учреждений не являются государственными гражданскими служащими, соответственно, их содержание обходится казне дешевле. С другой стороны, и требования к работникам там ниже (на них не распространяются многие запреты и ограничения, обязательные для госслужащих).

«Околоохотничья кухня»: охотнадзор

В некоторых случаях наличие подведомственного учреждения удобно и в практическом плане. Например, надзорные органы власти по законодательству не могут осуществлять хозяйственную деятельность. Поэтому для совершения некоторых необходимых действий типа проведения биотехнических мероприятий в общедоступных угодьях им приходится изобретать разные, не всегда удобные решения (например, привлекать охотников, которых надо чем-то стимулировать, или заключать договоры со сторонними организациями). Наличие же подведомственного учреждения этот вопрос значительно упрощает.

Надо сказать, что финансовое обеспечение, а соответственно, количественный состав и техническая дееспособность (которая складывается в том числе из обеспечения служебной техникой, топливом для неё, специальным оборудованием и т. д.) структур охотнадзора в разных регионах могут сильно различаться. Поскольку полномочия по охотничьему надзору «переданы» с федерального уровня, то федеральный бюджет ежегодно направляет в регионы денежные субвенции на их исполнение. Где-то местные органы охотнадзора живут исключительно на эти средства, а где-то вносит свою лепту и региональный бюджет.

Большая часть надзорных функций на местности исполняется специалистами, которых охотники по старинке часто называют районными охотоведами. Конечно, на самом деле их должности именуются совсем иначе. В рамках этой статьи будем называть их районными специалистами, или инспекторами. Кстати, уже не совсем корректен даже привычный термин «госохотинспектор»: в ходе реформирования надзорного законодательства, лиц, осуществляющих охотничий надзор, вместе с рядом других надзорников объединили под общим названием государственных инспекторов в области охраны окружающей среды.

Помимо районных инспекторов, в некоторых регионах также существует практика формирования и применения различных оперативных групп (отрядов, отделов и т. д.), которые обычно выезжают «на землю» точечно, зачастую – для разрешения кое-каких противоречий, подробнее о которых ниже.

«Околоохотничья кухня»: охотнадзор

Среди регионов есть нечастые примеры полного отсутствия в структуре органов охотнадзора инспекторов, индивидуально закреплённых за конкретной территорией. Там посчитали, что плюсы закрепления (типа глубокого знания угодий, местных браконьеров, пользователей и т. д.) не перевешивают минусов. Наиболее часто отмечаемым минусом является вот какой момент: районный специалист, зачастую живя на территории много лет, вынужден выстраивать определённые отношения с местными властями, охотпользователями, охотниками и просто различными группами влияния. Причём это далеко не обязательно подразумевает какую-то коррупционную составляющую. Кое-где, например, особо принципиальному инспектору могут спалить дом или сделать иную гадость за пределами службы. А вот приехавшая из областного центра оперативная группа может работать без оглядки на подобные вещи.

Теперь немного о непосредственно самом надзоре. Государственный охотничий надзор осуществляется как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Понятно, что форма его осуществления будет сильно отличаться. Обычно основная часть работы районных специалистов – надзор именно в отношении граждан, с которым, по идее, сталкивается (или должен сталкиваться) каждый охотник. Хотя, конечно, вероятность столкнуться сильно разнится не только от региона к региону, но даже, скажем, от одного муниципального района к другому. Так что на самом деле совсем не редкость даже в густонаселённых регионах России встретить охотника, который за несколько десятилетий активной охоты с охотнадзором «в полях» не встречался ни разу.

Из нормативных актов проверяют у граждан в основном соблюдение Правил охоты, а также «параметров осуществления охоты», утверждённых главой региона. Обычно самое распространённое нарушение – охота без соответствующих документов (или с документами, но не в те угодья или не на ту дичь). Но, конечно же, от региона к региону картина может быть очень разная, как из-за отличий в нормативке, так и из-за правоприменительной практики. Подробный рассказ об этом занял бы не одну страницу, но для примера можно сказать, что одно и то же нарушение может в одном случае караться штрафом в 500 рублей, а в другом – лишением права охоты на пару лет с конфискацией оружия (конечно, речь о рассмотрении дела судом: должностные лица специально уполномоченных органов, вынося постановление, не могут конфисковывать орудия и лишать специального права). Или, допустим, в одном регионе охотников частенько привлекают за несделанную в разрешении отметку о добыче какой-нибудь утки, а в другом это вообще не будет являться нарушением, поскольку не установлена соответствующая норма добычи.

«Околоохотничья кухня»: охотнадзор

Иногда рейды бывают совместные с другими службами, чаще всего с Росгвардией (ОМОНом и/или представителями лицензионно-разрешительных подразделений) или полицией. Например, в последнее время в некоторых регионах в ходе таких рейдов охотники довольно массово проверяются на состояние алкогольного опьянения при ношении оружия, что является нарушением оружейного, а не охотничьего законодательства.

Пару слов можно сказать и об относительно недавно внедрённом институте производственного охотничьего контроля. Производственные охотничьи инспектора – это штатные работники охотпользователя, успешно сдавшие в органе власти специальный экзамен и получившие удостоверения и значки, а вместе с ними – некоторые права, которые пусть и не дотягивают до прав государственных инспекторов, но всё-таки существенно повышают их по сравнению с фактически бесправными в этой части «простыми егерями».

Надзор в отношении охотпользователей (то есть юридических лиц и индивидуальных предпринимателей) осуществляется в виде плановых и внеплановых проверок, а также, иногда, через другие формы (например, административные расследования). Тут правоприменительная практика ещё более разнообразна, чем в случае с гражданами.

«Околоохотничья кухня»: охотнадзор

Какой-то единый свод основных правил для охотпользователей в отечественном законодательстве отсутствует (в отличие от, скажем, белорусских «Правил ведения охотничьего хозяйства и охоты»). Специальные нормы, предназначенные для исполнения охотпользователями, раскиданы по десятку нормативных актов. В административном Кодексе отсутствует также «специализированная» статья под такие нарушения (чаще всего привлекают охотпользователей по «общей» ч. 3 ст. 8.37 КоАП РФ, однако по указанному вопросу существует неоднозначная судебная практика).

Как правило, привлекают к ответственности их за нарушение порядка выдачи разрешений, какую-нибудь деятельность без разрешения, если оно обязательно, нарушение условий охотхозяйственного соглашения и т. д. Перечень возможных мер стандартен: штрафы, предписания. В отдельных случаях может следовать судебный иск с целью расторжения охотхозяйственного соглашения (или аннулирования долгосрочной лицензии там, где они ещё остались), то есть лишения охотпользователя угодий.

Помимо охотничьего надзора этими же органами осуществляется надзор в области охраны и использования «неохотничьих» объектов животного мира, но по сложившейся практике он является «младшим братом» охотничьего надзора. Надо сказать, что, кроме надзорных, исполняются специально уполномоченными органами и другие функции в сфере охоты («регулирующие», «лицензионно-разрешительные» и т. д.), но о них – как-нибудь в другой раз.

Русский охотничий журнал, июль 2020

325